Использование результатов оперативно-розыскной деятельности

Сидоров А.С.Внимание! Обращайте внимание на действующую редакцию законов и других нормативно-правовых актовВы и полиция

использование результатов

Использование результатов ОРД: возможные варианты

В соответствии со ст. 11 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности", использование результатов оперативно-розыскной деятельности возможно в нескольких вариантах. Они могут:

  • использоваться для проведения оперативно-розыскных мероприятий по выявлению, предупреждению, пресечению и раскрытию преступлений, выявлению и установлению лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших, а также для розыска лиц, скрывшихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от исполнения наказания и без вести пропавших, имущества, подлежащего конфискации;
  • могут служить поводом и основанием для возбуждения уголовного дела;
  • использоваться для подготовки и осуществления следственных и судебных действий;
  • использоваться в доказывании по уголовным делам;
  • служить основой для принятия решений о достоверности представленных государственным или муниципальным служащим либо гражданином, претендующим на должность судьи, предусмотренных федеральными законами сведений.

Кроме того, использование результатов ОРД может быть связано с реализацией полномочий по контролю и надзору за соблюдением законодательства о налогах и сборах, по обеспечению представления интересов государства в делах о банкротстве, а также при реализации полномочий в сфере государственной регистрации юридических лиц. Для этого результаты ОРД могут направляться в налоговые органы.

Использование результатов ОРД в доказывании по уголовным делам

Процесс доказывания является стержнем любого уголовного дела. В последние годы в теории и практике настойчиво развивается идея о необходимости более активного использования в уголовном процессе данных, полученных при осуществлении оперативно-розыскной деятельности, включая преобразование их в судебные доказательства.

Результаты оперативно-розыскной деятельности не могут быть непосредственно использованы в качестве доказательств, так как законодательно предусмотренные форма и порядок их получения отличаются от уголовно-процессуальных доказательств. Как отметил в одном из своих решений Конституционный Суд РФ, результаты оперативно-розыскных мероприятий являются не доказательствами, а лишь сведениями об источниках тех фактов, которые, будучи полученными с соблюдением требований Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», могут стать доказательствами только после закрепления их надлежащим процессуальным путем, а именно на основе соответствующих норм уголовно-процессуального закона, т.е. так, как это предписывается статьями 49 (часть 1) и 50 (часть 2) Конституции Российской Федерации[1].

Поэтому, как отмечал Р.С. Белкин, «проблема использования оперативной информации в доказывании сводится к проблеме придания процессуального статуса источникам информации» [2].

Таким образом, для вовлечения в уголовный процесс результатов оперативно-розыскной деятельности, необходимо дополнительно произвести следственные действия, которые позволят субъектам процессуальной деятельности воспринять факты и обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и облечь их в определенную уголовно-процессуальным законодательством форму. Для этого результаты ОРД должны отвечать ряду требований.

Согласно межведомственной Инструкции «О порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд», которая утверждена приказом МВД РФ, Федеральной службы безопасности РФ, Федеральной службы охраны РФ, Федеральной таможенной службы, Службы внешней разведки РФ, Федеральной службы исполнения наказаний, Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков и Минобороны РФ от 17 апреля 2007 г. 368/185/164/481/32/184/97/147 (далее Инструкция)(пункт 21) результаты оперативно-розыскной деятельности, представляемые для использования в доказывании по уголовным делам, должны позволять:

  • формировать доказательства, удовлетворяющие требованиям уголовно-процессуального законодательства, предъявляемым к доказательствам в целом, к соответствующим видам доказательств;
  • содержать сведения, имеющие значение для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, указания на ОРМ, при проведении которых получены предполагаемые доказательства;
  • содержать данные позволяющие проверить в условиях уголовного судопроизводства доказательства, сформированные на их основе.

Чтобы результаты оперативно-розыскной деятельности могли эффективно использоваться в доказывании, в сообщении о результатах оперативно-розыскной деятельности и других представляемых материалах (независимо от наименования документов) должно быть отражено следующее:

  • точное, в соответствии со статьей 6 Закона об ОРД, наименование оперативно-розыскного мероприятия, в результате которого получены представляемые сведения. Это необходимо как для правильного использования сведений, так и потому, что для отдельных оперативно-розыскных мероприятий законом предусмотрены особые условия их проведения;
  • какие именно получены сведения, имеющие значение для дела;
  • кем получены указанные сведения, т. е. кто проводил оперативно-розыскное мероприятие и кто в нем участвовал (оперативный сотрудник, а также лица, оказывающие ему содействие, которые в случае необходимости и соблюдении определенных условий могут быть допрошены в качестве свидетелей), и при каких именно обстоятельствах они получены. Только при наличии таких данных можно реально обеспечить проверяемость представленных сведений, о которых сказано в пункте 21 Инструкции;
  • если при проведении оперативно-розыскных мероприятий, в соответствии с частью 3 статьи 6 Закона об ОРД, применялись технические средства и представляются результаты их использования (аудио- или видеозаписи, фото- или киноматериалы и т.п.) должны быть точно указаны технические характеристики этих средств. Это нужно, прежде всего, чтобы при осмотре (просмотре, прослушивании) в ходе следственного действия представленных материалов применить аппаратуру с надлежащими техническими характеристиками, позволяющими не только воспроизвести соответствующую запись, но и не привнести в нее каких-либо необратимых изменений.
  • если вместе с сообщением о результатах оперативно-розыскных мероприятий представляются те или иные отображения существенных для дела обстоятельств (аудио- или видеозаписи, кино- или фотодокументы и т.п.) или какие-либо предметы или документы, имеющие значение в доказывании, указанные предметы и документы следует представлять упакованными по правилам упаковки вещественных доказательств, с печатью органа и подписью соответствующего должностного лица.
Читайте также:  Оперативно-розыскное мероприятие "опрос граждан"

Собирая путем проведения оперативно-розыскных мероприятий информацию, которая может оказаться значимой для расследования, оперативные сотрудники должны ясно представлять себе и заранее продумывать каким образом полученные сведения могут быть использованы в официальном доказывании. Конечно, окончательное решение о способах введения оперативной информации в уголовный процесс будет принимать должностное лицо, в производстве которого находится уголовное дело. Однако мнение специалистов, целенаправленно осуществляющих оперативно-розыскные мероприятия в целях последующего использования их в доказывании, может существенно помочь ему. Поэтому суждение сотрудников оперативных служб по данному вопросу также должно найти отражение в представляемых материалах.

Если использование в доказывании представляемых материалов может создать угрозу безопасности тех или иных лиц, участвовавших в оперативно-розыскной деятельности (например, когда необходим допрос кого-либо из них), орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность, обязан предусмотреть конкретные меры по их защите (на это прямо указано в пункте 6 Инструкции). Об этом должен быть поставлен в известность следователь, которому представляются результаты оперативно-розыскной деятельности.

Необходимое условие использования результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам - защита от возможного разглашения относящихся к этой деятельности сведений, составляющих государственную тайну. Должностные лица, использующие в уголовно-процессуальном доказывании результаты ОРД, обязаны обеспечить неразглашение ставших им известными сведений, составляющих государственную тайну.

Сложность заключается в том, что при использовании результатов ОРД в уголовно-процессуальном доказывании требование конспирации, секретности многих сведений может вступить в противоречие с интересами полного, всестороннего и объективного исследования обстоятельств дела. В практике встречаются случаи, когда истребование сведений, составляющих государственную тайну, необходимо для проверки достоверности доказательств, сформированных на основе оперативных данных (например, в связи с ходатайствами, которые могут заявить обвиняемые или  их защитники). Отказ в представлении таких сведений означал бы ущемление права обвиняемого (подозреваемого) на защиту, нарушение требования закона о всесторонности и полноте исследования обстоятельств дела.

В Инструкции обоснованно указывается, что результаты оперативно-розыскной деятельности, представляемые для использования в доказывании по уголовным делам, должны содержать, в частности, данные, позволяющие проверить в условиях судопроизводства доказательства, сформированные на их основе. Вместе с тем, как отмечено выше, нельзя игнорировать и требования неразглашения сведений, составляющих государственную тайну.

Одним из путей решения проблемы является развитие и совершенствование положений уголовно-процессуального законодательства, направленных на обеспечение сохранности государственной тайны в уголовном судопроизводстве. Конституционный Суд РФ в постановлении от 27 марта 1996 г. по делу о проверке конституционности статей 1 и 21 Закона от 21 июля 1993 г. «О государственной тайне» в связи с жалобами гражданина Гурджиянца и других указал, что законодатель вправе устанавливать способы защиты государственной тайны в уголовном судопроизводстве, которые, однако, должны носить уголовно-процессуальный порядок и быть соизмеримы, как со значимостью охраняемой тайны, так и с правовым статусом соответствующих участников уголовного процессах[3].

Так, например, в соответствии с частью 2 статьи 12 Закона об ОРД и пунктом 5 Инструкции предание гласности сведений о лицах, внедренных в организованные преступные группы, штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих ОРД, а также о лицах, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе, допускается лишь с их письменного согласия.

В случаях, когда такие лица соглашаются выступать в качестве свидетелей и давать показания о ставших им известными обстоятельствах и фактах, суд должен руководствоваться положением части 5 статьи 278 УПК РФ, согласно которой при необходимости обеспечения безопасности свидетеля, его близких родственников, родственников и близких лиц суд без оглашения подлинных данных о личности свидетеля вправе провести его допрос в условиях, исключающих визуальное наблюдение свидетеля другими участниками судебного разбирательства.

На практике возникают также трудности, связанные с тем, что и сведения о средствах, используемых при проведении негласных оперативно-розыскных мероприятий, могут составлять государственную тайну. Поэтому иногда предлагают, представляя результаты таких оперативно-розыскных мероприятий, указывать вымышленные данные о примененных технических средствах. На самом деле это может привести к отрицательным последствиям, т.к. несоответствие действительности указанных данных, как правило, будет установлено в процессе доказывания, что вызовет сомнение в достоверности полученных данных и может повлечь обвинение органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, в фальсификации доказательств.

Необходимость сохранения в тайне информации о средствах, источниках, методах оперативно-розыскной деятельности и других сведений, перечисленных в части 1 статьи 12 Закона об ОРД, в определенных случаях может оказаться важнее, чем интересы расследования того или иного конкретного преступления. Если так, то эти сведения, очевидно, не могут быть представлены. Но если все же принимается решение о представлении результатов оперативно-розыскной деятельности для использования их в доказывании, органы, осуществляющие эту деятельность, должны быть готовы к тому, что доказательства, сформированные на основе оперативных данных, будут подвергнуты тщательной, всесторонней проверке, как и любые другие доказательства.

Читайте также:  Прослушивание телефонных переговоров

Принятие решения об использовании результатов ОРД в доказывании должно включать в себя:

  • уяснение необходимости их использования для установления существенных обстоятельств по делу;
  • определение относимости собранных фактических данных к расследуемому событию;
  • выбор вида процессуальных доказательств, основой для формирования которых выступят результаты ОРД;
  • соблюдение правового режима, предназначенного для собирания данного вида доказательств;
  • оценка допустимости полученных доказательств, в том числе и на основе обязательного представления органам следствия сведений, необходимых для их формирования;
  • проверка и оценка соответствующих видов доказательств.

Допустимость (возможность использования в доказывании) результатов ОРД определяется, прежде всего, тем, не нарушены ли при их получении, при производстве ОРМ основополагающие нормы Конституции РФ о правах и свободах человека и гражданина, а также положения Закона об ОРД о задачах этой деятельности (статья 2), о ее принципах (статья 3), об основаниях и условиях проведения оперативно-розыскных мероприятий (статьи 7 и 8), о соблюдении при этом прав человека и гражданина (статья 5).

Поэтому, исходя из этого, прежде, чем решать вопрос об использовании результатов ОРД в доказывании, необходимо тщательно проверить законность их получения. Если окажется, что оперативно-розыскные мероприятия, в результате которых добыты представленные сведения, проведены с нарушением закона, они не могут использоваться в доказывании.

При решении вопроса о возможности использования результатов ОРД в доказывании необходимо проверять следующее:

  1. Соблюдены ли положения закона о том, в каких целях может проводиться оперативно-розыскная деятельность?
  2. Проведены ли оперативно-розыскные мероприятия уполномоченным на то государственным органом?
  3. Предусмотрены ли законом оперативно-розыскные мероприятия, в результате которых получена представляемая информация?
  4. Имелись ли предусмотренные законом основания для производства оперативно-розыскных мероприятий?
  5. Имелись ли дополнительные условия, предусмотренные законом для проведения некоторых оперативно-розыскных мероприятий?
  6. Соблюден ли установленный законом особый порядок проведения оперативно-розыскных мероприятий, которые связаны с ограничением некоторых конституционных прав граждан?
  7. Соблюдены ли положения закона о неприкосновенности должностных лиц, занимающих некоторые государственные должности?

В ходе оперативно-розыскных мероприятий оперативный работник или лицо, оказывающее ему содействие, может лично, непосредственно наблюдать те или иные факты, события, действия, имеющие значение для дела и входящие в предмет доказывания. Это может происходить, например, в ходе проверочной закупки (оружия, наркотических средств или иных предметов, веществ и продукции, свободная реализация которых запрещена либо оборот которых ограничен), когда оперативный работник или содействующее ему лицо выступает в роли покупателя; в процессе наблюдения за действиями, за поведением заподозренных в совершении преступления; при оперативном внедрении в преступные группировки; в процессе оперативного эксперимента и т.п.

Полученные таким образом сведения могут быть введены в процесс только посредством допроса лица, которому эти сведения стали известны, в качестве свидетеля (либо в качестве подозреваемого или обвиняемого, когда речь идет об участниках преступных групп, согласившихся оказывать содействие органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность).

Если в материалах, представляемых органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, информация сообщается обезличенно, т.е. без указания источника, она не может использоваться в доказывании. Это следует из статьи 75 УПК РФ, согласно которой из числа доказательств должны быть исключены показания свидетеля, если он не может указать источник своей осведомленности.

В ходе законопроектных работ последних лет предпринимались попытки включить в УПК положения, позволяющие избежать допроса лица, непосредственно получившего те или иные данные в связи с участием в оперативно-розыскной деятельности, причем делалось это, как в интересах конспирации, так и в целях обеспечения безопасности такого лица. Предлагалось, например, чтобы при необходимости сохранения в тайне непосредственного источника информации и конкретных обстоятельств ее получения подлинность соответствующих результатов ОРД подтверждало должностное лицо, руководящее этой деятельностью в соответствующем специализированном подразделении, которое могло бы быть допрошено в качестве свидетеля по мотивированному постановлению прокурора или определению суда.

Однако допрос такого лица вместо того, кто непосредственно воспринимал обстоятельства и факты, имеющие значение для дела, противоречил бы УПК РФ и существенно затруднил бы установление подлинных обстоятельств дела и виновных в преступлении лиц.

Еще один вариант формирования доказательств на основе результатов ОРД возможен тогда, когда оперативный сотрудник или лицо, оказывающее ему содействие, при проведении оперативно-розыскных мероприятий обнаруживает те или иные предметы или документы, которые могут иметь значение для дела. Например, в результате обследования помещений, зданий, сооружений, участков местности или транспортных средств обнаружено похищенное имущество, оружие, боеприпасы и т.п.; при контроле почтовых отправлений замечено письмо, в котором участники преступной группы делятся планами предполагаемого преступления; в результате проверочной закупки в руках оперативного работника или содействующего ему лица оказывается оружие, наркотические средства и т.п.

Читайте также:  Формирование доказательств по результатам оперативно-розыскной деятельности

При обнаружении таких предметов и документов на практике возникают трудности. Согласно части 1 статьи 15 Закона об ОРД при проведении ОРМ изъятие предметов, материалов и сообщений допускается лишь в случае возникновения непосредственной угрозы жизни и здоровью лица, а также угрозы безопасности страны. Следовательно, если такой угрозы нет, отсутствуют законные основания для изъятия.

Помимо указанного ограничения в законе есть еще два соображения, подтверждающие нежелательность непосредственного изъятия значимых для дела предметов и документов, обнаруживаемых при проведении ОРМ.

Во-первых, это может нарушить принцип конспирации и таким образом сделать невозможным дальнейшее проведение запланированных и необходимых для раскрытия преступления оперативно-розыскных действий. Так, если при обследовании территории предприятия, учреждения или организации обнаружен тайник, в котором спрятаны похищенные и подготовленные для вывоза ценные изделия, то немедленное их изъятие исключит возможность дальнейшего наблюдения и разоблачения лиц, совершающих преступление.

Во-вторых, изъятие предметов и документов, которые могли бы стать вещественными доказательствами, в условиях негласного оперативно-розыскного мероприятия, вне рамок процессуальных действий, при отсутствии установленных процессуальным законом гарантий может существенно затруднить использование их в доказывании. Поэтому при невозможности изъятия найденных материалов их обычно фотографируют на месте обнаружения либо производят видеозапись или киносъемку. Полученное отображение представляет собой по существу копию обнаруженного предмета или документа, обладающего признаками вещественного доказательства. Если к моменту возбуждения уголовного дела и начала расследования изъять подлинные материалы уже не удается, полученное в ходе оперативно-розыскных мероприятий отображение, введенное в уголовный процесс по правилам, предусмотренным УПК РФ, может рассматриваться как производное вещественное доказательство.

Для введения в уголовный процесс в качестве доказательств обнаруженных и изъятых предметов и документов (или их отображений) в деле должна быть информация о происхождении соответствующего предмета или документа, обстоятельствах его обнаружения. Неясность по поводу того, как, где и при каких обстоятельствах получен материальный объект, несущий ту или иную информацию, лишает его доказательственной силы. Поэтому и здесь, как правило, необходим допрос лица, обнаружившего указанный предмет (документ).

Помимо показаний лиц, участвовавших в проведении оперативно-розыскных мероприятий, вещественных доказательств, в качестве которых могут быть признаны обнаруженные в ходе этих мероприятий предметы или документы (или их отображения), в доказывании часто используются результаты фиксации значимых для дела обстоятельств при помощи оперативно-технических средств.

Как отмечалось ранее, часть 3 статьи 6 Закона об ОРД допускает использование в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий информационных систем, видео- и аудиозаписи, кино- и фотосъемки, а также других технических и иных средств, не наносящих ущерба жизни и здоровью людей и не причиняющих вреда окружающей среде. Полученные в результате применения таких средств материалы (например, аудиозапись телефонных переговоров, видеозаписи или фотографии, сделанные в ходе наблюдения, и т.п.) могут помочь проверить и правильно оценить показания допрашиваемых по делу участников ОРМ, подтвердить или опровергнуть их, а нередко имеют и самостоятельное значение.

В необходимых случаях полученные в результате ОРД предметы и документы подвергаются экспертным исследованиям. Однако нужно иметь в виду, что экспертиза может быть назначена и проведена только после того, как указанные предметы или документы будут признаны доказательствами, и в этом качестве приобщены к делу.

Способы введения результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовный процесс более конкретно и наглядно будут рассмотрены на примере отдельных ОРМ в следующей статье.

Источники

  1. Определение Конституционного Суда РФ от 24 ноября 2005 г. № 448 "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Каланчева Вадима Анатольевича ев нарушение его конситуционных прав положениями статей 8 и 9 Федерального закона "Об оперативно-розыскной днятельности" // Текст определения официально опубликован не был / ГАРАНТ - справочная правовая система
  2. Белкин Р.С. Оперативная информация и ее роль в расследовании // Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования. Под ред. Т.В. Аверьяновой, Р.С. Белкина. – М., 1997. – С. 156.
  3. Постановление Конституционного Суда РФ от 27 марта 1996г. № 8-П «По делу о проверке конституционности статей 1 и 21 Закона Российской Федерации от 21 июля 1993 года «О государственной тайне» в связи с жалобами граждан В.М.Гурджиянца, В.Н.Синцова, В.Н.Бугрова и А.К.Никитина» // Собрании законодательства Российской Федерации, 8 апреля 1996 г., № 15. - Ст. 1768.


СИДОРОВ АНАТОЛИЙ СТАНИСЛАВОВИЧ,
адвокат тел: +7(904)8768419,
e-mail: advokatsidorov@mail.ru
625007, г. Тюмень, ул. 30 лет Победы, д. 14

Внимание! В связи с текущими изменениями в законодательстве на момент Вашего обращения информация, содержащаяся в данной публикации, может частично устареть. Не смотря на то, что мы постоянно отслеживаем ситуацию и стараемся своевременно корректировать содержание публикаций, пожалуйста, при использовании тех или иных рекомендаций отнеситесь к ним критически. Пожалуйста, обращайте внимание на действующую редакцию законов и других нормативно-правовых актов, на которые мы ссылаемся.
С уважением, адвокат в Тюмени Сидоров А.С.

Не нашли ответа на свой вопрос? Нажмите на кнопку, которая находится ниже, и смотрите интересующие вас видео-консультации на канале "Советы юристов".

youtube

Следующая статья:
Предыдущая статья:

Рубрика: Вы и полиция
Метка:

Ключевые слова сайта: адвокат Тюмень