Формирование доказательств по результатам оперативно-розыскной деятельности

Сидоров А.С.Внимание! Обращайте внимание на действующую редакцию законов и других нормативно-правовых актовВы и полиция

формирование доказательств

Использование результатов ОРД в доказывании по уголовным делам регламентировано ст. 11 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности". В настоящей публикации будут рассмотрены варианты использования результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовному делу на примере результатов, полученных при проведении отдельных оперативно-розыскных мероприятий.

Так, например, результаты такого ОРМ, как опрос, находят отражение в справке (рапорте) оперативного работника. Справка является источником (носителем) оперативно-розыскной информации и, если даже опрос гражданина имел гласный характер, то сама по себе стать документом – доказательством в смысле ст. 74 и 84 УПК РФ – эта справка не может.

Поэтому в процессе доказывания возможен только один вариант использования данных, полученных в результате опроса: при оформлении объяснением, заявлением или протоколом явки с повинной составленный документ может быть приобщен к материалам уголовного дела. Само же опрошенное лицо впоследствии, как правило, допрашивается в качестве свидетеля по уголовному делу.

Что же касается результатов наведения справок необходимо отметить, что если они задокументированы в форме рапорта оперативного работника, то такие данные, как и справка (рапорт), составленные сотрудником оперативного подразделения по результатам опроса, вряд ли могут приобрести самостоятельное доказательственное значение.

Однако, если наведение справок выразилось в форме запроса, направленного в государственное учреждение за подписью руководителя органа, осуществляющего ОРД, и получении на него официального ответа в письменном виде, то нет никаких препятствий к тому, что при направлении такой справки следователю, она будет приобщена к уголовному делу в качестве иного документа, о котором идет речь в статье 84 УПК РФ.

Получение образцов для сравнительного исследования предназначается для проведения другого оперативно-розыскного мероприятия - исследования предметов и документов, предусмотренного пунктом 5 части 1 статьи 6 Закона об ОРД. Изыматься в данном случае могут только те предметы и документы, которым предстоит стать именно образцами, и в таком качестве подвергнуться исследованию для установлению наличия или отсутствия тождества с другими объектами в рамках оперативно-розыскной деятельности.

В следственной практике встречаются ситуации, при которых следователю не представилось возможным получить образцы для сравнительного исследования в порядке статьи 202 УПК РФ в то время, когда такая возможность реализована в рамках ОРМ.

В юридической литературе было высказано мнение, что нет правовых препятствий для использования образцов, полученных в ходе ОРД, в уголовно-процессуальном доказывании, если их достоверность не вызывает сомнений.[1] Вместе с тем, заключение экспертизы, основанной на исследовании таких образцов, может быть оспорено, поскольку уголовно-процессуальный закон прямо не предусматривает возможность использования при проведении судебной экспертизы образцов, полученных в ходе оперативно-розыскной деятельности. Однако, как представляется, если образцы для сравнительного исследования вводятся в уголовный процесс путем допроса сотрудников оперативных подразделений, осуществлявших их сбор, или иных лиц, осуществлявших данное ОРМ по поручению сотрудника оперативно-розыскного подразделения, протоколом осмотра представленных образцов и их приобщением к делу в качестве вещественных доказательств, в дальнейшем при расследовании уголовного дела они могут быть подвергнуты экспертному исследованию и способствовать формированию такого вида доказательств, как заключение эксперта, а в некоторых случаях и показания эксперта.

Результаты проверочной закупки, контролируемой поставки, оперативного эксперимента вводятся в уголовный процесс путем допросов в качестве свидетелей и получения показаний от:

  • сотрудников оперативных подразделений, осуществлявших данные ОРМ;
  • других лиц, оказывавших содействие в проведении данных мероприятий по поручению сотрудников оперативных подразделений;
  • лиц, присутствовавших при документировании действий оперативных сотрудников при организации и проведении ОРМ;
  • специалистов, применявших специальную технику.

В связи с проведением рассматриваемых ОРМ и использованием их результатов в доказывании возникают два вопроса.

Во-первых, правильно ли поступают оперативные работники, когда привлекают к участию в отдельных ОРМ (например, при вручении звукозаписывающей аппаратуры лицу, с которого требуют взятку) граждан, которые в подобных случаях именуются понятыми?

Во-вторых, возможно ли участие следователя в проведении рассматриваемых оперативно-розыскных мероприятий?

Отвечая на первый вопрос, следует отметить, что хотя оперативно-розыскное законодательство не содержит указаний насчет присутствия при проведении ОРМ для удостоверения факта его производства, хода и результатов каких-либо лиц (представителей общественности, понятых, присутствующих) во многих случаях, если это не повлечет за собой несанкционированное рассекречивание сведений, составляющих государственную тайну, привлечение таких лиц к документированию преступной деятельности проверяемых и разрабатываемых лиц, вполне допустимо, а в некоторых случаях и необходимо.

Участие при подготовке и проведении оперативно-розыскных мероприятий таких лиц оправданно хотя бы потому, что позволяет в дальнейшем путем их допроса в качестве свидетелей в ходе предварительного расследования и судебного рассмотрения уголовного дела нейтрализовать версии стороны защиты о возможной провокации преступления, фальсификации полученных результатов ОРМ и других нарушений закона со стороны сотрудников оперативных подразделений. Кроме того, как отмечают некоторые авторы, нет необходимости разъяснять таким лицам их «права», «обязанности», предупреждать их об уголовной ответственности, так как в УПК РФ и в Законе об ОРД таких правоустановлений нет.[2]

Говоря о возможности участия следователя в проведении оперативно-розыскных мероприятий необходимо обратить внимание на то, что ни уголовно-процессуальное, ни оперативно-розыскное законодательство, не предусматривают участия следователя в ОРМ. Поэтому принимать какое бы то ни было участие в проведении ОРМ следователь не должен.

Вместе с тем, например, при задержании подозреваемого, которое явилось результатом какого-либо из вышеуказанных оперативно-розыскных мероприятий, следователь может осматривать следы специальных следообразующих средств на его руках. Это действие можно характеризовать как часть осмотра места происшествия (статья 176 УПК РФ) (напомним, что согласно части 2 статьи 176 УПК РФ в случаях, не терпящих отлагательства, осмотр может быть произведен до возбуждения уголовного дела). Если же рассматриваемые ОРМ проводятся в рамках расследуемого уголовного дела, действия следователя носят характер освидетельствования подозреваемого для установления на его теле следов преступления (статья 179 УПК РФ). Однако в данном случае следователь участвует не на заключительной части рассматриваемых ОРМ, которая в ряде случаев принимает характер следственного действия, а проводит следственное действие в рамках совокупности оперативно-розыскных и следственных мероприятий, которая в криминалистике и теории оперативно-розыскной деятельности носит название оперативно-тактической комбинации.

Как представляется, в указанных случаях следователь вправе производить следственные действия и до официального представления ему результатов ОРМ на основе предварительной информации оперативных служб, поскольку это вызвано, прежде всего, не его произвольным вмешательством в осуществление оперативно-розыскной деятельности, а необходимостью избежать возможной утраты доказательств.

При использовании в ходе рассматриваемых ОРМ технических средств (например, магнитофона, диктофона, видеокамеры, кинокамеры и др.) факт записи оперативно-розыскного мероприятия оформляется рапортом сотрудника оперативного подразделения, его применившего. В этом документе должны быть отражены основные параметры произведенной записи, в частности, вид технического устройства, тип магнитного или цифрового носителя информации, условия производства записи, расшифровка текста записанного сообщения. После передачи следователю аудио – (видеокассета) должна быть осмотрена следователем (ее содержание прослушано либо просмотрено) и приобщена к уголовному делу в качестве вещественного доказательства.

В случае необходимости данное вещественное доказательство может быть направлено на экспертизу (например, на фоноскопическую). Заключение эксперта и его показания по поводу произведенного экспертного исследования также может быть признано источником доказательств по делу.

С целью введения в уголовный процесс результатов исследования предметов и документов, могут быть допрошены сотрудники оперативных подразделений, осуществлявшие данное ОРМ, другие лица, выполнившие исследование по письменному требованию. Кроме того, следователь может произвести выемку изъятых предметов и документов, осмотреть их и приобщить к делу в качестве вещественных доказательств. В дальнейшем в ходе предварительного расследования они могут стать объектами различных экспертиз.

Результаты наблюдения, как правило, фиксируются в оперативно-розыскных делах в виде актов или сводок наблюдения, а также в виде различных объективных отображений наблюдавшихся объектов, полученных с помощью технических средств (кино-, фото-, видео-, аудиозаписи). Поэтому результаты наблюдения, полученные с помощью технических средств, могут иметь вид таких доказательств, как вещественные доказательства, протоколы осмотра носителей информации и прослушивания содержания зафиксированных на них разговоров.

Оперативно-розыскная информация, содержащаяся в оперативно-служебных документах, составленных по результатам наблюдения (актах либо сводках наблюдения), может представлять значительный интерес для следователя. Обычно после проведения наблюдения и документирования его результатов проходит достаточно продолжительное время. Поэтому ознакомление следователя с документами - источниками оперативно-розыскной информации - позволяет устранить пробелы в показаниях свидетелей об обстоятельствах преступления.

Решение проблемы использования в уголовно-процессуальном доказывании результатов наблюдения в виде показаний лиц, осуществлявших данное ОРМ, зависит в значительной мере от того, осуществлялось ли оно непосредственно оперативным работником или другими лицами по его поручению, если оперативным сотрудником, то к какой категории этих лиц он относится (гласным или штатным негласным сотрудником, т.е. сотрудником оперативно-поискового подразделения, сведения о котором могут быть преданы огласке только с его письменного согласия).

Весьма редкие случаи допроса в качестве свидетелей оперативных работников во многом объясняются и тем, что возникают определенные трудности проверки (при необходимости) даваемых ими показаний, последовательное проведение которой в уголовном процессе может привести к раскрытию форм и методов оперативно-розыскной деятельности, ее сил и средств, относящимся к сведениям, составляющим государственную тайну. Однако, это не означает, что следователям целесообразно привлекать к допросам оперативных работников только тогда, когда исчерпаны другие способы собирания доказательств. Было бы неправильно полностью ставить под сомнение объективность таких свидетелей, поскольку следователи всегда имеют возможность дать им должную оценку, сопоставив с представленными оперативно-служебными документами.

Отождествление личности может касаться отождествления личности не только подозреваемых в совершении преступлений, но и потерпевших.

Заметим, что оперативная идентификация личности не может заменить необходимость уголовно-процессуального доказывания тождества, считающегося установленным в ОРД в результате, например, опознания подозреваемого потерпевшим по его фотографии или применения так называемого одорологического метода («выборки») разрабатываемого объекта служебно-розыскной собакой.

Результаты отождествления личности могут также, как и результаты других ОРМ, быть введены в уголовный процесс путем допроса лиц, выполнявших данное мероприятие, путем осмотра аудио-, видеозаписей, фотографий, на которых зафиксирован процесс данного ОРМ. Сами материальные носители информации могут быть признаны вещественными доказательствами и в качестве таковых приобщены к уголовному делу. Вместе с тем, необходимо помнить, что проведение данного оперативно-розыскного мероприятия в некоторых случаях влечет за собой невозможность предъявить тот же объект для опознания в рамках уголовного процесса.

Обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств осуществляется как оперативно-розыскное мероприятие в целях обнаружения следов преступления, орудий преступления, других предметов и документов, имеющих отношение к преступной деятельности. Сами по себе эти действия могут иметь существенное значение для эффективности процесса доказывания в силу своей практической необходимости и полезности. Однако справки, в которых фиксируются результаты осмотра, вряд ли могут использоваться в уголовно-процессуальном доказывании как «иной документ» (статья 84 УПК РФ). Вместе с тем, если обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств носило гласный характер, на базе данного ОРМ возможно формирование таких доказательств, как показания свидетелей.

Вместе с тем, следует отметить, что вопрос о возможности использования результатов обследования жилища в уголовно-процессуальном доказывании может возникнуть только в случае получения криминально значимых данных с помощью применения кино-, видеозаписи, других технических средств или в результате изъятия предметов (документов), имеющих отношение к совершенному преступлению. В данном случае, полученные результаты вводятся в уголовный процесс путем осмотра (прослушивания) материальных носителей информации, приобщением их к уголовному делу в качестве вещественных доказательств. В некоторых случаях, если полученные вещественные доказательства подвергаются экспертному исследованию, может быть сформировано такое доказательство, как заключение эксперта.

Результаты оперативного внедрения представляют собой получение внедренным лицом оперативно значимой информации, имеющей значение для собирания доказательств совершения преступления (преступлений) разрабатываемыми лицами и их изобличения. Но относительно ввода этой информации в уголовное дело возникают такие же проблемы, как и при получении сведений оперативно-розыскного характера оперативными работниками или лицами, оказывающими им содействие на конфиденциальной основе, при проведении, такого ОРМ, как наблюдение криминально значимых событий и фактов, о чем говорилось выше. То есть, при представлении результатов данного ОРМ следователю также необходимо иметь в виду, что в случаях, когда необходимо придание гласности сведений, связанных с внедрением лица в преступную среду, от него должно быть получено письменное согласие.

На основе результатов таких оперативно-розыскных мероприятий, как контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, прослушивания телефонных переговоров, снятия информации с технических каналов связи могут быть сформированы такие доказательства, как показания свидетелей, вещественные доказательства, показания и заключение специалиста, показания и заключение эксперта, протоколы следственных и судебных действий, а также иные документы.

Следует отметить, что на практике перечисленные варианты формирования доказательств на основе результатов ОРД применяются не изолированно, не каждый в отдельности, а в комплексе.

Одним из условий допуска полученной в результате проведения ОРМ информации в качестве источника доказательств является возможность ее проверки и перепроверки в ходе следственных действий или посредством судебной экспертизы.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что использование результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовном судопроизводстве представляет достаточно сложный процесс, который должен и может быть конкретизирован только применительно к частным методикам расследования отдельных видов преступлений и следственным ситуациям, складывающимся по каждому отдельно взятому уголовному делу.

Литература

  1. См.: Безлепкин Б.Т. Проблемы уголовно-процессуального доказывания // Сов. государство и право. 1991. № 8. С. 86–105; Гришин А.И. Уголовно-процессуальные проблемы начального этапа расследования по делам об организованных преступных группах // Социально-экономические, правовые, оперативно-розыскные и экспертно-криминалистические проблемы борьбы с организованной преступностью: Материалы науч.-практ. конф.: В 2 ч. Ч. 2. Саратов, 1995. - С. 108; Миньковский Г.М. Комментарий к Уголовно-процессуальный кодексу РФ / Под ред. В.М. Лебедева. М., 1995. - С. 14.
  2. См.: Гармаев Ю.П. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам о незаконном обороте наркотиков: Практическое пособие. – Иркутск, 2004. – С. 23-33.


СИДОРОВ АНАТОЛИЙ СТАНИСЛАВОВИЧ,
адвокат тел: +7(904)8768419,
e-mail: advokatsidorov@mail.ru
625007, г. Тюмень, ул. 30 лет Победы, д. 14

Уважаемый посетитель! Если материалы, размещенные на сайте оказались Вам полезными. Вы можете подписаться на рассылку уведомлений о публикации новых статей:

ПОДПИСАТЬСЯ

Внимание! В связи с текущими изменениями в законодательстве на момент Вашего обращения информация, содержащаяся в данной публикации, может частично устареть. Не смотря на то, что мы постоянно отслеживаем ситуацию и стараемся своевременно корректировать содержание публикаций, пожалуйста, при использовании тех или иных рекомендаций отнеситесь к ним критически. Пожалуйста, обращайте внимание на действующую редакцию законов и других нормативно-правовых актов, на которые мы ссылаемся.
С уважением, адвокат в Тюмени Сидоров А.С.

Не нашли ответа на свой вопрос? Нажмите на кнопку, которая находится ниже, и смотрите интересующие вас видео-консультации на канале "Советы юристов".

youtube

Следующая статья:
Предыдущая статья:

Рубрика: Вы и полиция
Метка:

Ключевые слова сайта: адвокат Тюмень