Главная / Уголовный процесс / О правовых позициях высших судебных инстанций Российской Федерации относительно оценки и использования заключений и показаний специалистов в уголовном судопроизводстве

В большинстве случаев следователи, государственные обвинители, а затем и судьи, скептически относятся к заключениям и показаниям специалистов. А инициаторами их использования, как правило, становится сторона защиты. В основном, адвокатам-защитникам приходится прибегать к помощи специалистов, когда возникают трудности при оценке заключения экспертиз (методов исследования, их достоверности). Довольно часто выводы специалиста по поставленным перед ним вопросам ставят под сомнение вину подозреваемого или обвиняемого.

специалист

Авторы: Сидоров А.С., Коновалов А.И.

В 2003 году в уголовном судопроизводстве появились такие виды доказательств, как заключение и показание специалиста.[1]

С самого начала учеными и практическими работниками правоохранительных органов это нововведение было принято неоднозначно. Одни считали, что указанные доказательства не имеют права на существование. Другие, наоборот, полагали, что «можно обратиться к специалисту и получить полноценное доказательство».[2]

Не вдаваясь в дискуссию о различных аспектах, касающихся заключения и показаний специалиста, отметим лишь, что мы придерживаемся точки зрения тех авторов, по мнению которых «консультация специалиста» является самостоятельной уголовно-процессуальной формой, и надеются, что в «ближайшее время имеющиеся законодательные пробелы будут заполнены»[3].

С учетом этой позиции в данной статье мы еще раз вернемся к рассмотренному нами ранее вопросу о проблемах оценки и использования заключений и показаний специалиста в уголовном процессе.[4]

Прежде всего, следует отметить, что после появления норм, закрепляющих заключение и показания специалистов в системе доказательств, те, кто приветствовали данное решение законодателя, считали, что «новый вид доказательств расширяет возможности органов дознания, дознавателя, следователя и прокурора в доказывании по уголовному делу»[5].

Прошло почти десять лет с момента появления в Уголовном кодексе Российской Федерации норм, закрепляющих возможность использования рассматриваемых доказательств в уголовном судопроизводстве, поэтому можно сделать некоторые выводы, о том подтвердились ли эти оптимистические прогнозы.

Наш практический опыт участия на предварительном следствии и в судах при расследовании и рассмотрении уголовных дел за это время свидетельствует о том, что данный вывод оказался несостоятельным.

Дело в том, что на самом деле в большинстве случаев следователи, государственные обвинители, а затем и судьи, скептически относятся к заключениям и показаниям специалистов. А инициаторами их использования, как правило, становится сторона защиты (по данным, приведенным Платоновым Ю.А. - в 89, 5% случаев[6]). В основном, адвокатам-защитникам приходится прибегать к помощи специалистов, когда возникают трудности при оценке заключения экспертиз (методов исследования, их достоверности).

Довольно часто выводы специалиста по поставленным перед ним вопросам ставят под сомнение вину подозреваемого или обвиняемого.

В.М. Быков и Т.Ю. Ситникова приводят пример, когда суд Ленинского района г. Саратова по делу по обвинению гражданина Г. в мошенничестве и злоупотреблении должностными полномочиями пригласил доктора медицинских наук, профессора А., которому была представлена возможность ознакомиться со всеми проведенными по делу судебно-медицинскими экспертизами и высказать свое мнение об их научной обоснованности. Мнение допрошенного в суде специалиста сыграло определяющую роль в том, что суд вынес по делу оправдательный приговор.[7]

Одному из авторов данной статьи иногда приходится давать заключения по вопросам, касающимся познаний в области судебной медицины, и отвечать на вопросы участников уголовного судопроизводства и судов в ходе дачи показаний при рассмотрении уголовных дел

Поэтому приведем еще один пример адекватной оценки судом заключения и показаний специалиста.

В 2012 году Заводоуковским районным судом Тюменской области рассматривалось уголовное дело в отношении гражданина Ш., возбужденное в связи с обнаружением в его жилище двух тротиловых шашек массой 200 и 400 грамм.

Одним из доказательств вины причастности обвиняемого к незаконному обороту взрывчатых веществ, по мнению стороны обвинения, явилось то обстоятельство, что на одной из шашек был найден пот, а на другой - кровь, содержащие антиген Н., который также содержит группа его крови.

Читайте также:  Проблемы применения правовых последствий уклонения от отбывания наказания

Адвокат обратился к специалисту с просьбой дать заключение по указанным доказательствам.

Отвечая на поставленные перед ним вопросы, специалист, в частности, пришел к следующим выводам:

1. В Заключении эксперта (экспертиза вещественных доказательств) № 359 от 01-28.04.2011 г. указано, что на экспертизу предоставлены четыре объекта: 200-граммовая и 400-грамовая тротиловые шашки, зажигательная трубка, состоящая из капсюля-детонатора КД № 8М и огнепроводного шнура ОША. При визуальном исследовании следов, похожих на кровь, обнаружено не было. Со всех предполагаемых объектов-носителей были взяты смывы на нити лабораторной марли и исследованы стандартным методом (тонкослойной хроматографии).

На тротиловой шашке массой 200 гр. найден пот человека, при определении групповой принадлежности которого выявлен антиген Н. Следовательно, не исключена принадлежность этого пота человеку с группой крови 0 альфа бета. Кровь не найдена.

На тротиловой шашке массой 400 гр. найдена кровь человека, при определении групповой принадлежности которой выявлен антиген Н. Примеси пота не обнаружено. Следовательно, не исключена принадлежность этой крови человеку с группой крови 0 альфа бета.

Группу крови 0 альфа бета (I) имеет около 34% или 1/3 населения Земли[8], т.е. более 2 млрд. человек.

На капсюле-детонаторе и огнепроводном шнуре кровь и пот человека найдены не были.

О наличии других следов биологического происхождения эксперт не указывает.

Только по наличию антигена Н, присущего группе крови 0 альфа бета (I) нельзя:

  • установить одному или разным людям принадлежат обнаруженные пот и кровь;
  • определить их половую принадлежность;
  • идентифицировать конкретного человека (людей), оставившего (оставивших) следы пота и крови на тротиловых шашках.

Результаты определения групповых факторов ферментных систем не всегда благоприятны, так как зависят от давности образования следа, воздействия на кровь факторов внешней среды и величины следа.

По следам пота, в связи с отсутствием в нём клеток с ДНК, невозможно проведение судебной молекулярно-генетической (геномной) экспертизы.

По следам крови возможно проведение судебной молекулярно-генетической экспертизы, но согласно Заключению эксперта № 5230 от 30.08.-06.09.2011 г. на тротиловых шашках кровь не была обнаружена. Это могло иметь место как при использовании имевшегося незначительного количества крови при проведении первичной экспертизы № 359, так и при изначальном её отсутствии.

2. При проведении экспертизы (Заключение эксперта № 600 от 08-20.06.2011 г.) были представлены образцы крови Ш. и Заключение эксперта № 359 от 01-28.04.2011 г. У Ш.. установлена группа крови 0 альфа бета. Это не исключает, но и не подтверждает принадлежность крови и пота, обнаруженных на тротиловых шашках Ш.

Надлежащая оценка судом заключения специалиста, а также его показаний, наряду с другими сомнениями в виновности Ш., не устраненными в ходе судебного разбирательства, привело к оправдательному приговору [9].

Однако эти случаи ни в коей мере не свидетельствует о том, что подобная оценка судами заключения и показаний специалиста является распространенным явлением.

Так, судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев надзорную жалобу на приговор Бутырского районного суда г. Москвы в отношении гражданина Б. установила, что суд первой инстанции не проверил компетентность судебно-медицинского эксперта, который согласно ст. 57 УПК РФ должен обладать специальными знаниями в области судебной медицины. Между тем, допрошенный в судебном заседании судебно-медицинский эксперт пояснил, что он работает санитаром-лаборантом в Лефортовском морге.

Адвокат, оказывающий юридическую помощь подсудимому вправе привлекать специалиста для участия в процессуальных действиях, также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию. В связи с этим адвокатом в суде было заявлены ходатайства, в том числе о допросе специалистов области трасологии и судебной медицины, которые по инициативе стороны защиты явились в судебное заседание и, по мнению защиты, могли быть опровергнуты выводы судебно-медицинской эксперта по данному делу.

Читайте также:  Проблемы единоличного и коллегиального рассмотрения уголовных дел в суде первой инстанции

В нарушение требований ст. 15 и ч. 4 ст. 271 УПК РФ суд отказал адвокату в удовлетворении ходатайства, лишив обвиняемого возможности защищаться.[10]

Вместе с тем, в одном из своих Постановлений Пленум Верховного Суда Российской Федерации обратил внимание судов на следующие моменты:

1. Заключение и показания специалиста даются на основе использования специальных знаний и, так же как заключение и показания эксперта в суде, являются доказательствами по делу (часть 2 статьи 74 УПК РФ). При этом следует иметь в виду, что специалист не проводит исследование вещественных доказательств и не формулирует выводы, а лишь высказывает суждение по вопросам, поставленным перед ним сторонами. Поэтому в случае необходимости проведения исследования должна быть произведена судебная экспертиза. Заключение и показания специалиста подлежат проверке и оценке по общим правилам (его компетентность и незаинтересованность в исходе дела, обоснованность суждения и др.) и могут быть приняты судом или отвергнуты, как и любое другое доказательство.

2. Специалист, участвовавший в производстве какого-либо следственного действия, при необходимости может быть допрошен в судебном заседании об обстоятельствах его производства в качестве свидетеля. Показания специалиста, приглашенного сторонами, даются им по правилам, предусмотренным для допроса лица в качестве свидетеля.

3. В силу положений части 4 статьи 271 УПК РФ суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве специалиста, явившегося в судебное заседание по инициативе любой стороны. При рассмотрении такого ходатайства суду следует проверять, обладает ли данное лицо специальными знаниями в вопросах, являющихся предметом судебного разбирательства.

Суд вправе в соответствии с частью 1 статьи 69, пунктом 3 части 2 статьи 70, частью 2 статьи 71 УПК РФ принять решение об отводе специалиста в случае непредставления документов, свидетельствующих о наличии специальных знаний у лица, о допросе которого в качестве специалиста было заявлено ходатайство, признания этих документов недостаточными либо ввиду некомпетентности, обнаружившейся в ходе его допроса.[11]

Равноценность заключений и показаний специалиста в системе доказательств по уголовным делам подтверждают и позиции Конституционного Суда Российской Федерации.

По мнению судей Конституционного Суда Российской Федерации, согласно Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации обвиняемый и его защитник наделены правом привлечь к участию в деле выбранного ими специалиста: до окончания предварительного расследования это право предоставлено защитнику (пункт 3 части первой статьи 53), а по окончании ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела - и обвиняемому (часть четвертая статьи 217), при этом следователь обязан включить указанного стороной защиты специалиста в прилагаемый к обвинительному заключению список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание (часть четвертая статьи 220). В силу же части третьей статьи 80, частей второй и третьей статьи 86 УПК Российской Федерации сторона защиты вправе получить от специалиста заключение и представить его органам расследования и суду для приобщения в качестве доказательства к материалам уголовного дела.

По смыслу статей 58 и 168 УПК Российской Федерации, определяющих порядок вызова специалиста для участия в процессуальных действиях, в системной связи с положениями части второй статьи 159 и части седьмой статьи 234 того же Кодекса, регламентирующими основания удовлетворения ходатайств сторон о собирании дополнительных доказательств, обвиняемому и его защитнику может быть отказано в удовлетворении ходатайства о допросе специалиста или в приобщении к материалам уголовного дела его заключения, лишь если обстоятельства, которые он может установить, не имеют значения для дела. В соответствии с частью четвертой статьи 271 УПК Российской Федерации суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве специалиста, явившегося в суд по инициативе сторон[12].

Читайте также:  Процессуальные издержки в уголовном процессе

Таким образом, и Верховный Суд Российской Федерации и Конституционный Суд Российской Федерации подтвердили, что отказ суда в надлежащей оценке заключений и показаний специалистов, имеющих значение для дела, и их использовании в уголовном судопроизводстве, являются существенными нарушениями уголовно-процессуального законодательства.

Литература и примечания

  1. Федеральный закон от 4.07.2003 № 92-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» / Собрание законодательства РФ, 07.07.2003, № 27 (ч. 1), ст. 2706
  2. См.: Криминалистика: учебник / под общей ред. А.Г. Филиппов. – 4.е изд. перераб. и доп. – М.: Высшее образование, 2009. С. 483-484
  3. Россинский С. Б. Уголовный процесс России: Курс лекций / С.Б. Россинский. – М.: Эксмо, 2007. С. 306-307.
  4. См.: Коновалов А.И., Сидоров А.С. О некоторых проблемах оценки и использования заключений и показаний специалиста в уголовном процессе // Вестник криминалистики / Отв. ред. А.Г. Филиппов. Вып.3 (35). М.: Издательство «Спарк», 2010
  5. См., например: Быков В.М. Ситникова Т.Ю. Заключение специалиста и особенности его оценки // Вестник криминалистики / Отв. Ред. А.Г. Филиппов. Вып. 1(9). – М.: Спарк, 2004. С. 20
  6. См.: Платонов Ю.А. Об использовании заключения специалиста в уголовном судопроизводстве // Вестник криминалистики. Вып. 2 (30). М: Спарк, 2009. С. 86-90
  7. См.: Быков В.М. Ситникова Т.Ю. Заключение специалиста и особенности его оценки // Вестник криминалистики / Отв. Ред. А.Г. Филиппов. Вып. 1(9). – М.: Спарк, 2004. С. 22.
  8. Атлас переливания крови / Под общ. ред. А.Н. Филатова, В.В., В.В. Кухарчик – Л.: НИИ переливания крови, 1946. – С. 58. * Туманов А.К. Судебно-медицинское исследование вещественных доказательств. – М.: Юридич. лит-ра. – 1961. – С. 196 (Цит. по М.А. Бронниковой, 1959).
  9. Архив Заводоуковского межрайонного отдела Следственного управления Следственного комитета РФ по Тюменской области, уголовное дело № 9800017/08
  10. Обзор надзорной практики судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за 2007 год / Бюллетень Верховного Суда РФ, 2008, № 10; Определение Верховного Суда Российской Федерации от 29 августа 2007 года по делу № 5-Д07-105 (Судебные акты по делу о нарушении Правил дорожного движения, повлекшем по неосторожности смерть человека, отменены, уголовное дело направлено на новое рассмотрение) / Документ опубликован не был [Электронный ресурс] / СПС Консультант Плюс - URL http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=ARB;n=239282.
  11. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.12. 2010 г. № 28 г. Москва "О судебной экспертизе по уголовным делам" / Российская газета,№ 296, 30.12.2010
  12. См., например: Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 19.06.2012 N 1100-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Гайдукова Юрия Николаевича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 168 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации от 19 июня 2012 г.№ 1100-О / Документ опубликован не был [Электронный ресурс] / СПС Консультант Плюс – URL http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=ARB;n=283943; Определение Конституционного Суда РФ от 20.10.2011 N 1453-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Корчагина Дмитрия Анатольевича на нарушение его конституционных прав статьей 58, частью четвертой статьи 80 и частью первой статьи 282 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации / Документ опубликован не был [Электронный ресурс] / СПС Консультант Плюс - URL http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=ARB;n=234816 и др.

Опубликовано: Преступность в Западной Сибири: актуальные проблемы профилактики и расследования преступлений. Сборник статей по итогам всероссийской научно-практической конференции (28 февраля -1 марта 2013 года). Тюмень: ТюмГУ, 2013


Внимание! Информация, размещенная на страницах данного сайта, касается типовых способов решения тех или иных юридических вопросов. Жизненная ситуация, в которой оказались вы, носит уникальный характер. Поэтому, чтобы узнать, как решить ВАШУ проблему, свяжитесь со мной любым из способов, указанных ниже.

адвокат
СИДОРОВ
Анатолий Станиславович
адвокат
Консультации, защита и представительство
по уголовным и гражданским делам
тел: +7(904)8768419, +7(918)2414010
напишите мне