Проблемы формирования доказательственной базы в стадии возбуждения уголовного дела

Сидоров А.С.Внимание! Обращайте внимание на действующую редакцию законов и других нормативно-правовых актовУголовный процесс

Авторе: Володина Л.М.

формирование доказательств

Формирование доказательственной базы начинается на стадии возбуждения уголовного дела. В ходе проверки первичной информации о совершенном (готовящемся) преступлении органы предварительного расследования получают данные об обстоятельствах дела, подлежащих доказыванию. Эффективность расследования напрямую зависит от качества и количества своевременно собранной информации. Ограниченность средств и методов получения сведений об обстоятельствах дела на первоначальном этапе производства, сопряженном с необходимостью искать возможности собирания доказательственного материала, - одна из причин неэффективности и тяжеловесности нашей правоохранительной системы.

Основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления. Часть 2 ст. 140 УПК РФ не требует установления признаков состава преступления, однако пункт 4 части 2 ст. 146 УПК устанавливает требование, в соответствии с которым в постановлении о возбуждении уголовного дела должны быть указаны пункт, часть, статья Уголовного кодекса РФ, на основании которых возбуждается уголовное дело. Совершенно понятно, что даже для предварительной квалификации деяния необходимо установление объекта преступного посягательства, некоторых характеристик его объективной стороны (насколько это позволяет сложившаяся ситуация), субъективной стороны (по крайней мере, - формы вины, как важнейшего ее элемента).

Так, например, А.Б. Диваев пишет, что «для возбуждения уголовного дела о хищении в основном достаточно данных, указывающих на объект и объективную сторону преступления, хотя иногда могут потребоваться и данные о субъекте (должностные полномочия лица, совершившего присвоение или растрату) или субъективной стороне (намерение присвоить имущество уже в момент завладения им в случае совершения мошенничества) преступления». Более того, автором подмечено, что возбуждение уголовных дел о квалифицированных составах хищения решается неоднозначно.[1]

А.В. Шаров, анализируя проблемы доследственной проверки материалов, содержащих признаки мошенничества при отчуждении квартир, находящихся в собственности граждан, делает вывод, что решить вопрос о возбуждении уголовного дела по факту мошенничества возможно лишь после установления признаков состава преступления.[2]

На практике возникают определенные сложности с возбуждением уголовных дел, связанных с незаконным присвоением прав на владение и управление предприятиями и организациями. Известно, что перспективность расследования преступной деятельности в экономической сфере связана с качеством и объемом имеющейся информации о документообороте и самих документов.[3]

На стадии возбуждения уголовного дела производство следственных действий, за исключением осмотра места происшествия и в случаях, оговоренных законом, освидетельствования, недопустимо. Совершенно понятно, что установление обстоятельств преступления, требуемых для принятия решения о возбуждении уголовного дела, заторможено.

Читайте также:  Примирение сторон в уголовном деле

Возбуждение уголовного дела о преступлениях, связанных с причинением вреда здоровью, требует установления степени тяжести причиненного вреда, а сделать это возможно с точки зрения буквы закона только в рамках экспертного исследования. Та же проблема стоит перед правоохранительными органами при возбуждении уголовных дел, связанных с заражением венерической болезнью и ВИЧ-инфекцией. Для возбуждения уголовных дел о незаконном обороте наркотических средств на практике прибегают к проведению предварительного исследования веществ, похожих на наркотические. Результат такого исследования оформляется справкой, которая доказательством по делу не является.

Одной из трудно решаемых задач в сфере уголовного судопроизводства является раскрытие и расследование уголовных дел, связанных с легализацией (отмыванием) денежных средств, приобретенных преступным путем. И.С. Тумаков отмечает в связи с этим: по делам о легализации преступных доходов правоохранительные органы лишены права до возбуждения уголовного дела собирать, обрабатывать и проверять сообщения о сделках и имуществе, составляющих банковскую и иную охраняемую Конституцией тайну, что значительно снижает эффективность их работы. Между тем этим правом наделен Комитет по финансовому мониторингу, являющийся структурным подразделением Министерства финансов, что с точки зрения автора не вполне приемлемо.[4]

Еще одно важное обстоятельство сдерживает своевременность формирования доброкачественной доказательственной базы. Как показывает практика, в ходе проверочных действий существует необходимость использования специальных знаний. Нередко отсутствие специалиста при производстве осмотра места происшествия приводит к утрате доказательств по уголовному делу или оборачивается неграмотной фиксацией следов преступной деятельности. Об этом свидетельствует анализ следственной практики. В. А. Городокин, анализируя практику использовании специальных автотехнических знаний при расследовании преступлений, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, пришел к выводу, что чаще всего «больше всего просчетов, выражающихся как в неверной оценке и интерпретации обнаруженных следов, так и в возможности обнаружить значимые следы, имеющие отношение к исследуемому происшествию……..». …. [5]

Не обладая, например, специальными знаниями, следователь не в состоянии определить степень разрушения экосистемы в ходе производства осмотра места происшествия по делам об экологических преступлениях, полно и точно составить протокол осмотра. Между тем статистика свидетельствует о росте правонарушений, выявляемых в природоохранной сфере. Так, по Уральскому федеральному округу число экологических преступлений с 580 в 2000 году возросло на 2008 год до 4281.[6]

Читайте также:  Вызов в суд в качестве свидетеля: чем грозит неявка?

Р.С. Белкин отмечал, что использование знаний сведущих лиц в стадии возбуждения уголовного дела не регламентировано законом, но обнаружение следов преступления в ходе осмотре места происшествия осуществляется при активном участии сведущих лиц.[7] Существуют и иные непроцессуальные формы участия специалистов. Не подвергается сомнению подобная необходимость, участие специалиста дает неоспоримые преимущества: он может дать соответствующую консультацию, провести предварительное исследование документов и т.п. Однако совершенно непонятно, что мешает законодателю узаконить участие специалиста на начальном этапе производства по уголовному делу?

Существует немало предложений о необходимости изменений, касающихся возможности проведения экспертизы до возбуждения уголовного дела. Так, например, С.А. Рузметов предлагает дополнить ст. 195 УПК РФ положением о такой возможности, «если следы и иные объекты не могут быть сохранены в силу их свойств в неизменном виде либо когда фактические данные, служащие основанием для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, не могут быть получены без специальных знаний».[8]

По утверждению В. И. Каратавцева и А.В. Нестерова, «в соответствии с Таможенным кодексом РФ особенностью проверки, предпринимаемой на стадии до возбуждения уголовного дела …, в целях выявления признаков преступления (правонарушения) является возможность использования специальных знаний в форме привлечения не только специалиста, но и эксперта».[9] Налицо противоречивость уголовно-процессуального и таможенного законодательства …...

И все-таки предложения, касающиеся необходимости увеличения количества следственных действий до возбуждения уголовного дела (а они существуют с тех пор, когда в уголовном процессе появилась стадия возбуждения уголовного дела), по сути, проблемы не решают. Всем понятно, что принятие подобных предложений даст вариант мини-стадии расследования. Еще в 1991 году в Концепции судебной реформы был поставлен вопрос о несоответствии демократическим преобразованиям сохранения административной по своей природе доследственной проверки заявлений и сообщений о совершении преступления до возбуждения уголовного дела.[10] Жесткая регламентация возбуждения уголовного дела мешает быстроте и оперативности действий по раскрытию преступления. Механизм досудебного производства по уголовному делу должен быть более гибким. Действовавший до 1960 года УПК РСФСР, как и дореволюционное законодательство, не закреплял возбуждение производства по уголовному делу в качестве отдельной стадии уголовного процесса.[11]

Читайте также:  Проблемы единоличного и коллегиального рассмотрения уголовных дел в суде первой инстанции

Литература

  1. Диваев А.Б. Установление основания для возбуждения уголовного дела о хищениях. Автореф. … дисс. … канд. юрид. наук. Томск. 2005. С.18.
  2. Шаров А.В. Методика проведения доследственной проверки материалов, содержащих признаки мошенничеств, при отчуждении квартир, находящихся собственности граждан //Вестник криминалистики. 2002, № 1 (3). С. 62.
  3. См., напр.: Сергеев М.А. Особенности методики расследования преступлений, связанных с присвоением прав на владение и управление предприятиями и организациями. Автореф. … дисс. ... канд. наук. Тюмень. 2008. С. 18 – 19.
  4. Тумаков И.С. Криминалистическая характеристика легализации (отмывания) денежных средств и иного имущества, приобретенных преступным путем, и ее использование при выявлении и расследовании этой категории преступлений. Автореф. … дисс. … канд. юрид. наук. Екатеринбург. 2004. С. 20 – 21.
  5. Городокин В. А. Использовании специальных автотехнических знаний при расследовании преступлений, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств. Автореф. … дисс. … канд. юрид. наук. Екатеринбург. 2009. С. 4.
  6. http://www/gks.ru/dbscripts/Cbsd/DBInet.cgi
  7. Белкин Р.С. Курс криминалистики. М., 2001. С. 612.
  8. Рузметов С.А. Современные проблемы использования специальных знаний при расследовании экологических преступлений //Вестник криминалистики. 2005, № 3 (15). С. 92.
  9. Каратавцев В. И., Нестеров А.В. Использование специальных знаний в раскрытии и расследовании таможенных преступлений //Вестник криминалистики. 2005, № 4 (16). С. 59.
  10. Концепция судебной реформы в Российской Федерации. /Сост. С.А. Пашин. М.: Республика, 1992. С. 88 – 90.
  11. Позиция автора по данному вопросу более подробно - Володина Л.М.: Механизм защиты прав личности в уголовном процессе. Тюмень: Изд. ТюмГУ, 1999. С. 67-89; Проблемы уголовного процесса: закон, теория, практика. М.: Изд. группа «юрист», 2006. С. 233 -341.

Опубликовано: Материалы научно-практич. конфер. «Государство и право: вызовы 21 века» (Кутафинские чтения). М.: Изд-во МГЮА, 2009.



СИДОРОВ АНАТОЛИЙ СТАНИСЛАВОВИЧ,
адвокат тел: +7(904)8768419,
e-mail: advokatsidorov@mail.ru
625007, г. Тюмень, ул. 30 лет Победы, д. 14

Внимание! Представленная на сайте информация может утратить актуальность в связи с изменением законодательства.
С уважением, адвокат в Тюмени Сидоров А.С.

Не нашли ответа на свой вопрос? Нажмите на кнопку, которая находится ниже, и смотрите интересующие вас видео-консультации на канале "Советы юристов".

youtube

Следующая статья:
Предыдущая статья:

Рубрика: Уголовный процесс
Метка:

Ключевые слова сайта: адвокат Тюмень