Если вам нужен бесплатный совет или консультация
опытного юриста, задайте свой вопрос прямо сейчас
Задать вопрос
Главная / Превратности жизни / Дело об изнасиловании


История о том, как расследуются дела об изнасиловании и как защитники-близкие родственники оказывают "медвежьи услуги" своим подзащитным.

изнасилование

Как-то по просьбе одной женщины мне пришлось защищать ее сына, которого обвиняли в изнасиловании. Сразу оговорюсь, что в данной публикации я не буду давать оценки причастности данного юноши к преступлению. Речь пойдет не столько о нем, сколько о качестве работы правоохранителей и судов по данному делу. Но все – по порядку.

Ситуация развивалась следующим образом.

Один молодой человек призывался на службу в ряды вооруженных сил. Как это обычно бывает, решил отметить это дело с друзьями. Всего в компании их было четверо. После обильных возлияний ввиду "измененного сознания" друзей потянуло на подвиг. "Подвиг" заключался в том, что в ночное время они встретили одиноко идущую по улице города девушку, которая спешила домой, затащили в автомашину одного из друзей, где изнасиловали ее и совершили иные действия сексуального характера.

Через некоторое время мой подзащитный ушел в армию. Через несколько дней его друзей полицейским в ходе  успешно проведенных оперативно-розыскных мероприятий удалось задержать. Двое были осуждены к 6 и 12 годам лишения свободы, третий "отделался легким испугом", т.к. выступил по делу лишь свидетелем.

А "защитника Отечества" почему то объявили в розыск. Ни в каких секретных войсках он не служил, поэтому для меня до сих пор остается загадкой, почему полицейские на протяжении всей его ратной службы так и нашли разыскиваемого. 

Еще более странным  показался тот факт, что демобилизовавшись, он встал на воинский учет в военкомат, устроился на работу и даже собрался женится. И никто нигде не предъявлял ему претензий в том, что он скрывается от правосудия.

И вот однажды, когда после возвращения домой прошло более двух лет, к нему домой заявилась "группа захвата".  Полицейские объявили ему, что он разыскивается за преступление  и доставили к следователю.

Оказалось, что уголовное дело в отношении него было выделено в отдельное производство. Возможно, про это дело забыли, но при какой-то проверке его обнаружили в сейфе или ящике стола следователя и вспомнили о том, что разыскиваемый уже должен вернуться из армии.

Молодой человек признаваться в совершении преступления не желал, ссылаясь на свойства человеческой памяти забывать то, что было в далеком прошлом.

Читайте также:  Не ругайтесь с мамой! История о ложном доносе

Но у следователя были показания одного из уже осужденных и еще одного "свидетеля" из числа бывших друзей о том, что он "то же был с ними в тот вечер". Поэтому  дело вскоре ушло в суд.

Результаты ознакомления с материалами дела показали, что обвиняемый потерпевшей для опознания не предъявлялся, заключений судебно-медицинских, биологических или иных экспертиз, которые могли бы свидетельствовать о его причастности к преступлению в деле нет, показания осужденных друзей (свидетелей по данному делу) противоречивы . Кроме того, противоречивыми были показания свидетеля , который был допрошен дважды - несколько лет назад и накануне суда - в ходе работы по выделенному в отдельное производство уголовному делу.

Что касается осужденных друзей, которые были допрошены по данному делу уже свидетелями, один из них заявил, что не помнит, был ли с ними обвиняемый, второй завил, что "вроде он там то же был, но не помнит, принимал ли он участие в изнасиловании".

Еще один свидетель, которому удалось избежать уголовного наказания, как оказалось несколько лет назад так же "ничего не помнил", а вот теперь (после "беседы с операми") память к нему вернулась и он подтверждает, что "обвиняемый был в машине, где происходило изнасилование".

К этому свидетелю мы скоро вернемся, а теперь посмотрим, что происходило в суде.

Поскольку, как отмечалось выше, следователь не догадался предъявить подсудимого потерпевшей для опознания, я обратился к ней с просьбой посмотреть на него в зале суда и ответить на вопрос: "Узнает ли она его? Если да, то при каких обстоятельствах познакомилась или видела его?".

Судья не стала отводить данный вопрос, и потерпевшая ответила: "Нет я его не узнаю! Никогда не видела. Но если все говорят, что он там был, посадите его!"

Теперь вернемся к свидетелю, у которого "восстановилась память" через годы после события преступления.

Данный свидетель в суд не явился. Мы были против оглашения показаний, которые были от него получены на предварительном следствии. Поэтому по ходатайству стороны защиты суд попытался подвергнуть его приводу.

В свою очередь судебные приставы, которым было предписано исполнить волю суда, представили рапорт, в котором значилось, что "свидетель закрылся у себя дома, их пускать не хочет, в суд идти не желает".

Читайте также:  Дело об убийстве психопата

Но поскольку мы продолжали настаивать на его явке в суд, в деле появился (не понятно на каком основании) рапорт какого-то оперативного уполномоченного о том, что свидетель якобы находится в розыске за кражу телефона и дома не проживает.

Тогда мне пришлось предоставить суду справку из информационного центра УМВД, полученную по адвокатскому запросу, о том, что данный "товарищ" ни в каком розыске на самом деле не значится. Следовательно, никаких законных оснований для оглашения его показаний нет.

Но наше мнение – это лишь мнение стороны защиты, а у суда другие взгляды на применение норм уголовно-процессуального кодекса.  А поскольку "суду виднее", судья огласила показания неявившегося свидетеля, те самым нарушив нормы, предусмотренные ст. 281 УП РФ.

И наконец, самое интересное в этой истории. Мама обвиняемого, которая обратилась ко мне с просьбой о защите ее сына, почему-то решила, что ей обязательно нужно стать его "официальным" защитником наряду с адвокатом.  Поскольку согласно ч. 2 ст.49 УПК РФ "по определению или постановлению суда в качестве защитника могут быть допущены наряду с адвокатом один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый", она на протяжении всего судебного разбирательства заявляла ходатайство об этом.

И все время суд ей отказывал в удовлетворении данного ходатайства. Но вот, перед самым окончанием судебного следствия судья резко изменила свое мнение. И мама добилась своего – она стала защитником сына.

Правда на приговор это никак не повлияло. Ее сын был осужден. В соответствии с приговором ему было назначено наказание в виде лишения свободы на 6 лет.

Но мы же не привыкли сдаваться. К тому же, ущербность исследованных судом первой инстанции и положенных в основу приговора доказательств, а также допущенные нарушения уголовно-процессуального законодательства, давали какую-то надежду на то, что суд апелляционной инстанции отменит приговор суда первой инстанции и вынесет оправдательный приговор.

И вот мы в апелляции. После того, как я изложил свои доводы в защиту осужденного, суд предоставил слово в прениях защитнику в лице "близкого родственника".

Читайте также:  Полиграф против фальсификации доказательств. Дело о наркотиках

И тут "началось". Всякого насмотрелся в судах за время своей адвокатской деятельности, но такого "цирка" еще не видел.

Оказалось, что мама провела "тщательную подготовку" к судебному заседанию - изучила "весь Интернет" и скачала уйму различных Постановлений Пленума Верховного Суда РФ, решений Европейского суда по правам человека,  а также других документов, касающихся международного права. И стала каждый "документ" зачитывать по порядку вслух судебной коллегии.

Председательствующая судья пыталась ее остановить, просила выступать по существу апелляционной жалобы. Но не тут то было.

Почувствовав себя "на коне", она гордо возразила суду, отметив, что ее "высокое звание защитника" дает ей право выступать без каких-либо ограничений.  Суд же, препятствуя ее намерению сказать все, что она думает о судебной системе Российской Федерации, нарушает право на защиту ее сына.

Вы не поверите. Ее выступление продолжалось несколько часов. Судебная коллегия осталась без обеда, а рассмотрение жалоб тех обвиняемых, которые по очереди должны были рассмотрены после нас, было перенесено на более позднее время.

Так защитница парализовала и дезорганизовала работу целой судебной инстанции.

Но всему бывает конец. И в этом судебном заседании наступил финал. Судьи удалились на совещание.

Когда же через несколько минут коллегия вернулась  в зал судебных заседаний, и было оглашено решение суда по жалобе, оказалось, что всем моим доводам суд дал надлежащую (по моему мнению, правильную оценку).  В частности, суд  даже исключил из числа доказательств показания свидетеля, которые были оглашены в суде первой инстанции без согласия стороны зашиты, признав их недопустимым доказательством.

Но, к сожалению, это не привело к положительному результату по делу в целом – судебная коллегия оставила приговор без изменения и апелляционную жалобу стороны защиты без удовлетворения.

Кто знает, почему так произошло? Ведь судьи – то же люди. Может быть,  выступление мамы-защитника  просто "испортило им настроение" и поэтому имело обратный эффект, нежели тот, которого она ожидала.

А может быть была и другая причина. Все-таки оправдательные приговоры для российской судебной системы  довольно редкое явление. Хотя  в нашей практике были и такие случаи. Но это, как говорит Леонид Каневский, "совсем другая история".

Чтобы не пропускать новые материалы, подпишитесь на наши страницы в Facebook, Twitter, ВКонтакте или Одноклассниках.
Читайте нас в Яндекс.Дзен и Telegram, смотрите в Youtube и Instagram.
Если информация, размещенная на нашем сайте, оказалась вам полезна, поделитесь ей в социальных сетях.