Главная / Уголовный процесс / Проблемы применения системы видеоконференцсвязи в уголовном судопроизводстве

Внедрение видеоконференцсвязи в уголовном процессе зависит не от стоимости необходимой техники и даже не от изменения законодательства, а от инерционности мышления и психологии судей и законодателей. Видеоконференцсвязь – совершенно новая технология, способная улучшить систему судопроизводства, что, в свою очередь, повлечет трансформацию мышления участников судопроизводства, в том числе и судей, а также повлияет на особенности психологического взаимодействия между ними. Несмотря на финансовую затратность, система видеоконференцсвязи при ее дальнейшим активном использовании будет способствовать более полному, объективному и всестороннему рассмотрению обстоятельств по делу, и сокращению сроков рассмотрения уголовных дел в уголовном судопроизводстве, а также оптимизации качества судебного процесса.

видеосвязь

Автор: Абдулвалиев А.Ф.

Видеоконференцсвязь применяется в судах общей юрисдикции около 10 лет.[1] Данной системой оборудован Верховный Суд РФ, а также многие суды субъектов РФ,  в частности, Челябинский областной суд, Свердловский областной суд,  Алтайский краевой суд, Тюменский областной суд и т.д.

На сегодняшний день в Тюменском областном суде системами видеоконференцсвязи оснащены два зала судебного заседания. Идет постепенная модернизация оборудования, связанная с переходом на современные цифровые устройства, а также с применением высокоскоростных Интернет-соединений. Уже сейчас с использованием одной из функции видеоконференцсвязи - многоточечного соединения, можно вести одновременные трансляции с 9-10 судами субъектов РФ, оборудованных данными системами.

Председатель Тюменского областного суда А.М. Сушинских выделяет следующие преимущества видеоконференцсвязи: «Во-первых, более удобно для всех сторон. Не надо вывозить из следственного изолятора осужденных в суд, везти их, обыскивать, осматривать, помещать в тесные камеры внизу и так далее. Во-вторых, в этом случае мы не ограничены временем. Мы можем разговаривать столько, сколько нам необходимо».[2] По его словам, это и экономически, и процессуально рентабельно.

Преимущество использования видеоконференцсвязи в судах общей юрисдикции неоспоримо. «Развитие видеоконференцсвязи на федеральном уровне позволяет: обеспечить выполнение требований Конституции и федеральных законов Российской Федерации, а также добровольно взятых на себя Российской Федерацией обязательств по международным договорам и соглашениям в части соблюдения сроков рассмотрения кассационных жалоб осужденных;  избегать межгосударственных инцидентов при этапировании заключенных через территорию прибалтийских государств из Калининградской области;  экономить значительную часть бюджетных средств, выделяемых на этапирование осужденных».[3]  

В России не ведется статистика учета количества уголовных дел, рассмотренных судами общей юрисдикции с использованием видеоконференцсвязи, поэтому сложно определить, насколько данная технология распространена, и как часто применяется.  Например, в Тюменском областном суде в месяц проводится свыше 30 судебных заседаний с использованием видеоконференцсвязи. 

Применение технологии видеоконференцсвязи закреплено в УПК РФ. Согласно ч. 3 ст. 376 УПК РФ, осужденный, содержащийся под стражей и заявивший о своем желании присутствовать при рассмотрении жалобы или представления на приговор, вправе участвовать в судебном заседании непосредственно либо изложить свою позицию путем использования систем видеоконференцсвязи. Вопрос о форме участия осужденного в судебном заседании решается судом.

Касательно применения данной нормы И.Л. Петрухин указывает, что «в ст. 376 УПК РФ имеется противоречие: сначала говорится, что осужденный вправе участвовать в судебном заседании непосредственно, а затем, что вопрос о форме участия осужденного в судебном заседании решается судом. Часть 3 ст. 376 УПК РФ следовало бы понимать так, что право выбора между непосредственным участием в судебном заседании и  видеоконференцсвязью принадлежит не суду,  а подсудимому».[4]   Однако, существует судебная практика доказывающая обратное.

В 2003 году Верховным Судом РФ в кассационном порядке с использованием системы видеоконференцсвязи было рассмотрено  уголовное дело по жалобам Лосева Р.С., Жилинского К.В., Розова  Д.В.

Верховным Судом РФ было вынесено кассационное определение, в котором содержалось следующее: «Осужденный Розов в ходатайствах, поданных до начала рассмотрения дела в кассационной инстанции, просит доставить его в зал судебного заседания; осужденный Лосев в ходатайствах, поданных до начала рассмотрения дела в кассационной инстанции, просит обеспечить его личное присутствие в суде второй инстанции. Ходатайства осужденных подлежат отклонению по следующим основаниям. Выбор режима рассмотрения дела  с доставкой осужденного в зал судебного заседания либо с помощью видеоконференцсвязи - принадлежит не осужденному, а суду»[5].  

Конституционный Суд РФ пояснил, что «часть третья статьи 376 УПК РФ в части, касающейся проверки в заседании суда кассационной инстанции судебного решения, принятого в соответствии с пунктом 13 части первой статьи 397 УПК РФ по вопросу об освобождении от наказания или о смягчении наказания вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу, предполагает необходимость обеспечения осужденному по его просьбе возможности обосновать перед судом кассационной инстанции свою позицию по рассматриваемым вопросам путем непосредственного участия в судебном заседании, использования систем видеоконференцсвязи или иным способом».[6]  Таким образом, несмотря на право осужденного обосновывать перед судом свою позицию путем использования видеоконференцсвязи, окончательное решение о форме участия осужденного: с применением видеоконференцсвязи, или непосредственное присутствие в зале судебного заседания, остается только за судом.

В уголовно-процессуальном законе регулирование применения системы видеоконференцсвязи  в надзорном производстве не нашло своего отражения. По логике законодателя следует, что в надзорном производстве видеоконференцсвязь применяться не может.

Читайте также:  Привилегия против самообвинения и доказательственное значение показаний, полученных в результате соглашения о сотрудничестве

Исследуя данную проблему, В.А. Терехин и А.Е. Федюнин справедливо отмечают, что, « действующее законодательство не дает прямого ответа на вопрос об использовании современных технологий при рассмотрении дел в надзорном производстве, хотя видеокамерами и мониторами оборудуются залы заседаний президиумов судов. Такую практику следует признать верной, поскольку процессуальные правила допускают аналогию. И суд надзорной инстанции вправе общаться с осужденным по видеосвязи».[7]  

Открытым остается вопрос о применении видеоконференцсвязи в судах первой инстанции, а также при осуществлении судом судебного контроля. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» отмечено следующее: «лицо, содержащееся под стражей или отбывающее наказание в виде лишения свободы, вправе непосредственно участвовать в судебном заседании при рассмотрении кассационной жалобы или представления прокурора на решение в порядке статьи 125 УПК РФ либо изложить свою позицию путем использования систем видеоконференцсвязи».[8] Исходя из логики Верховного Суда РФ, можно предположить, что видеоконференцсвязь может применяться судами при рассмотрении жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ.  

Открытым также остается вопрос о применении видеоконференцсвязи в отношении не только подсудимого или осужденного, но и в отношении других участников уголовного судопроизводства: потерпевшего, свидетеля, которые находятся на значительном удалении от места проведения судебного заседания (например, в другом городе или регионе). На практике встречаются случаи, когда судьи применяли видеоконференцсвязь при рассмотрении дела по первой инстанции и для допроса свидетеля.

17 сентября 2008 года в  зале президиума Свердловского областного суда состоялся допрос свидетеля с использованием видеоконференцсвязи, которому предшествовало следующее событие. В Асбестовском городском суде рассматривалось уголовное дело  в отношении Меджидова Рената Илларовича и Новоторжинова Евгения Александровича по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 186 УК РФ. Для рассмотрения этого дела необходимо было допросить свидетеля, проживающего в г. Бийск Алтайского края. Доставить свидетеля в Асбестовский городской суд из Алтайского края, представлялось крайне затруднительным. Асбестовский городской суд обратился в отделы правовой информатизации Свердловского областного суда и Алтайского краевого суда с просьбой об установлении канала связи для допроса свидетеля по системе видеоконференцсвязи. В Алтайский краевой суд службой судебных приставов Приобского района города Бийска  был доставлен свидетель, а обвиняемые, их защитники, судья, прокурор, секретарь судебного заседания прибыли в Свердловский областной суд.[9]

Верховный суд РФ отмечает: «аналогичное право участия в судебном заседании с использованием видеоконференцсвязи предоставляются защитнику осужденного, потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, их представителям, а в некоторых случаях и представителю государственного обвинения».[10]  Учитывая обширную территорию Российской Федерации и удаленность от центра многих районных судов, было бы целесообразным применять в судах видеоконференцсвязь для участия потерпевших, гражданских истцов, гражданских ответчиков, живущих на значительном удалении от места проведения судебного заседания, либо в труднодоступных местах. Намного выгоднее допросить  в участников с применением видеоконференцсвязи, чем везти их издалека в зал судебного заседания.

20 октября 2008 г. в Алтайском краевом суде состоялся первый сеанс видеоконференцсвязи с Омским областным судом, где рассматривалось уголовное дело в отношении 11 человек, обвиняемых в сбыте (в составе преступного сообщества) фальшивых денежных купюр в 2007г. на территории Омской, Иркутской областей и Алтайского края.  Подсудимые обвинялись в совершении 14 преступлений на территории г. Бийск. Поскольку, доставка большого количества свидетелей для допроса из г. Бийск в г. Омск является затратной, по просьбе председателя Омского областного суда в Алтайском краевом суде был организован сеанс связи видеоконференцсвязь. В результате чего режиме реального времени был допрошен 51 свидетель.[11]

В 2008 году Судебным департаментом Верховного Суда РФ был  разработан законопроект «О внесении дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации», предусматривающий возможность допроса свидетелей в районных судах общей юрисдикции с использованием видеоконференцсвязи.  Данным законопроектом предусматривается добавить в статью 240 УПК РФ «Непосредственность и устность» положения о том, что свидетель может быть допрошен судом путём использования систем видеоконференцсвязи.[12]  На наш взгляд, следует внести изменения в указанную статью, дополнив ее новыми положениями об использовании видеоконференцсвязи не только в отношении подсудимого, свидетеля или потерпевшего, но и в отношении других участников уголовного судопроизводства: например, эксперта, специалиста, которые по каким-либо причинам не могут явиться в зал судебного заседания.

В то же время возникает закономерный вопрос: « не нарушаются ли права участников уголовного судопроизводства применение системы видеоконференцсвязи?»

Профессор Л.Б. Алексеева считает, что «нужно с большой осторожностью подходить к использованию телекоммуникационного общения с лицами, страдающими дефектами речи, слуха, а также различными психическими недостатками. Поэтому правильно поступают те судьи, которые используют телекоммуникацию только в случае согласия осужденного. Однако можно прогнозировать и такой поворот событий: осужденный, согласившийся на телекоммуникационный способ общения с судом, в результате заявил, что он не смог должным образом изложить суду свою позицию по всем аспектам дела. Если такое заявление поступит до удаления суда в совещательную комнату для вынесения решения по делу, то, очевидно, необходимо отложить рассмотрение дела и вызвать осужденного для непосредственного участия в судебном заседании. В противном случае возможна отмена судебного решения».[13]

Читайте также:  Ходатайства в уголовном процессе

По вопросу применения видеоконференцсвязи имеется практика Европейского Суда по правам человека. Так, по делу Стэндфорда в постановлении Европейского Суда отмечено:  «если в результате плохой акустики в зале суда ни одна из сторон не имеет возможности слышать и, следовательно, следить за ходом разбирательства, то это может быть использовано в поддержку жалобы заявителя на нарушение ст. 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, регулирующей право участников процесса на доступ к правосудию, но только в том случае, если этот вопрос был поднят во время судебного процесса».[14]  Несмотря на постоянное совершенствование цифрового оборудования и сведение технических неполадок к минимуму, судьям следует  учитывать мнение и личностные особенности подсудимого (осужденного) во время использования видеоконференцсвязи и следить за качеством хода судебного разбирательства, а в случае появления каких-либо технических сбоев при видеотрансляции, откладывать рассмотрение уголовного дела или жалобы, вплоть до устранения неполадок.

Некоторые ученые отмечают, что во время видеотрансляции «адвокат не может выступить пространно и аргументированно; консультации с подзащитным скоротечны и не вполне конфиденциальны».[15] Вследствие чего возникает вопрос, связанный с присутствием защитника либо непосредственно  в зале заседания, либо вместе с подсудимым «по ту сторону экрана».

Согласно позиции Ф. Вяткина, С. Зильбермана и С. Зайцева, «не менее важно определиться с местом адвоката в кассационном процессе при использовании технологии видеоконференцсвязи. На традиционном судебном заседании при очном участии подсудимого у адвоката есть возможность непосредственного общения с подсудимым. Необходимо понять, в какой мере технология видеоконференцсвязи приведет к нарушению этого права, какие у таких нарушений могут быть негативные последствия, какими техническими и организационными мероприятиями можно их свести к минимуму».[16]

С одной стороны, считается логичным присутствие защитника при рассмотрении дела с применением видеоконференцсвязи непосредственно вместе с подсудимым (осужденным).[17] Права осужденного на общение с защитником при этом не будут  нарушаться. Но, с другой стороны, возникает проблема заявления суду письменных ходатайств и представления некоторых доказательств, в случае нахождения защитника вместе с осужденным «по ту сторону экрана», что неминуемо приведет к нарушению прав защитника, предусмотренных ст.ст. 53, 248, 286 УПК РФ.

Одним из вариантов решения данной проблемы является одновременное участие двух защитников: первый защитник находится непосредственно в зале судебного заседания, другой – вместе с подсудимым. Данный вариант применим в том случае, если у подсудимого или осужденного будет достаточно финансовых средств для привлечения сразу двух защитников.

При допросе свидетелей с  применением видеоконференцсвязи могут возникнуть проблемы, связанные с предоставлением письменной подписки о предупреждении об ответственности за дачу ложных показаний, предусмотренных ст.ст. 307-308 УК РФ. В соответствии с ч. 2 ст. 278 УПК РФ, перед допросом председательствующий устанавливает личность свидетеля, выясняет его отношение к подсудимому и потерпевшему, разъясняет ему права, обязанности и ответственность, предусмотренные ст. 56 УПК РФ, о чем свидетель дает подписку, которая приобщается к протоколу судебного заседания.  Возникает закономерный вопрос: каким образом подписка может быть дана свидетелем и приобщена к протоколу судебного заседания, если свидетель не находится  в зале судебного заседания? К сожалению, ни закон, ни теория не дают прямого ответа.

Выходом может служить применение электронной формы подписки с использованием электронной цифровой подписи, поставленный свидетелем на электронном бланке, который по каналам связи направляется непосредственно в зал судебного заседания. К тому же, применение электронной цифровой подписи подробно регулируется Федеральным Законом РФ «Об электронной цифровой подписи».[18]

Другим решением вопроса, является возможность применения видеозаписи видеоконференцсвязи путем последующего использования в качестве видеопротокола судебного заседания.  В 2006 году депутатами Д.В. Ереминым и П.В. Крашенинниковым  в Государственную Думу на рассмотрение был внесен законопроект «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации», которым предлагалось законодательно  закрепить применение видеопротокола судебного заседания, путем дополнения  УПК РФ новой статьей 259.1.

По мнению авторов законопроекта, «предлагаемые изменения в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации направлены на то, чтобы предусмотреть возможность осуществления видеозаписи судебного заседания в качестве самостоятельной формы составления протокола судебного заседания в виде видеопротокола, который при наличии в конкретном суде технических возможностей может вестись вместо традиционного письменного протокола судебного заседания. При этом полная видеозапись хода всего судебного заседания, безусловно, окажет дисциплинирующее влияние на поведение всех участников судебного разбирательства, и будет способствовать повышению авторитета суда».[19] В случае принятия данного законопроекта, отпадет необходимость в предоставлении письменной подписки свидетеля, допрашиваемого с использованием видеоконференцсвязи, о предупреждении об ответственности за дачу ложных показаний, предусмотренных ст.ст.307-308 УК РФ.

Читайте также:  Суд присяжных в Российской Федерации: некоторые вопросы правового регулирования

Помимо этого, предлагаемая депутатами Государственной Думы РФ новая норма -  часть 3 статьи 278.1 УПК РФ, позволяет разрешить вопрос о приобщении подписки, данной свидетелем перед допросом, к протоколу судебного заседания следующим образом: «до начала допроса председательствующий, устанавливая личность свидетеля, дает поручение судье суда, расположенному в месте непосредственного нахождения свидетеля, удостоверить личность свидетеля. Подписку     свидетеля     о    разъяснении     ему     прав,     обязанностей     и ответственности,   предусмотренных   ст. 56   УПК РФ,   и документы,   приобщенные   по   определению   или   постановлению   суда   к материалам     уголовного     дела,     судья    указанного     суда     направляет председательствующему».[20] Таким образом,  введение в УПК РФ новой статьи 278.1, позволит упростить процедуру вызова и допроса свидетеля с применением видеоконференцсвязи.

Актуальным также является вопрос о мерах  воздействия за нарушение порядка в судебном заседании в отношении тех участников уголовного судопроизводства, участвующие в судебном процессе с использованием видеоконференцсвязи. Согласно ч.1 и ч.3 ст. 258 УПК РФ при нарушении порядка в судебном заседании, неподчинении распоряжениям председательствующего или судебного пристава лицо, присутствующее в зале судебного заседания, предупреждается о недопустимости такого поведения, либо удаляется из зала судебного заседания, либо на него налагается денежное взыскание в порядке, установленном статьями 117 и 118 УПК РФ. Подсудимый может быть удален из зала судебного заседания до окончания прений сторон.  

Исходя из логики указанной нормы,  суд вправе применить меры воздействия в отношении только тех лиц, которые непосредственно присутствуют в зале судебного заседания, где проходит судебное разбирательство. Следовательно, не все меры воздействия могут быть применены в отношении участников уголовного судопроизводства, которые принимают участие в судебном заседании с применением видеоконференцсвязи. Предположим, что только предупреждение о недопустимости такого поведения и наложение штрафа могут быть применены председательствующим к тем участникам уголовного судопроизводства, нарушающие порядок, в отношении которых применяется видеоконференцсвязь.

Рассмотрев преимущества и недостатки применения видеоконференцсвязи, следует сказать, что данная технология имеет право на существование и должна активно использоваться в дальнейшем, особенно при рассмотрении уголовных дел в судах первой инстанции. Видеоконференцсвязь позволит обеспечить в равной мере действие таких принципов, как состязательность, равноправие сторон, а также равенство перед законом и судом независимо от места нахождения. В связи с этим, как уже отмечалось выше, необходимо законодательно закрепить   применение видеоконференцсвязи, в судах первой и второй инстанций, и в отношении всех участников уголовного судопроизводства, путем внесения соответствующих изменений в УПК РФ.

Внедрение  видеоконференцсвязи в уголовном процессе зависит не от стоимости необходимой техники и даже не от изменения законодательства, а от инерционности мышления и психологии судей и законодателей. Видеоконференцсвязь – совершенно новая технология, способная улучшить систему судопроизводства, что, в свою очередь, повлечет трансформацию мышления участников судопроизводства, в том числе и судей, а также повлияет на  особенности психологического взаимодействия между ними.

Несмотря на финансовую затратность, система видеоконференцсвязи при ее дальнейшим активном использовании будет способствовать более полному, объективному и всестороннему рассмотрению обстоятельств по делу, и сокращению сроков рассмотрения уголовных дел в уголовном судопроизводстве, а также оптимизации качества судебного процесса.

Решение указанных в работе проблем позволит вывести на новый уровень применение технологии видеоконференцсвязи в уголовном судопроизводстве, и позволит реализовать следующие возможности:

  • соблюдение сроков рассмотрения уголовного дела в судах общей юрисдикции;
  • проведение одновременной видеотрансляции с несколькими судами, и, следовательно, синхронный допрос нескольких участников уголовного судопроизводства во время судебного разбирательства;
  • участие свидетелей, потерпевших, гражданского истца, гражданского ответчика, эксперта, специалиста в судебном процессе, в случае их проживания на значительном удалении от места проведения судебного разбирательства, или в труднодоступных местах;
  • рассмотрение жалобы участников уголовного судопроизводства на незаконные действия (бездействие) и решения органа дознания, дознавателя, следователя, руководителя следственного органа, прокурора и суда в порядке ст.125 УПК РФ;
  • применение записи видеотрансляции в качестве видеопротокола судебного заседания;
  • соблюдение прав участников уголовного судопроизводства.

Литература

  1. Алексеева Л.Б. Видеоконференцсвязь в суде: технические проблемы решены, остались процессуальные // Российская юстиция, №6, 2000.С.12.
  2. Вяткин Ф., Зильберман С., Зайцев С. Видеоконференцсвязь при рассмотрении кассационных жалоб // Российская юстиция, №6, 2000. С. 11-12.
  3. Петрухин И.Л. Электронное правосудие? // Материалы международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы уголовного судопроизводства: вопросы теории законодательства, практики применения» (к 5-летию УПК РФ). М., 2007. С. 469
  4. Практика применения Уголовно-Процессуального Кодекса Российской Федерации. Практическое пособие. Под ред. В.П. Верина. Юрайт-Издат, 2007. С. 488-489.
  5. Руднев В.И. Обеспечение доступа к правосудию при осуществлении кассационного и надзорного производства // Материалы Международной научно-практической конференции. Посвященной принятию нового Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. / Под ред. Г.В. Дашкова и П.А. Лупинской. М.. 2002. С.208
  6. Терехин В.А., Федюнин А.Е. Видеоконференцсвязь в современном судопроизводстве // Российская юстиция. 2006. №1. С. 22 - 24.

Опубликовано: Право и политика. 2009. №7


Внимание! Информация, размещенная на страницах данного сайта, касается типовых способов решения тех или иных юридических вопросов. Жизненная ситуация, в которой оказались вы, носит уникальный характер. Поэтому, чтобы узнать, как решить ВАШУ проблему, свяжитесь со мной любым из способов, указанных ниже.

адвокат
СИДОРОВ
Анатолий Станиславович
адвокат
Консультации, защита и представительство
по уголовным и гражданским делам
тел: +7(904)8768419, +7(918)2414010
напишите мне