Если вам нужен бесплатный совет или консультация
опытного юриста, задайте свой вопрос прямо сейчас
Задать вопрос
Главная / Уголовный процесс / Доказывание в уголовном судопроизводстве: вчера, сегодня, завтра

Проблемы доказывания в уголовном судопроизводстве активно обсуждаются с незапамятных времен на разных уровнях, и наиболее острые споры, в том числе, вызывала и вызывает проблема, связанная с характеристикой результата доказывания. Понимая под доказыванием в уголовном судопроизводстве процесс познания, базирующийся на гносеологических закономерностях, автор отстаивает позицию, согласно которой достижение истины является гарантией справедливости. Состязательность в уголовном судопроизводстве – лишь инструмент, направленный на достижение истины.

доказывание у головном процессе

Автор: Володина Л. М.

Доказывание в уголовном судопроизводстве – остов уголовно-процессуальной деятельности: получение информации об обстоятельствах совершенного преступления в рамках производства по уголовному делу есть ничто иное, как приобретение знания о реальных событиях прошлого, интересующих субъектов доказывания с целью установления того, что произошло на самом деле. С позиций гносеологии доказывание в уголовном судопроизводстве подчинено общим закономерностям процесса познания, но, с другой стороны, как разновидность познания имеет, как известно, свои особенности, налагаемые на него задачами уголовного судопроизводства.

В. К. Случевский писал: «В условиях судебной борьбы, интересов личности, затрагиваемых уголовным процессом», «эти интересы сосредоточиваются главным образом в лице интересов подсудимого, привлекаемого к уголовному суду, и в лице потерпевшего, пострадавшего от преступного посягательства. И те, и другие должны быть в достаточной мере гарантированы в том, что будут на уголовном суде ограждены правовыми средствами охраны и обеспечены относительно участия в деятельности уголовного суда по обнаружению материальной истины» [6, с. 54]. Это означает ни что иное, как обеспеченность судебного процесса доказательственной базой, позволяющей эффективно осуществлять защиту прав и интересов участников процесса, заинтересованных в исходе дела.

Определение назначения уголовного судопроизводства, через корректировку формулировки закона, как направленности на защиту прав и законных интересов физических и юридических лиц, потерпевших от преступления, защиту интересов общества и государства; уголовное преследование лица, совершившего преступление; справедливое и беспристрастное правосудие; назначение справедливого наказания виновному, а также отказ от уголовного преследования невиновных и их реабилитацию [3, с. 63], более точно, на наш взгляд, отражает реальное положение вещей.

Доказывание в уголовном процессе должно быть направлено на установление истины как гарантии обеспечения справедливости для всех, чьи интересы государство обязано защищать. Но, прежде всего, выполняя обязанности по осуществлению правоохранительной функции, государство должно защищать права и законные интересы потерпевших, поскольку не выполнило своей обязанности по отношению к ним, не сумело предотвратить преступление и причинение им вреда. Одновременно требование защиты прав человека в уголовном судопроизводстве и справедливость принимаемого судебного решения надлежит понимать равнонаправленным на всех участников процесса, имеющих свой законный интерес в уголовном деле.

Процесс доказывания по уголовному делу предполагает собирание (получение) доказательственной информации в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, и, казалось бы, закон достаточно четко определяет эти требования. Тем не менее проблемы доказывания в уголовном судопроизводстве активно обсуждаются с незапамятных времен на разных уровнях, и наиболее острые споры, в том числе, вызывала и вызывает проблема, связанная с характеристикой результата доказывания. Симптоматично, что в России представители разных юридических отраслей знания рассматривают процесс доказывания с гносеологических позиций, предполагающих результатом «познавания» объективной реальности установление истины.

Читайте также:  Ходатайство о вызове и допросе свидетелей по уголовному делу

Так, П. Е. Спиридонов, обращаясь к анализу проблем доказывания в административном процессе, пишет: «Необходимо учитывать, что установление истины в процессе административно-процессуальной деятельности обусловливает гносеологический аспект административного процесса как вида практики» [6, с. 20-21]. «Принцип объективной истины, – утверждал С. С. Алексеев, – общий принцип юридического познания» [1, с. 530].

Непреложные юридические критерии знания, характеризуемого как истина: установление всех обстоятельств уголовного дела, определяемых как предмет доказывания, и доказанность всех элементов состава преступления, как результат практического поиска доказательственной информации. А это есть ничто иное как достоверное знание, полученное с соблюдением требований закона, знание, истинность которого не вызывает сомнений. Задачу отличить знание, которое может стать достоверным, от знания, способного быть лишь вероятным, ставил еще Аристотель: первое он называл знанием, второе – лишь мнением. Мнение, по Аристотелю, может быть истинным или ложным, но не может быть достоверным. Оно может быть лишь «заслуживающим доверия» [цит. по 4].

Еще до вступления в действие УПК РФ критика модели состязательности, предполагавшей ограничение суда в доказывании, приняла широкомасштабный характер. Безграничное поклонение принципу сторонников состязательности, утверждавших необходимость принципа состязательности даже в досудебном производстве, вылившееся в обоснование наличия состязательности даже в стадии возбуждения уголовного дела, находило достойный отпор со стороны известнейших ученых страны, анализировавших проблему с позиций гносеологических закономерностей.

Англосаксонская модель состязательности, возникшая в недрах Великобритании из частно-обвинительного процесса, в котором роль обвинителя лежала на потерпевшем. Внедренная в российский уголовный процесс, отторгнувшая требование полноты, всесторонности, объективности исследования обстоятельств дела и достижение истины в ходе производства по уголовному делу, состязательность англо-саксонского типа не соответствует особенностям континентальной правовой системы.

Для построения российского уголовного процесса всегда была важна нацеленность на установление истины, основным его началом является публичность, а не обеспечение формального равенства сторон. И появившийся не столь давно в переводе труд известного американского ученого Уильяма Пицци, считающего основной причиной проблем американской судебной системы ее «акцент на победу и ее неспособность оставить приоритет за истиной» [5, с. 243], стал весомым подкреплением позиции тех, кто так и не принял англо-саксонский вариант состязательности.

Не сказать, что критический анализ сущности доказывания в условиях американского состязательного процесса, представленный в труде профессора Уильяма Пицци, стал сенсацией. Критический подход по отдельным проблемам доказывания в условиях состязательности в кругах юристов США существовал и ранее. К примеру, Уильям Бернам в своем известном труде «Правовая система США» отмечал, что «в отношении тех постулатов, которые лежат в основе состязательной системы судопроизводства» в США идут постоянные дискуссии, что в рамках дискуссий «одним из объектов критики является практика адвокатов готовить «своего» свидетеля к даче показаний в суде» по проблемам состязательности» [2, с. 217].

Читайте также:  О качестве законодательного решения примечания 1 к ст. 228 УК РФ

Другой достаточно серьезной проблемой, обсуждаемой в рамках общей дискуссии, на которую он обращает внимание, является вопрос о реальном положении прокурора в состязательном процессе, который по закону должен «стремиться к утверждению справедливости, а не просто к принятию обвинительного приговора». В связи с этим Уильям Бернам замечает, что реальность говорит о другом: «в последние годы в США были отдельные примеры чрезвычайно рьяного уголовного преследования, когда прокуроры свою роль в процессе обосновывали формулой «выиграть дело любой ценой». При этом автор критически комментирует «уклончивые» правила ААЮ (стандарты, относящиеся к уголовному правосудию), правило 3. 8 которых устанавливает роль прокурора в процессе [2, с. 219].

И все же обращает на себя внимание то обстоятельство, что именно Уильямом Пицци в рамках означенных дискуссий задан сакраментальный вопрос: «Почему наша система уголовного судопроизводства стала дорогой ошибкой? » Мы отчетливо понимаем при этом, насколько глубока проблема, имея в виду то состояние гордости американцев за свою систему юстиции, которое всегда признавалось ими неоспоримым. Приоткрывая завесу проблемы, автор означенного труда с горечью констатирует: «Наша система была бы гораздо лучше с судьями, которые действовали бы последовательно на протяжении всего уголовного процесса. Отправной точкой должна быть судебная система, которая в большей степени сосредоточена на истине и гораздо меньшее внимание уделяет процессуальным игрищам, победам и поражениям» [5, с. 171].

Проблемы доказывания в современном уголовном судопроизводстве России практически сопряжены с отказом от принципа полноты, всесторонности и объективности исследования обстоятельств уголовного дела как всеобщим требованием для всей системы уголовного судопроизводства.

Не самым лучшим образом воспринятая сторонниками абсолютизации состязательности правовая позиция Конституционного Суда РФ, выраженная им в Постановлении от 2 июля 2013 г. N 16-П «По делу о проверке конституционности положений части первой статьи 237 УПК РФ в связи с жалобой гражданина Республики Узбекистан Б. Т. Гадаева и запросом Курганского областного суда», о том, что «суд, выявив допущенные органами дознания или предварительного следствия процессуальные нарушения, вправе принимать предусмотренные уголовно-процессуальным законом меры по их устранению с целью восстановления нарушенных прав и создания условий для всестороннего и объективного рассмотрения дела по существу», некоторым образом восполняет пробел закона, но не устраняет его в полном объеме.

Читайте также:  Некоторые вопросы судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей

И все же, каким видится будущее доказывания?

Прогноз, например, профессора А. В. Смирнова направлен на «формирование динамического каталога стандартов и уровней доказанности применительно к отдельным криминалистическим ситуациям – задача, которая в отечественной науке и практике до сих пор не осознавалась», а в зарубежной юриспруденции находится также не до конца разработанном состоянии. В развитии таких новых стандартов профессор видит один из главных путей преобразования процесса доказывания в будущем. Он приводит примеры «зачаточных стандартов доказанности» англо-американского («убедительной на первый взгляд», «вне разумного сомнения») и германского типа процесса, «достаточного и серьезного» подозрения (германский тип) [7, с. 235-236].

Резюмируя, следует напомнить, что «стандарты», о которых идет речь, находятся там в «зачаточном состоянии» с незапамятных времен. Не свидетельство ли это, как раз того, что перспективы их развития ничтожны? Подтверждением тому являются и выводы Уильяма Пицци, считающего, что, «сильная судебная система должна уделять первоочередное внимание установлению истины и упорно стремиться к достижению этой цели. Наша судебная система, – пишет он, – этого не делает, и в результате наши судебные процессы не сфокусированы. Без ясной цели, в каком направлении следует работать, судьи прикипают к процедуре почти как самоцели своей деятельности… В этой ситуации адвокат, который видит состязательное преимущество в запутанном, длительном и горько спорном судебном процессе, легко создает такое судебное разбирательство» [5, с. 243]. Нужны ли здесь комментарии, судите сами.

Литература

  1. Алексеев С. С. Общая теория права. – М.: ТК «Велби»: Проспект. 2008.
  2. Бернам Уильям. Правовая система США. 3-й выпуск. – М.: «Новая юстиция». 2006.
  3. Володина Л. М. Назначение уголовного судопроизводства и проблемы его реализации. – М.: Изд. «Юрлитинформ».
  4. Левин Г. Д. Новая философская энциклопедия: В 4 тт. – М.: Мысль. 2001. http: //www. вокабула (дата обращения 03. 02. 2020).
  5. Пицци Уильям. Судопроизводство без истины. – М.: Издательство: Инфотропик Медиа. 2019.
  6. Случевский В. К. Учебник русского уголовного процесса. Введение. Часть 1: Судоустройство / Под ред. и с предисловием В. А. Томсинова. – М.: Зерцало. 2008.
  7. Смирнов А. В. Формальные средства доказывания в уголовном праве и процессе. – М.: Норма: ИНФРА-М. 2018.
  8. Спиридонов П. Е. Теоретические аспекты доказывания в административном процессе // Актуальные проблемы российского права. 2019. № 11 (108) ноябрь.

Опубликовано: Доказательства и доказывание в уголовном судопроизводстве: история, современность и перспективы развития: Сб. по материалам Международной научно-практической конференции, посвященной 95-летию со дня рождения Ц. М. Каз (Саратов, 3 апреля 2020 г). Саратов: Изд-во ФГБОУ ВО «Саратовская гос. юридическая академия». 2020.


Если информация, размещенная на сайте, оказалась вам полезна, не пропускайте новые публикации - подпишитесь на наши страницы:

А если информация, размещенная на нашем сайте оказалась вам полезна, пожалуйста, поделитесь ею в социальных сетях.