Если вам нужен бесплатный совет или консультация
опытного юриста, задайте свой вопрос прямо сейчас
Задать вопрос
Главная / Уголовное право / Как новая редакция ст. 267 УК РФ повлияет на квалификацию правонарушений

Статья посвящена анализу Федерального закона от 30 декабря 2020 года № 526-ФЗ «О внесении изменения в статью 267 Уголовного кодекса Российской Федерации» и правовым последствиям внесенных дополнений. Отмечается неоднозначность толкования формы вины в основном составе приведения в негодность транспортных средств или путей сообщения. Доказывается смешанная форма вины в ч. 1 ст. 267 УК РФ, и двойная форма вины в квалифицированных составах – ч. 2 – ч. 6 ст. 267 УК РФ. По мнению автора, новая конструкция основного состава анализируемого преступления явится причиной неоднозначной правовой оценки ситуаций при разрушении, повреждении или приведении иным способом в негодное для эксплуатации состояние транспортного средства, путей сообщения, средств сигнализации или связи либо другого транспортного оборудования, блокировании транспортных коммуникаций, объектов транспортной инфраструктуры, воспрепятствовании движению транспортных средств и пешеходов на путях сообщения, улично-дорожной сети, а также не будет способствовать единообразному применению на практике уголовно-правовых и административно-правовых норм о транспортных правонарушениях.

проблемы применения статьи 267 ук рф

Автор: Попова Ю.П.

Дополнения в ст. 267 УК РФ, включенные Федеральным законом от 30 декабря 2020 г. № 526-ФЗ «О внесении изменения в статью 267 Уголовного кодекса Российской Федерации», прежде всего, коснулись конкретизации формы вины. Если до изменений данное преступление могло быть только неосторожным, на основании аутентического толкования ч. 2 ст. 24 УК РФ как прямого законодательного разъяснения, то в настоящий момент однозначно решить вопрос о форме вины не представляется возможным.

Во-первых, появление в диспозиции нормы умысла не связано со всеми перечисленными в ней деяниями, а только относится к блокированию транспортных коммуникаций, объектов транспортной инфраструктуры либо воспрепятствованию движению транспортных средств и пешеходов на путях сообщения, улично-дорожной сети. Поэтому разрушение, повреждение или приведение иным способом в негодное для эксплуатации состояние транспортного средства, путей сообщения, средств сигнализации или связи либо другого транспортного оборудования может быть, как умышленным, так и неосторожным.

Во-вторых, изменение конструкции состава преступления, закрепленного в ч. 1 ст. 267 УК РФ, обратило его в так называемый «состав поставления в опасность». Наступление последствий структура основного состава сейчас не предусматривает, ибо совершаемое деяние только должно создавать угрозу жизни или здоровью, либо безопасности граждан, либо угрозу уничтожения или повреждения имущества человека или организации.

Крайне неудачная конструкция ч. 1 ст. 267 УК РФ препятствует в единообразном осмыслении момента окончания анализируемого состава преступления. Поскольку с одной стороны, указывает на материальность состава путем использования таких терминов как разрушение, повреждение. А с другой стороны, включение угрозы наступления отмеченных в норме последствий превращает его в «состав поставления в опасность». Поэтому не совсем понятно: в какой момент следует считать оконченным преступление – когда наступили последствия в виде уничтожения или повреждения имущества, или уже с момента угрозы разрушения.

В связи с трансформацией конструкции состава уголовно-наказуемого деликта появилась конкуренция с некоторыми административными проступками. В частности, не представляется возможным, по нашему мнению, провести разграничения между правонарушениями, закрепленными в ст. 13. 5 КоАП РФ и в ст. 267 УК РФ. Так, административная норма в части 1 предусматривает ответственность за нарушение правил охраны линий или сооружений связи, если это нарушение не вызвало прекращение связи. Однако данные нарушения не только могут вызвать угрозу повреждения имущества, например, организаций, но и фактически повредить это имущество. И предполагаемое, и реальное повреждение может уже образовывать состав преступления (ст. 267 УК РФ). Уголовно-правовая норма в новой редакции ч. 1 ст. 267 УК РФ предусматривает ответственность за повреждение средств связи, что уже само по себе предполагает нарушение правил охраны связи (ст. 13. 5 КоАП РФ).

Кроме того, невозможно провести четкого разграничения между правонарушением, зафиксированным в ч. 2 ст. 13. 5 КоАП РФ, заключающимся в нарушении правил охраны линий или сооружений связи, если это нарушение вызвало прекращение связи, со ст. 267 УК РФ в части разрушения или приведения иным способом в негодное для эксплуатации состояние средств связи.

Согласно п. 28 ч. 1 ст. 2 Федерального закона «О связи»», средства связи - технические и программные средства, используемые для формирования, приема, обработки, хранения, передачи, доставки сообщений электросвязи или почтовых отправлений, а также иные технические и программные средства, используемые при оказании услуг связи или обеспечении функционирования сетей связи, включая технические системы и устройства с измерительными функциями. Линии связи, согласно п. 7 ч. 1 ст. 2 данного Федерального закона, - линии передачи, физические цепи и линейно-кабельные сооружения связи. Сооружения связи, согласно п. 27 ч. 1 ст. 2 данного Федерального закона, - объекты инженерной инфраструктуры (в том числе линейно-кабельные сооружения связи), созданные или приспособленные для размещения средств связи, кабелей связи. Таким образом, линии и сооружения связи относятся как части к целому – средствам связи. То есть и предмет правонарушений, и деяния по смыслу совпадают.

Читайте также:  О знании законов уголовных...

Схожая проблема возникает при разграничении преступления, описанного в ст. 267 УК РФ, с проступком, закрепленным в ч. 1 ст. 11. 1 КоАП РФ «Действия, угрожающие безопасности движения на железнодорожном транспорте и метрополитене». Повреждение железнодорожного пути, сооружений и устройств сигнализации или связи либо другого транспортного оборудования, сбрасывание на железнодорожные пути или оставление на них предметов, которые могут вызвать нарушение движения поездов, также создает угрозу безопасности для людей и их имущества, а также имущества организаций. Поэтому может оцениваться одновременно и как уголовно-наказуемое деяние по ст. 267 УК РФ. Подобная ситуация и со ст. 12. 33 КоАП РФ «Повреждение дорог, железнодорожных переездов или других дорожных сооружений».

Так, административное дело, которое было в 2016 году квалифицировано по ч. 2 ст. 13. 5 КоАП РФ, в настоящий момент может быть квалифицировано либо по ч. 1 ст. 267 УК РФ, либо по указанной норме КоАП РФ. Б. на тракторе-погрузчике вырыл яму для извлечения грунта. В процессе повредил линию связи ОАО «РЖД». Региональному центру связи повреждением кабеля связи был причинен материальный ущерб на определенную сумму, не являющуюся крупной (Постановление о назначении административного наказания по делу № 5-419/2016г. об административном правонарушении от 25 ноября 2016 г. // 231929268_RosPravosudie_document_export).

Однако не все административно-правовые нормы постигла такая участь. Федеральным законом от 30 декабря 2020 г. № 511-ФЗ «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» включены дополнения «если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния» в ст. 20. 18, в ч. 3 ст. 20. 2 и ст. 20. 2. 2 КоАП РФ. Таким образом, законодатель выразил четкую позицию по недопустимости одновременной квалификации по этим статьям и ст. 267 УК РФ. Полагаем, что и в другие смежные со ст. 267 УК РФ административные нормы (ст. 13. 5, 12. 33, 11. 1 КоАП РФ) должны быть внесены такие же дополнения для унифицированности практики правоприменения.

В связи с изменением конструкции состава вполне закономерным стало исключение неосторожной формы вины, ранее связанной с наступлением последствий. Отношение к возникновению физической или имущественной угрозы в результате совершения описанных в норме деяний может носить как умышленный, так и неосторожный характер.

Таким образом, закрепленное в ст. 267 УК РФ преступление из неосторожного деликта превратилось в уголовно-наказуемое деяние со смешанной формой вины. О смешанном характере данного преступления изъяснялась еще М. А. Степанова [3, стр. 506].

Описательное изменение диспозиции основного состава привело к тому, что в некоторых случаях преступления, закрепленные в ч. ч. 2 – 6 рассматриваемой статьи, стали преступлениями с двойной формой вины. Признание в целом таких преступлений как умышленных, на основании ст. 27 УК РФ, влечет для них определенные кардинальные изменения в правовых последствиях. Это и модификация категоризации (ст. 15 УК РФ), а также возможность рассмотрения рецидива (ст. 18 УК РФ), выделение стадий совершения преступления (ст. 30 УК РФ) и появление соучастия (глава 7 УК РФ).

Изменение формы вины в основном составе преступления, по нашему мнению, вызовет трудности при квалификации данного преступления в виду появившейся конкуренции со ст. 281 УК РФ «диверсия», ст. 205 УК РФ «терроризм». Существенным отличием между ними является конструктивная цель (ст. 205 и ст. 281 УК РФ) либо ее отсутствие (ст. 267 УК РФ). При квалификации по ст. 205 УК РФ необходимо доказать альтернативное целеполагание преступника, выразившееся в дестабилизации государственных органов России или международного сообщества. При квалификации по ст. 281 УК РФ необходимо доказать цель подрыва экономической безопасности и обороноспособности РФ.

Читайте также:  Пояснительная записка к проекту и проект Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации "О некоторых вопросах, связанных с учетом волеизъявления потерпевшего при применении уголовного и уголовно-процессуального законодательства"

В отношении Р. было возбуждено дело № 201/713076-11 по факту взрыва на перегоне Манас-Ачи СКЖД по ч. 1 ст. 267 УК РФ (Апелляционное определение № 22а-1444 от 30 августа 2016 г. // 533199976_RosPravosudie_document_export). Е. А. Миллерова считает, что взрыв свидетельствует о способе преступления и должен расцениваться как конструктивный признак терроризма [2, стр. 172]. Мы же полагаем, что взрыв как общеопасный способ должен расцениваться следствием и судом как способ террористического акта или диверсии с обязательным установлением разграничительной цели этих преступлений. Поэтому не исключается и ответственность по ст. 267 УК РФ, если не была доказана цель подрыва экономической безопасности и обороноспособности РФ или дестабилизация деятельности органов власти или воздействия на принятие ими решения. Если в ходе следствия не была установлена характерная для терроризма или диверсии цель, то взрыв, повлекший приведение в негодность железнодорожного полотна следует оценивать по ст. 267 УК РФ.

Разграничение между преступлениями следует проводить и по объекту. Так, основным непосредственным объектом ст. 267 УК РФ являются общественные отношения, обеспечивающие безопасность движения и эксплуатации транспорта в том случае, когда действия виновных лиц ставят под угрозу безопасность нормального функционирования работы железнодорожного подвижного состава, воздушного, автомобильного или водного транспорта или работу метрополитена.

Дополнительным непосредственным объектом ст. 267 УК РФ являются общественные отношения, обеспечивающие безопасность жизни или здоровья человека, собственности физических или юридических лиц, а также общественную или государственную безопасность. Поэтому неосторожное наступление указанных в квалифицированных составах рассматриваемого преступления последствий полностью охватывается данной статьей и дополнительной квалификации по ст. ст. 109, 118 и 168 УК РФ не требуется.

Такого же мнения придерживаются П. В. Агапов и О. А. Мотин, обосновывая свою позицию включением указанных последствий в рассматриваемые деяния [1, стр. 105].

По такому пути идет и судебная практика.

Так, Б., являясь сотрудником службы спецтранспорта, находясь на летном поле аэропорта при подъезде задним ходом к грузовой двери грузового отсека воздушного судна для загрузки багажа пассажиров в воздушное судно, не справился с управлением транспортного средства, совершил наезд и столкновение. В результате чего повредил обшивку воздушного судна с повреждением внутреннего силового набора фюзеляжа, приведя указанное воздушное судно, являющееся транспортным средством, в негодное для эксплуатации состояние, чем причинил авиакомпании крупный материальный ущерб. Действовал он неосторожно, не предвидя возможности наступления общественно - опасных последствий своих действий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог предвидеть причиненные им последствия. (Дело № 1-1050/2016 от 25 октября 2016 г. // 537017434_RosPravosudie_document_export).

Умышленное наступление последствий, указанных в ст. 267 УК РФ, в результате совершения описанных деяний будет образовывать идеальную совокупность. Итоговая квалификация должна будет выглядеть следующим образом: приведение в негодное для эксплуатации состояние транспортного средства или путей сообщения (ст. 267 УК РФ) и умышленные преступления против личности или собственности (ст. ст. 105, 111, 112, 115, 167 УК РФ).

В судебной практике встречаются ситуации, когда предметы преступления, указанные в ст. 267 УК РФ, выводятся из строя посредством хищения. В этом случае также усматривается идеальная совокупность преступлений. Подсудимые П. и Н. обвинялись в совершении преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 2 ст. 158 и ч. 1 ст. 267 УК РФ (в редакции этих статей на 7 августа 2015 г. ).

Так, они неоднократно (в течение 3 дней) путем подыскивания слабо закрепленных бесподкладочных рельсовых скреплений ЖБР-65 и их извлечения из места установки совершили тайное хищение 69 металлических элементов, принадлежащих филиалу ОАО «Российские железные дороги».

Читайте также:  Проблема отвода суда по УПК РФ

Кроме того, подсудимые П. и Н. с целью хищения 29 промежуточных элементов бесподкладочных рельсовых скреплений ЖБР-65 путем извлечения их из места установки совершили повреждение путей сообщения на протяжении 14, 5 метров подряд на участке железнодорожного пути. В результате чего произошел распор рельсовой колеи, что в последующем повлекло транспортное происшествие - сход 4 вагонов пассажирского поезда.

Следствием констатирована вина П. и Н. в виде преступного легкомыслия по отношению схода вагонов, заключающаяся в предвидении абстрактной возможности наступления в результате своих преступных хищений транспортного происшествия, и без достаточных к тому оснований самонадеянном расчете на его предотвращение. Своим преступным хищением П. и Н. причинили филиалу ОАО «РЖД» материальный ущерб на общую сумму 2101 руб. 05 коп. Общий размер причиненного в результате схода железнодорожного подвижного состава и его последствий ущерба составил 4 664 907 руб. 04 коп. В соответствии с примечанием к ст. 267 УК РФ он является крупным (Дело № 1-190/2016 г. от 15 декабря 2016 г. // 536850825_RosPravosudie_document_export).

Вандализм, если повлек указанные в ст. 267 УК РФ последствия, по мнению Н. А. Черемновой и А. В. Козуна, должен быть переквалифицирован как приведение в негодность транспортных средств или путей сообщения [4, стр. 25].

Кроме того, изменения в ст. 267 УК РФ можно назвать реформаторскими, ибо прежде не предусматривалась уголовная ответственность за неосторожное причинение легкого вреда здоровью. А неосторожное причинение средней тяжести вреда здоровью продолжительное время оценивалось как административное правонарушение. Криминализация данных последствий может послужить последующей цепочкой возвращения неосторожного причинения средней тяжести вреда здоровью как последствия других преступлений, в том числе и транспортных (например, в ст. 264 УК РФ).

Помимо этого, прогнозируемо увеличение показателей преступности. Ибо современные реалии криминальной статистики по данной статье ничтожны. Так, согласно опубликованной судебной статистике за 2019 г. лишь по 1 уголовному делу было осуждение с назначением условного осуждения по ч. 1 и по ч. 2 ст. 267 УК РФ и не одного по ч. 3 этой статьи. В отношении нарушения правил охраны линий или сооружений связи (ст. 13. 5 КоАП РФ) в этом же году было рассмотрено 83 дела с назначением наказания 62 человекам. 4 человека было оправдано (Судебная статистика РФ. Уголовное судопроизводство. Данные по назначенным наказаниям по статьям УК // stat. апи-пресс. рф).

В качестве резюме можно констатировать, что в результате изменений в ст. 267 УК РФ Федеральным законом от 30 декабря 2020 года форма вины в основном составе приведения в негодность транспортных средств или путей сообщения стала смешанная, а в квалифицированных составах в некоторых случаях – двойная.

Новая конструкция основного состава анализируемого преступления, трансформировавшись в состав поставления в опасность, явится причиной неоднозначной правовой оценки и появления неразрешимых трудностей в вопросах квалификации преступления и разграничения его со смежными преступлениями и административными проступками. Для предотвращения ошибок на практике законодателю необходимо срочно вносить соответствующие дополнения в Кодекс РФ об административных правонарушениях.

Литература

  1. Агапов П. В., Мотин О. А. Квалификация и публично-правовые основания разграничения приведения в негодность транспортных средств или путей сообщения от иных составов преступлений и правонарушений // Транспортное право и безопасность. - 2018. - № 2. - С. 105 - 115.
  2. Миллерова Е. А. О проблемах квалификации приведения в негодность путей сообщения (ст. 267 УК РФ) // В сборнике: Экономико–правовые аспекты развития суверенитета РФ на современном этапе // Материалы международной научно-практической конференции. - Ростов-на-Дону, 2016.
  3. Степанова М. А. Технико-юридическая конструкция нормы об ответственности за приведение в негодность транспортных средств или путей сообщения // Юридическая техника. - 2012. - № 6. - С. 503 - 506.
  4. Черемнова Н. А., Козун А. В. Отграничение вандализма от смежных составов преступления // Законодательство и практика. - 2011. - № 2. - С. 24 - 26.

Опубликовано: Транспортное право и безопасность. 2021. № 1(37).


Если информация, размещенная на сайте, оказалась вам полезна, не пропускайте новые публикации - подпишитесь на наши страницы:

А если информация, размещенная на нашем сайте оказалась вам полезна, пожалуйста, поделитесь ею в социальных сетях.