Главная / Уголовный процесс / Публичность и защита прав человека в уголовном судопроизводстве

Публичность в уголовном процессе есть ничто иное, как воля государства, осуществляемая его компетентными органами, направленная на преследование лица, совершившего преступление, с целью защиты общества от подобного рода посягательств. Публичность выступает как способ защиты государством общественных устоев. И совершенно очевидно, что защита общества включает в себя, прежде всего, защиту конкретной личности, ставшей жертвой преступления.

публичность

Автор: Володина Л.М.

Публичное начало уголовного судопроизводства нередко связывают с публичным интересом, при этом утверждается, что публичность не может обеспечить защиту прав человека в уголовном судопроизводстве.

Проблемы публичности уголовного судопроизводства активно обсуждаются в рамках научных статей, монографий, диссертационных исследований. Одни рассматривают публичность как принцип уголовного судопроизводства, другие отрицают существование такого принципа, противопоставляя его принципу состязательности, третьи определяют публичность как исходное начало уголовного процесса, обусловленное историческими особенностями развития государства.

Обращаясь к анализу обусловленности публичного начала российского уголовного процесса, А.С. Барабаш замечает: «Уголовный процесс России – продукт ее непростого исторического развития. Можно его по-разному оценивать, но нужно признать его объективную природу. Его авторитарные тенденции – отражение стремления государственной власти удержать свои составные части в единстве, сохранить язык, культуру, традиции от внешнего врага».[1]

Публичность в уголовном процессе есть ничто иное, как воля государства, осуществляемая его компетентными органами, направленная на преследование лица, совершившего преступление, с целью защиты общества от подобного рода посягательств. Публичность выступает как способ защиты государством общественных устоев. И совершенно очевидно, что защита общества включает в себя, прежде всего, защиту конкретной личности, ставшей жертвой преступления. Что собственно и подчеркнуто ныне ст. 6 УПК РФ.

Здесь нет никакого противоречия. Нельзя публичность рассматривать только как средство защиты публичного интереса. Реализация публичного начала в уголовном процессе означает исполнение государством своей обязанности по защите общества и прав отдельного человека, вовлеченного в сферу уголовного судопроизводства. Цель уголовного судопроизводства - защитить человека, общество и государство от последствий преступного деяния, восстановить справедливость, обеспечить возмещение причиненного преступлением вреда.

В уголовно-процессуальной литературе можно встретить суждение о том, что в основе принципа публичности лежит требование неотвратимости уголовной ответственности, что это жесткое начало определяло суть публичности уголовного процесса.[2]

Столь узкое понимание содержания принципа публичности удивляет. М.С. Строгович был убежден: «неправильно истолкование принципа публичности как совершение судом и органами следствия судебных и следственных действий по делу только в государственных интересах, а не в интересах отдельных граждан».[3] Публичность – это не только средство защиты публичного интереса.

Читайте также:  Дискуссионные вопросы реализации уголовной политики в уголовном судопроизводстве

Публичность означает для властных субъектов требование исполнения определенных обязанностей. В.П. Божьев, говоря о публичности, обращает внимание на обязанности органов и должностных лиц, призванных независимо от просьбы лиц, пострадавших от преступления, от иных граждан и организаций, от воли участников процесса действовать в интересах граждан и всего общества, объективно заинтересованных в обеспечении эффективной борьбы с преступностью.[4]

Публичное начало уголовного процесса предполагает право и обязанность государства возбудить производство по уголовному делу, начать его расследование, изобличить и привлечь лицо, совершившее преступление к уголовной ответственности, рассмотреть и разрешить уголовное дело, приняв справедливое решение. «Публичность – именно то начало, которое должно быть присуще уголовному процессу. В силу этого начала органы государственной власти должны установить картину прошлого в полном объеме, выявить и защитить законные интересы всех участвующих в уголовном процессе и на основе баланса интересов принять социально значимое решение».[5]

Диспозитивность, определяющая частное начало, действует в уголовном процессе постольку, поскольку это не входит в противоречие с императивным методом правового регулирования, определяющим смысл существования уголовного судопроизводства. Подтверждением значимости публичности являются положения, содержащиеся в нормах международного права, решения Европейского Суда по правам человека, обращенные к государству и требующие от государства принятия соответствующих мер защиты.

И.Я. Фойницкий, анализируя соотношение публичного и состязательного начал в уголовном процессе, утверждал, что «принятие состязательного порядка в уголовном процессе не колеблет публичного начала его».[6]

Уголовно-процессуальное право, являясь отраслью публичного права, регламентируя порядок производства по уголовному делу, устанавливает объем полномочий должностных лиц, осуществляющих производство по уголовному делу. Осуществление полномочий прокурора, призванного представлять интересы государства, вместе с тем направлено на обеспечение защиты прав человека. В Рекомендации № R (2000) 19 Комитета Министров Совета Европы «О роли прокуратуры в системе уголовного правосудия» от 6 октября 2000 г. отмечено, что прокуратуре принадлежит ключевая роль в национальных системах уголовного правосудия.

В Рекомендации № 1604 (2003) Постоянной комиссии Парламентской Ассамблеи Совета Европы «О роли прокуратуры в демократическом обществе, основанном на верховенстве закона» от 27 мая 2003 г. говорится: «органы прокуратуры занимают важное место в деле повсеместного обеспечения безопасности и свободы общества европейских стран путем охраны верховенства закона, защиты граждан от уголовных посягательств на их права и свободы, обеспечения соблюдения прав и свобод лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении уголовных преступлений, и путем осуществления надзора за надлежащим функционированием органов, отвечающих за расследование правонарушений и преследование правонарушителей».

Читайте также:  Предпосылки и перспективы внедрения электронной формы уголовного дела в деятельности судебных органов

Обращаясь к документам межгосударственных (межправительственных) организаций, приходится констатировать, что российское законодательство, пройдя через ряд реформ, так и не предприняло сколько-нибудь значимых шагов в направлении четкого определения миссии прокурора и места прокуратуры в системе публичных структур.

И.Я. Фойницкий утверждал: прокуратура должна быть построена как отдельное установление, стоящее между судом и правительством, имеющее во главе представителя прокурорской власти и располагающее как должными правами, обеспечивающими ей авторитетность мнения перед правительством, так и средствами, которые давали бы ей возможность раскрывать для убеждения суда истину в наиболее полном объеме.[7]

Прокурор, действуя как представитель государственной власти, во всех системах уголовного правосудия, - подчеркивается в Рекомендации № R (2000) 19 Комитета Министров Совета Европы, - решает вопрос о возбуждении или продолжении уголовного преследования, поддерживает обвинение в суде, может обжаловать или давать заключения по жалобам на решения суда. Государства должны обеспечивать эффективные гарантии выполнения прокурорами своих профессиональных обязанностей и функций при наличии соответствующих юридических и организационных условий.

В соответствии с ч. 6 ст. 246 УПК РФ прокурор вправе предъявлять или поддерживать предъявленный по уголовному делу гражданский иск, если этого требует охрана прав граждан, общественных или государственных интересов. В этом случае прокурор выступает как гарант законности, защищая права человека, т.е. выполняет правозащитную миссию.[8] Однако прокурор ныне не вправе возбудить уголовное дело. Смысл, суть деятельности прокурора во все времена заключалась в его властных полномочиях, направленных на немедленную реакцию государства на совершенное противоправное, общественно опасное деяние. В связи с последними изменениями его властных полномочий противоречива позиция законодателя, сохранившего за прокурором субъекта Российской Федерации право возбуждения уголовного дела в отношении члена избирательной комиссии, комиссии референдума с решающим правом голоса (п.12 ч.1 ст. 448 УПК). Противоречивость уголовно-процессуального закона заключена и в том, что осуществление функции уголовного преследования, возлагаемой на прокурора, невозможно без возбуждения уголовного дела.

Читайте также:  Право на доступ к правосудию

Осуществление надзора за исполнением законов органами предварительного расследования требует от прокурора активных действий, направленных на устранение допущенных нарушений, в том числе и нарушений прав человека. Прокурор не может пройти мимо подобных нарушений. В этом случае правозащитная миссия прокурора осуществляется в рамках надзорной функции. Но почему бы законодателю не оговорить специально в перечне полномочий прокурора его право реагирования на нарушения прав участников уголовного процесса и иных лиц, вовлеченных в орбиту уголовного судопроизводства?

Думается, что подобное полномочие едва ли следует относить к иным, оговоренным в п. 16 ст. 37 УПК РФ. Высота и значимость защиты прав человека в сфере деятельности, нередко, вторгающейся в частную жизнь человека, в его естественные права, требует более пристального внимания законодателя. В связи со сказанным, на наш взгляд, следует дополнить ч. 2 ст. 38 УПК РФ положением: прокурор уполномочен немедленно вынести представление на любое нарушение прав человека, допущенное органами дознания и предварительного следствия.

Оперативность и гибкость реагирования прокурора можно в этом случае противопоставить механизму судебной защиты. Прокурор может и обязан, не дожидаясь поступления соответствующей информации, жалобы участника уголовного процесса, незамедлительно по собственной инициативе принять меры, направленные на защиту нарушенных прав в форме, например, требования об устранении нарушения и восстановления нарушенных прав.

Литература

  1. Барабаш А.С. Природа российского уголовного процесса, цели уголовно-процессуальной деятельности и их установление. СПб.: Изд. Р.Асланова «Юридический центр Пресс», 2005. С. 92.
  2. См., напр.: Подольный Н.А. Указ. работа. С. 156 – 159.
  3. Строгович М.С. Указ. работа. С. 139.
  4. Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под ред.В.П. Божьева.М.: Изд. Спарк, 1998. С. 75 – 77.
  5. Барабаш А.С. Природа российского уголовного процесса, цели уголовно-процессуальной деятельности и их установление. СПб.: Изд. Р.Асланова «Юридический центр Пресс», 2005. С. 93.
  6. Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. 1. СПб: Изд. «АЛЬФА», 1996. С. 64.
  7. Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т.1. СПБ: изд. «АЛЬФА», 1996. С. 519.
  8. См.: Володина Л.М. Роль и задачи прокурора в уголовном процессе // Вестник Томского гос. университета. Серия «Экономика. Юридические науки, № 4. Приложение, февраль 2003. С. 29 – 30.

Опубликовано: Материалы Международной научно-практической конференции. Уфа: БашГУ. 2009.


Внимание! Информация, размещенная на страницах данного сайта, касается типовых способов решения тех или иных юридических вопросов. Жизненная ситуация, в которой оказались вы, носит уникальный характер. Поэтому, чтобы узнать, как решить ВАШУ проблему, свяжитесь со мной любым из способов, указанных ниже.

адвокат
СИДОРОВ
Анатолий Станиславович
адвокат
Консультации, защита и представительство
по уголовным и гражданским делам
тел: +7(904)8768419, +7(918)2414010
напишите мне