Если вам нужен бесплатный совет или консультация
опытного юриста, задайте свой вопрос прямо сейчас
Задать вопрос
Главная / Уголовное право / Особые варианты окончания преступлений с материальным составом


Общепризнанно, что преступления с материальным составом считаются оконченными с момента наступления предусмотренного в соответствующей норме Особенной части УК РФ общественно опасного последствия, тогда как преступления с формальным составом – с момента выполнения деяния, описанного в такой норме. Вместе с тем, имеют место случаи, когда общественно опасные последствия не обязательны для признания преступления с материальным составом оконченным. С другой стороны, можно найти ситуации, когда, несмотря на наступление последствий, преступление нельзя признать оконченным.

материальный состав преступления

Автор: Хабаров А.В.

Общепризнанно, что преступления с материальным составом считаются оконченными с момента наступления предусмотренного в соответствующей норме Особенной части УК РФ общественно опасного последствия, тогда как преступления с формальным составом – с момента выполнения деяния, описанного в такой норме. Это различие прямо подчеркнуто в пункте 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 года № 14 «О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения», согласно которому формы незаконной добычи водных животных и растений и незаконной охоты, предусмотренные в п.п. «б» – «г» частей первых ст.ст.256, 258 УК РФ, считаются оконченными преступлениями с момента начала добычи, выслеживания, преследования, ловли независимо от того, были ли фактически добыты соответствующие биоресурсы (формальная часть данных составов преступления), преступления же, квалифицируемые по признаку причинения крупного ущерба (пункты «а»), образуют оконченный состав лишь при наличии реального ущерба.

Однако, это общее правило не исключает возможности некоторых особых вариантов, когда оно нуждается в дополнительной конкретизации. Есть случаи, когда общественно опасные последствия не обязательны для признания преступления с материальным составом оконченным. С другой стороны, можно найти ситуации, когда, несмотря на наступление последствий, преступление нельзя признать оконченным.

Общественно опасные последствия, причиняемые преступным деянием, не являются обязательными для признания преступления с материальным составом оконченным в трех случаях:

  1. данные последствия предусмотрены как альтернативный признак состава преступления;
  2. данные последствия являются не основными, а дополнительными;
  3. данные последствия увеличивают лишь количественную характеристику причиненного преступлением вреда, что не может привести к изменению квалификации деяния. Дадим некоторые пояснения к описанным вариантам.

В теории квалификации преступлений признанной является точка зрения, согласно которой при указании в норме Особенной части УК РФ на несколько альтернативных действий (актов бездействия) наличие хотя бы одного из них является достаточным для квалификации преступления как оконченного, в том числе в случае, когда одно из таких действий лицо фактически совершило, а другое (другие) – пыталось совершить, но не смогло довести задуманное до конца [1]. Аналогичным должен быть подход, когда в качестве альтернативных признаков состав преступления предусматривает общественно опасные последствия. Эта точка зрения находит подтверждение, в частности, в упоминавшемся выше положении Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 года № 14.

В действующем УК РФ можно выделить две группы составов преступлений, в которых последствия предусмотрены как альтернативные признаки. Во-первых, имеется ряд материальных составов преступлений, в которых в качестве альтернативных признаков предусмотрено несколько общественно опасных последствий (например, ст.ст.110, 113 УК РФ). Во-вторых, в УК РФ сконструирован ряд составов преступлений, где общественно опасные последствия предусмотрены как признак, альтернативный иным признакам состава преступления (например, ст.ст.171, 180 УК РФ). Особенно много указаний на общественно опасные последствия как на признак состава преступления, альтернативный другим признакам, в квалифицированных или особо квалифицированных нормах (речь идет о квалифицирующих признаках, предусматривающихся в различных пунктах одной и той же части статьи Особенной части УК РФ).

В теории уголовного права вредные последствия, определяемые для конкретных составов преступлений, с точки зрения правового значения и сообразно классификации по тому же критерию объектов преступлений подразделяются на основные и дополнительные [2]. Давая характеристику этих видов общественно опасных последствий, Б.А. Куринов писал: «Основные вредные последствия … являются необходимым признаком состава, их учет является обязательным условием квалификации общественно опасного деяния в качестве оконченного преступления… Дополнительные вредные последствия – это также элемент состава преступления. Этот вид преступных последствий охватывается законодательной конструкцией конкретного состава преступления… Характерной особенностью дополнительных вредных последствий является то, что они прямо не указываются в диспозиции статьи уголовного закона» [3]. 

Самым наглядным и распространенным примером дополнительных вредных последствий являются последствия в виде вреда здоровью, наступившие в результате применения насилия (или «насилия, опасного для жизни или здоровья»), которое выступает в роли признака сложного составного преступления. В УК РФ таких составов преступлений можно насчитать несколько десятков. С одной стороны, для констатации наличия в деянии признака «применения насилия» или «применения насилия, опасного для жизни или здоровья» не требуется фактического причинения какого-либо вреда жизни или здоровью потерпевшего. С другой стороны, при причинении такого вреда дополнительная квалификация по другим статьям УК требуется не всегда, т.е. определенный объем вредных физических последствий, причиненных в результате насильственных действий, включен в насильственный способ в конкретном составе сложного преступления.

Эти две стороны весьма точно подчеркивает Р.Д. Шарапов, указывая, что «при квалификации следует различать само понятие насилия, опасного и не опасного для жизни или здоровья, и объем физического вреда, охватываемого признаком насилия в конкретном составе преступления» [4]. Соответственно, например, состав изнасилования (ст.131 УК РФ), совершенного с применением насилия, подразумевает как применение к потерпевшей физической силы, не повлекшей расстройства здоровья, так и причинение ей легкого или средней тяжести вреда здоровью (п.15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2004 года № 11 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации»).

Читайте также:  Привлечение к уголовной ответственности по статье 125 УК РФ: вопросы теории и практики

Исходя из изложенного представления о дополнительных вредных последствиях, вполне логично следует вывод о том, что наступление или ненаступление дополнительных вредных последствий не влияет на признание преступления оконченным или неоконченным [5].

Общественно опасные последствия, описываемые в нормах УК РФ, могут иметь количественные характеристики, влияющие на степень опасности совершенного преступления (количество потерпевших, размер имущественного ущерба и т.п.). В таком случае следует исходить из того, что в норме Особенной части УК РФ законодатель указывает «нижнюю границу» такой количественной характеристики, которая необходима для данного состава преступления. Соответственно, если эта «нижняя граница пройдена», наступление большего объекта последствий того же самого деяния уже не имеет значения для констатации оконченности преступления, даже если речь идет о наступлении последствий, которые сами по себе также образуют то же самое преступление и охватываются умыслом причинителя вреда.

Например, признано, что если стоимость похищенного имущества (при совершении единого акта хищения) превысила порог крупного (или особо крупного) размера, то хищение следует квалифицировать как оконченное, хотя бы виновный намеревался завладеть имуществом в большем размере (но с точки зрения УК РФ также считающемся соответственно крупным или особо крупным) [6]. По этой же причине как единое оконченное преступление, квалифицируемое по п. «а» ч.2 ст.105 УК РФ, должен квалифицироваться единый акт насилия, в результате которого виновный умышленно причинил смерть двум или более лицам, а на причинение такого же последствия еще хотя бы одному потерпевшему покушался [7]. Вместе с тем, если закономерное развитие преступного деяния может привести к появлению признаков более опасного преступления (и виновный этого желал), то оконченным оно будет считаться лишь с момента появления необходимых признаков этого более опасного преступления.

Перейдем к рассмотрению того круга случаев, когда несмотря на наступление общественно опасного последствия, указанного в норме Особенной части УК РФ, преступление нельзя признать оконченным. Представляется, что можно выделить четыре таких варианта:

  1. когда одна норма Особенной части УК РФ предусматривает в качестве обязательных признаков наступление не менее чем двух общественно опасных последствий, а фактически наступило только одно из них;
  2. когда общественно опасное последствие является признаком квалифицированного состава преступления, при том, что основной состав преступления выполнен не полностью;
  3. когда общественно опасное последствие является признаком основного состава преступления при том, что виновный пытался совершить преступление при наличии каких-либо квалифицирующих признаков;
  4. общественно опасное последствие является признаком сложного состава преступления, объективная сторона которого включает совершение двух или более деяний, если деяние, лежащее в относительно самостоятельной от последствия плоскости, было выполнено не полностью.

Составов, в которых в качестве обязательных предусматриваются несколько общественно опасных последствий, в Особенной части УК РФ немного (в частности, ст.224, ч.1 ст.254, ч.1 ст.267, ч.1 ст.274, ст.284 УК РФ). Понятно, что оконченными рассматриваемые преступления могут быть признаны только после наступления обоих упомянутых в санкции общественно опасных последствий. Но в нынешних условиях, данное правило не имеет важного значения, поскольку хотя бы одно из таких последствий перечисленных преступлений обычно должно наступить по неосторожности, в связи с чем возможность неоконченного преступления применительно к упомянутым нормам исключается. 

Многие нормы Особенной части УК РФ в качестве квалифицирующих или особо квалифицирующих признаков предусматривают наступление определенных общественно опасных последствий. При этом основные составы преступлений в таких случаях могут иметь совершенно различные конструкции. Эти составы преступлений могут быть материальными, т.е. также предусматривать в качестве признака общественно опасное последствие (соответственно, квалифицированный состав становится двухпоследственным).

В других случаях, основные составы преступлений относятся к группе формальных или усеченных, т.е. не содержат в качестве признака состава общественно опасное последствие. Квалифицированный состав, на первый взгляд, становится материальным. Но в действительности – это материальный состав особого рода (Л.Д.Гаухман назвал часть из них «материально-усеченными» [8]): в отличие от преступления с «классическим» материальным составом при отсутствии опасного результата деяния (и прямого умысла на его наступление) ответственность не исключается: деяние квалифицируется по более мягкой норме – основному формальному или усеченному составу.

Поскольку общественно опасное последствие в рассматриваемых составах является обязательным признаком квалифицированного состава преступления, такое преступление следует считать оконченным при условии наступления этого общественно опасного последствия. Но здесь важна другая сторона: нельзя исключать ситуации, когда предусмотренный квалифицированным составом вред причинен, а вот признаки основного состава преступления проявились в содеянном не в полном объеме. Такая возможность не исключается, если наступление общественно опасного последствия не имеет жесткой причинной зависимости от полного выполнения основного деяния со всеми его признаками. В этом случае преступление с квалифицированным составом не должно считаться оконченным, т.к. в совершенном деянии не присутствуют все необходимые признаки основного состава преступления, которые в силу соотношения этих составов как специального и общего являются обязательными и для первого из них.

Читайте также:  О качестве законодательного решения примечания 1 к ст. 228 УК РФ

Например, достаточно очевидно, что уничтожение, порча или разрушение предметов или документов, имеющих особую ценность, могут произойти и до окончания их хищения (например, ценное произведение искусства может разбиться при попытке виновного поднять или унести его с места, где оно находилось). В этом случае деяние должно квалифицироваться по ч.3 ст.30, п. «в» ч.2 ст.164 УК РФ, т.е. как покушение на хищение предмета, имеющего особую художественную или культурную ценность, повлекшее его уничтожение. Именно применительно к рассматриваемым конструкциям возможны неоконченные преступления с двумя формами вины, например, покушение на изнасилование, повлекшее по неосторожности причинение смерти потерпевшей или наступление иных тяжких последствий [9].

Правила логики подсказывают, что возможна ситуация, обратная описанной выше: когда общественно опасное последствие, являющееся признаком основного состава преступления, фактически наступило, но лицо стремилось совершить преступление при наличии квалифицирующего признака, который объективно отсутствует. Разумеется, что и в этом случае возникает вопрос о том, что, несмотря на наступление вредного последствия, такое преступления нельзя будет признавать оконченным. Данная проблема многократно рассматривалась на страницах юридической литературы, и единообразия ни во взглядах ученых, ни в судебной практике не наблюдается. Во всяком случае, автору известно не менее 5 предлагаемых вариантов квалификации содеянного в таких случаях:

  1. квалификация как оконченного преступления, на совершение которого был направлен умысел виновного[10];
  2. квалификация как оконченного преступления, состав которого фактически был выполнен[11];
  3. квалификация как совокупности покушения на преступление в пределах умысла виновного и оконченного преступления в пределах частично наступившего вреда[12];
  4. квалификация как совокупности оконченного преступления в пределах частично наступившего вреда и покушения на преступление только в той части, которая не охвачена оконченным преступлением;
  5. квалификация только как покушения на преступление с квалифицированным составом (в пределах умысла виновного).

Подробный анализ положительных и отрицательных сторон всех названных вариантов не может быть проведен в рамках данной статьи, но очевидно, что общая ее логика подсказывает, что единственно верным будет последний из них.

Когда говорится, что преступление с материальным составом считается оконченным с момента наступления предусмотренного нормой УК РФ общественно опасного последствия, хотя закон считает преступление оконченным, если в нем содержатся все объективные признаки определенного состава преступления, тем самым, видимо, подразумевается, что наступление общественно опасного последствия происходит позднее по времени, нежели проявляются все прочие признаки.

В подавляющем большинстве случаев так оно и есть. Но считать это аксиомой все-таки нельзя: само общественно опасное деяние, предусматриваемое нормой УК РФ, может носить достаточно сложный характер, состоять из нескольких составляющих. В ряде норм Особенной части УК РФ в качестве признака состава преступления указываются способы преступления, представляющие собой относительно самостоятельные действия (бездействия) по отношению к основному деянию. Можно предположить существование ситуаций, когда в результате совершения одной из обязательных составляющих частей общественно опасного деяния вредное последствие уже наступило, а вот другая часть деяния не была выполнена до конца. В этом случае содеянное должно квалифицироваться как покушение, т.к. объективно имеются не все признаки состава преступления.

В качестве весьма наглядного можно привести пример с налоговыми преступлениями: как известно, в п.п.1 и 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 декабря 2006 года № 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления» составы уклонений от уплаты налогов (ст.ст.198 и 199 УК РФ) фактически признаны материальными, ибо уклонение должно влечь непоступление денежных средств в бюджетную систему России, а момент окончания преступления увязывается именно фактической неуплатой налога в срок, установленный налоговым законодательством. Тем самым, прямо отвергнута точка зрения авторов, которые увязывают момент окончания такого преступления с истечением срока для представления налоговой декларации или ее представлением с заведомо ложными сведениями[13].

Соглашаясь в целом с позицией Пленума, хочется отметить, что и в последней точке зрения можно обнаружить некоторое рациональное зерно. Обязательным признаком обоих составов уклонения от уплаты налогов является способ преступления: непредставление налоговой декларации (или некоторых иных документов), включение налоговую в такие документы заведомо ложных сведений. Констатировать непредставление налоговой декларации возможно только после истечения установленного налоговым законодательством срока ее представления. Как правило, срок представления налоговой декларации предшествует сроку уплаты налога или совпадает с ним (и именно для этих случаев безоговорочно должно действовать указанное разъяснение Пленума Верховного Суда РФ).

Однако есть и исключения. Так, налог на добычу полезных ископаемых подлежит уплате в срок не позднее 25 числа месяца, следующего за истекшим налоговым периодом, тогда как налоговая декларация по этому налогу должна быть представлена налогоплательщиком не позднее последнего дня того же месяца (ст.344, п.2 ст.345 Налогового кодекса РФ). Соответственно, если даже налогоплательщик не уплатил сумму налога на добычу полезных ископаемых и срок ее уплаты (25 число) прошел, т.е. вредное последствие в виде непоступления в бюджет денежных средств наступило, преступление не может считаться оконченным до даты фактического представления налоговой декларации с заведомо ложными сведениями, а в случае непредставления декларации – до окончания месяца, следующего за налоговым периодом.

Читайте также:  К вопросу о законности судебно-медицинских исследований вне рамок судебно-медицинской экспертизы

Другим, более распространенным примером того, когда составляющая часть деяния, прямо описанная в норме Особенной части УК РФ, может продолжаться уже после причинения вреда, является хищение чужого имущества: когда в результате состоявшегося изъятия имущество уже выбыло из владения собственника (и ему причинен имущественный ущерб), но это имущество еще не обращено в пользу виновного (иных лиц), т.е. он не получил еще возможности пользоваться и распоряжаться имуществом по своему усмотрению. Впрочем этот вопрос заслуживает отдельного рассмотрения.

Литература

  1. Благов Е.В. Квалификация преступлений (теория и практика). Ярославль, 2003. С.116 – 117; Корнеева А.В. Теоретические основы квалификации преступлений: учебное пособие. М., 2006. С.104 – 105; Никонов В.А. Основы теории квалификации преступлений (алгоритмический подход): Учебное пособие. Тюмень, 2001. С.165; Толкаченко А.А. Теоретические основы квалификации преступлений: Учеб. пособие. М., 2004. С.106.
  2. Бойко А.И. Преступное бездействие. СПб., 2003. С.53 – 54; Горелик А.С., Лобанова Л.В. Преступления против правосудия. СПб, 2005. С.38; Кудрявцев В.Н. Объективная сторона преступления. М., 1960. С.137 – 142; Мальцев В.В. Проблема уголовно-правовой оценки общественно опасных последствий. Саратов, 1989. С.47.
  3. Куринов Б.А. Научные основы квалификации преступлений. М., 1984. С.86 – 88.
  4. Шарапов Р.Д. Насилие в уголовном праве (понятие, квалификация, совершенствование механизма уголовно-правового предупреждения): Автореферат дисс. … докт. юрид. наук. Екатеринбург, 2006. С.26.
  5. Куринов Б.А. Указ. соч. С.87.
  6. Корнеева А.В. Указ. соч. С.105 – 106; Куринов Б.А. Указ. соч. С.124 – 125; Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть. Курс лекций. М., 1996. С.280; Никонов В.А. Указ. соч. С.26 – 27.
  7. Судебная практика к решению этого вопроса, почему-то подходит по иному: подобные деяния квалифицируются по совокупности п. «а» ч.2 ст.105 и ч.3 ст.30, п. «а» ч.2 (или ч.1) ст.105, т.е. как совокупность убийства двух лиц и покушения на убийство еще одного лица (например, кассационные определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 11 мая 2006 года № 5-о06-39 по делу П., от 1 февраля 2007 года № 45-о06-137 по делу С. // Справочно-правовая система «Консультант Плюс»). Такое решение не выдерживает никакой критики: невозможно понять, почему фактическое причинение смерти трем, пяти, десяти и даже ста потерпевшим вполне охватывается п. «а» ч.2 ст.105 УК РФ, а причинение смерти только двум, если третий и т.д. потерпевший остался жив, требует дополнительной квалификации. Например, по последнему из названных дел суд по совокупности преступлений назначил осужденному лишение свободы на срок 23 года, хотя если бы третьему потерпевшему также была причинена смерть и деяние было квалифицировано только по п. «а» ч.2 ст.105 УК РФ срок лишения свободы не мог бы превысить 20 лет.
  8. Гаухман Л.Д. Насилие как средство совершения преступления. М., 1974. С.25. Аналогично могут быть выделены материально-формальные составы преступлений (например, п. «в» ч.3 ст.126, п.п. «а» и «б» ч.3 ст.131, п. «в» ч.2 ст.164, ч.3 ст.166, ч.3 ст.301 УК РФ).
  9. Определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 1992 года по делу Юматова, Сердюка и Цыхоцкого, от 12 февраля 1998 года по делу Фахретдинова // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1993. № 6. С.5; 1998. № 8. С.5.
  10. Подобная квалификация встречается по делам о получении взятки, когда умысел виновного был направлен на ее получение в крупном размере, но фактически полученная часть взятки крупного размера не составляла: данное деяние квалифицировалось как оконченное получение взятки в крупном размере (п. «г» ч.4 ст.290 УК РФ) // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2000. № 5. С.12; 2001. № 8. С.18.
  11. В судебной практике такая квалификация была применена применительно к совершению убийства потерпевшей, которую виновный ошибочно считал беременной // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2005. № 1. С.21; 2008. № 8. С.18 - 19.
  12. Такая квалификация применяется в случаях попытки причинения смерти двум потерпевшим, если фактически наступила смерть только одного из них, согласно разъяснению, содержащемуся в п.5 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 января 1999 года № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ)».
  13. Кучеров И.И. Налоговые преступления: Учебное пособие. М., 1997. С.65, 71; Сверчков В. Уклонение об уплаты обязательных платежей: конструкции составов // Российская юстиция. 2000. № 7. С.49 – 50; Челышева О.В., Феськов М.В. Расследование налоговых преступлений. СПб., 2001. С.61.

Опубликовано: Совершенствование деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью в современных условиях (Текст): Материалы Международной научно-практической конференции (29 – 30 октября 2009 г.). Выпуск 6. Тюмень: «Тюменская государственная академия мировой экономики, управления и права»), 2010. С.156 – 160.


Если информация, размещенная на сайте, оказалась вам полезна, не пропускайте новые публикации - подпишитесь на наши страницы:

А если информация, размещенная на нашем сайте оказалась вам полезна, пожалуйста, поделитесь ею в социальных сетях.