Главная / Превратности жизни / При осмотре места происшествия следов крови не обнаружено

Убийство есть, а крови нет. История о том, как ошибка следователя, допущенная при осмотре места происшествия по делу об убийстве, привела к отмене обвинительного приговора.

осмотр

Несколько лет назад мне пришлось осуществлять защиту одного гражданина, обвинявшегося в убийстве собственной жены.

Фабула дела такова.

Жили-были муж с женой и было у них двое почти взрослых детей (сын 17 лет и дочь 18 лет). Все бы ничего, но жена любила выпить (причем пила все, что "горит"). На этой почве она связалась с лицами без определенного места занятий, с которыми проводила все свободное время, часто не ночуя дома.  Муж  вел себя достойно– разыщет ее, приведет пьяную домой, отмоет, накормит, обогреет. Жена взамен пообещает "встать на путь исправления", а сама, как только муж уйдет на работу, снова спешит к своим "друзьям". Так продолжалось несколько лет. Но однажды под Новый год (31 декабря) труп этой женщины обнаружили соседи в сточной канаве недалеко от ее дома.

Позже при осмотре трупа в морге, судебно-медицинский эксперт насчитал 29 колото-резаных ран,  также было перерезано горло.

Подозреваемым, а затем и обвиняемым, стал муж этой женщины, т.к. следователь связал ее образ жизни  с возможным мотивом - убил жену, потому что она вела себя неподобающим образом.

Через некоторое время признательные показания дал и сам обвиняемый. Он пояснил следователю следующее.

Будто бы перед самым Новым годом жена в очередной раз ушла из дома к своим "друзьям", а он выдвинулся на ее поиски, чтобы на праздник вернуть домой и встретить его в тесном семейном кругу вместе с детьми.

И вот, якобы, он сидит в парке на скамейке, пьет пиво из банки (в 30-ти градусный мороз!) и думает, куда же в очередной раз подалась его суженая. И вот, как в сказке, "откуда не возьмись", появляется она сама. Они целуются-обнимаются, после чего вместе дружно "под ручку" идут домой. Но на каком то этапе их путешествия жена вдруг "ни с того - ни  с сего" начала оскорблять его нецензурной бранью. Он же не удержался, "в порыве гнева" достал нож из кармана и нанес жене несколько ударов эти ножом. Вот такая почти "фантастическая" версия.

Когда я приступил его защите, мне стало ясно, что мужчина оговаривает себя.

Читайте также:  Прогноз преступности на юге Тюменской области на период 2011-2021 гг.

Во-первых, на его одежде и обуви, на теле, в том числе в подногтевом содержимом, не было крови погибшей.

Во-вторых, не нашли оперативные уполномоченные уголовного розыска нож, которым якобы он наносил смертельные удары жертве, несмотря на то, что он "четко" показал место, куда выбросил орудие преступления.

В-третьих, в крови женщины эксперты обнаружили такое содержание промилле  алкоголя (промилле), которое, по словам тех же экспертов и специалиста в области судебно-медицинской экспертизы, привлеченного по моей инициативе,  свидетельствовало о том, что перед смертью женщина не могла самостоятельно передвигаться и что-либо членораздельно говорить – такое у нее было стояние опьянения. А ведь муж, подозреваемый в ее убийстве, как отмечено выше изначально уверял, что они вместе с ней следовали домой "уверенной походкой" и даже говорили "о любви".

И, наконец, в четвертых, на месте происшествия, не смотря на повреждение важных кровеносных сосудов (в том числе, сонной артерии и яремной вены), не было обнаружено следов крови потерпевшей. Между тем, специалист и эксперты - судебные медики утверждали, что при таких ранениях кровь должна была фонтанировать. Позже прокурор - государственный обвинитель заявит в суде, что крови не было, т.к. "она впиталась в одежду трупа".  Но в протоколе осмотра места происшествия таких сведений не было. Далее по ходу повествования мы еще вернемся к этому "странному обстоятельству".

Встретившись с обвиняемым в следственном изоляторе от него я узнал, что на самом деле он свою жену не убивал и не мог убить ее, т.к. не смотря на ее образ жизни действительно любил ее (это в суде позже подтвердили дети, и соседи, которые прожили рядом с данной семьей много лет). Явку с повинной он вынужден был написать, после того, как к нему применили пытку электрическим током. Соответственно, от своих ранее данных показаний он отказался.

Здесь мы упустим описание длительной процедуры расследования уголовного дела и перенесемся в зал суда.

Начнем с того, что судья обратился к следователю, который был допрошен в суде по поводу осмотра места происшествия с вопросом-намеком: "Скажите, молодой человек, кровь ведь на месте происшествия на самом деле была? Вы же просто забыли указать об этом в протоколе осмотра места происшествия? Правда?" На что следователь честно ответил : "Я не помню!"

Читайте также:  Как стать прокурором или судьей

Допрашивается судебный медицинский эксперт, выезжавший на место происшествия и осматривавший труп "в морге". На тот же вопрос о наличии крови на месте происшествия и на теле трупа девушка – эксперт заявила: "Я не помню была кровь или нет. И вообще, обнаружение крови – это не моя обязанность. Это должен был сделать следователь!"

Поскольку обнаруженные на трупе телесные повреждения, как правило, влекут обильную острую кровопотерю у пострадавшего, а на месте происшествия (под трупом, вокруг трупа, на кожных покровах трупа, одежде) согласно протоколу осмотра места происшествия крови обнаружено не было, мы обратили внимание суда на указанные негативные обстоятельства и высказали сомнение в виновности подсудимого.

Отсутствие крови в данной ситуации, как минимум, могло свидетельствовать о том, что убийство произошло в другом месте, а труп, после того, как кровь стекла, лица, причастные к преступлению, могли переместить ближе к дому убитой.

Учитывая, что сторона обвинения, как указано выше, пыталась убедить суд, что "вся кровь из трупа впиталась в одежду", по нашему ходатайству был допрошен специалист в области судебной медицины, который предварительно дал заключение по вопросам, имеющим существенное значение для правильного разрешения уголовного дела. В его распоряжение были предоставлены копии протокола осмотра места происшествия и заключения судебно-медицинской экспертизы трупа погибшей.

Вот что он ответил:

  1. Из всех 29 ран, зафиксированных в заключении эксперта на трупе гр-ки К. было кровотечение. При этом из ран №№ 5, 6, 7 с повреждением правой общей сонной артерии наружное кровотечение должно быть фонтанирующим. Из остальных ран кровотечение было не таким обильным. При фонтанирующем кровотечении следы крови должны быть обширными, располагаться как на трупе К., так и на окружающих объектах, на нападавшем, наносившим повреждения. Фонтанирующий характер кровотечения длился не более нескольких десятков секунд. После этого, в связи с истечением основного количества крови, кровь из ран должна только сочиться.

Поскольку человек с ранениями общей сонной артерии не может передвигаться на значительное расстояние, то обычно место ранения (происшествия) совпадает с местом обнаружения трупа или находится вблизи его. На поверхности (например, пол, дорожное покрытие, земля и прочее) всегда имеются обширные кровяные следы с обязательным наличием лужи крови, брызг, потеков и прочее. Количество излившейся крови может достигать до нескольких литров.

  1. При имеющемся наружном кровотечении, в случае перемещения трупа с места происшествия (места причинения телесных повреждений) на пути его перетаскивания могут быть обнаружены разнообразные следы: от следов волочения с различными пятнами до единичных брызг крови, за исключением случая перемещения трупа в герметичной водонепроницаемой упаковке.
  2. Следы, зафиксированные в протоколе осмотра места происшествия, не соответствуют следам, которые образуются при причинении человеку телесных повреждений, аналогичных причиненным гр-ке К.
  3. При имеющихся ранениях у гр-ки К. вся кровь не могла впитаться в одежду.
  4. Отсутствие указаний в протоколе осмотра места происшествия на наличие следов крови на месте обнаружения трупа гр-ки К. может быть связано со следующими случаями: а) следы крови были уничтожены; б) труп был принесен на место обнаружения из другого места; в) следы крови не были обнаружены или не описаны.

Ознакомившись с заключением специалиста и выслушав ответы, поставленным перед ним в ходе допроса, государственный обвинитель стал возражать против приобщения заключения специалиста к материалам уголовного дела в качестве доказательств. Однако он вынужден был ходатайствовать перед судом о назначении повторной комиссионной судебно-медицинской экспертизы трупа. Сторона защиты в моем лице и лице обвиняемого также не возражала. Учитывая данное обстоятельство, суд удовлетворил данное ходатайство.

На разрешение экспертов были поставлены те же вопросы, что ставила сторона защиты перед специалистом. Ответы экспертов, содержащиеся в заключении экспертизы были аналогичны тем, которые дал специалист в своем заключении.

Однако, не смотря на очевидное отсутствие доказательств вины моего подзащитного, суд первой инстанции постановил обвинительный приговор и назначил ему наказание в виде 10 лет лишения свободы.

Конечно, же мы обжаловали приговор. В суде высшей инстанции наши доводы о том, что следствием не были проверены все версии убийства, учитывая наличие так называемых негативных обстоятельств на месте происшествия (отсутствие крови, которая при обнаруженных на трупе телесных повреждениях объективно должна быть), все же были услышаны. Приговор был отменен и дело было направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Но это, как говорит Леонид Каневский, "уже другая история".


Внимание! Информация, размещенная на страницах данного сайта, касается типовых способов решения тех или иных юридических вопросов. Жизненная ситуация, в которой оказались вы, носит уникальный характер. Поэтому, чтобы узнать, как решить ВАШУ проблему, свяжитесь со мной любым из способов, указанных ниже.

адвокат
СИДОРОВ
Анатолий Станиславович
адвокат
Консультации, защита и представительство
по уголовным и гражданским делам
тел: +7(904)8768419, +7(918)2414010
напишите мне