Если вам нужен бесплатный совет или консультация
опытного юриста, задайте свой вопрос прямо сейчас
Задать вопрос
Главная / Уголовное право / Критерии отграничения сбыта наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов от посредничества в их приобретении, а также квалификация действий лица, сбывающего наркотическое средство в ходе проверочной закупки


Как показывает судебная практика, средние и мелкие оптовики и даже розничные торговцы все чаще уклоняются от непосредственных функций по сбыту наркотиков. Они в этом случае используют посредников. Последние, хотя и представляют свои действия как оказание помощи в приобретении наркотических средств без цели сбыта, однако, фактически являются сбытчиками наркотиков, поскольку выполняют функции соисполнителей по их реализации.

сбыт наркотиков

Автор: Попова Ю. П.

Под незаконным сбытом наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов следует понимать любые способы их возмездной либо безвозмездной передачи другим лицам.

Как показывает судебная практика, средние и мелкие оптовики и даже розничные торговцы все чаще уклоняются от непосредственных функций по сбыту наркотиков. Они в этом случае используют посредников. Последние, хотя и представляют свои действия как оказание помощи в приобретении наркотических средств без цели сбыта, однако, фактически являются сбытчиками наркотиков, поскольку выполняют функции соисполнителей по их реализации.

Чтобы правильно разобраться в роли таких посредников, а также в соответствии с законом квалифицировать их действия, необходимо обратиться к судебному толкованию. Свою позицию по этому вопросу высказал Пленум Верховного Суда РФ. В своем постановлении от 15 июня 2006 года он указал, что действия посредника в сбыте или приобретении наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов следует квалифицировать как соучастие в сбыте или в приобретении, в зависимости от того, в чьих интересах (сбытчика или приобретателя) действует посредник. Однако, и в уголовно-правовой науке, и на практике возникают вопросы, как разграничить действия «посредников в сбыте» и «посредников в приобретении» наркотических средств?

Так, приговором Тобольск ого городского суда был осужден Бакланов Е.В. за соучастие в покушении на приобретение наркотических средств, без цели сбыта (по ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 228 УК РФ), который в ходе проверочной закупки передал своему знакомому Гранскому наркотическое средство – гашиш, в крупном размере.

В ходе следствия и в судебном заседании Бакланов пояснял, что его знакомые Паутов и Кинчин обратились к нему с просьбой найти покупателя на гашиш. Бакланов согласился и взял наркотик, который передал Гранскому, при проверочной закупке. Допрошенные по данному делу в качестве свидетелей Паутов и Кинчин данный факт отрицали, и поясняли, что наркотическое средство Бакланову они не передавали. Органы предварительного следствия прекратили уголовное преследование в отношении Паутова и Кинчина, указав, что, кроме показаний Бакланова, других доказательств, подтверждающих их вину в совершении незаконного сбыта наркотических средств, не добыто.

Читайте также:  Вопросы совершенствования института частного уголовного преследования

Таким образом, с одной стороны, сам обвиняемый признает, что он помог сбытчику реализовать наркотики. С другой стороны, другие лица к ответственности не привлечены. Предварительный сговор на сбыт наркотических средств не вменен, и органы следования пришли к убеждению, что данные лица не причастны к сбыту наркотических средств.

Возникает вопрос, как в этом случае следовало квалифицировать действия Бакланова?

Мы считаем, что в этом случае, действия подсудимого следовало квалифицировать как сбыт наркотических средств, поскольку: во-первых, Бакланов сам признавал, что помогал сбытчику в реализации наркотиков, во-вторых, из материалов дела следует, что он заранее приобрел наркотики для продажи покупателю и в момент передачи гашиш находился при нем, в-третьих, на момент задержания Бакланова все деньги, переданные по акту покупателю, были обнаружены у него.

Судебная коллегия по уголовным делам Тюменского областного суда также пришла к мнению, что, в тех случаях, когда действия так называемого «посредника» носили неоднократный, т.е. «систематический» характер, данное лицо не может быть посредником в приобретении наркотиков, без цели сбыта, и его действия следует квалифицировать, как сбыт наркотических средств.

Итак, при решении вопроса о квалификации действий виновного следует исходить из того, что сбыт наркотических средств может иметь место в случаях, если:

  • наркотик в момент передачи покупателю находился при виновном;
  • в ходе обыска у виновного были обнаружены все деньги, передаваемые по акту покупателю;
  • имеются доказательства неоднократных действий виновного по приобретению наркотиков для других лиц, т. е. он систематически (два и более раза) совершал действия, связанные с оказанием помощи в приобретении наркотических средств;
  • у виновного были обнаружены и другие наркотики, предназначенные для продажи (если доказан умысел на сбыт).

Если этих признаков нет, то виновный, скорее всего, является посредником в приобретении наркотических средств, т. е. действует в интересах покупателя и его действия следует квалифицировать как пособничество в незаконном приобретении наркотических средств, без цели сбыта[1].

В п. 13 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» от 15 июня 2006 года передачу наркотического средства, психотропного вещества или их аналогов, осуществляемую в ходе проверочной закупки, проводимой представителями правоохранительных органов в соответствии с Федеральным законом от 12 августа 1995 года № 144-ФЗ (в редакции Федерального закона от 2 декабря 2005 года № 150-ФЗ) «Об оперативно-розыскной деятельности», предлагается квалифицировать как покушение на незаконный сбыт, т. е. по ч. 3 ст. 30 и соответствующей части ст. 228.1 УК РФ. Данное суждение нам представляется ошибочным.

Читайте также:  Досудебное соглашение о сотрудничестве в уголовном праве - "хотели как лучше, а получилось как всегда"

Мотивацией Пленума Верховного Суда РФ служит изъятие наркотических средств, психотропных веществ из незаконного оборота. Подобная ситуация, по-видимому, отождествляется с провокацией взятки либо коммерческого подкупа (ст. 304 УК РФ), когда должностному лицу либо лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческих или иных организациях, без его согласия пытаются передать взятку или предмет коммерческого подкупа в целях искусственного создания доказательств совершения преступления либо шантажа. Однако такая аналогия здесь, по нашему мнению, неуместна.

Провокация взятки либо коммерческого подкупа представляет собой преступные действия субъекта преступления, умышленно нарушающие правила проведения оперативно-розыскных мероприятий, имеющего намерение опорочить потерпевшего и не заинтересованного в соответствующих действиях (бездействии), входящих в служебные полномочия потерпевшего, являющихся обязательным признаком объективной стороны преступления.

При этом, как указано в п. 25 постановления Пленума ВС РФ от 10 февраля 2000 г. № 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе», не является провокацией взятки или коммерческого подкупа проведение предусмотренного законодательством оперативно-розыскного мероприятия в связи с проверкой заявления о вымогательстве взятки или имущественного вознаграждения при коммерческом подкупе. Действия взяткодателя и сотрудников оперативных служб непреступны, а действия взяткополучателя должны быть квалифицированы по п. «в» ч. 4 ст. 290 УК РФ как оконченное преступление. Деньги и иные ценности как предмет имущественного вознаграждения подлежат при этом изъятию и обращению в доход государства (п.п. 4 п. 3 ст. 81 УПК РФ).

Проверочная закупка, проводимая представителями правоохранительных органов по передаче наркотика по правилам оперативно-розыскных мероприятий, согласно существующему законодательству, таким образом, законна и провокацией не является. Кроме того, сбыт считается оконченным с момента передачи наркотика другому лицу, независимо от его последующих действий по поводу распоряжения ими: потребит он их или уничтожит. Главное, умысел виновного был направлен именно на сбыт наркотического средства, фактически наркотик был реализован, а деньги за него получены. Поэтому последующее изъятие наркотика из незаконного обращения и его уничтожение (п.п. 2 п. 3 ст. 81 УПК РФ) не может влиять на квалификацию преступления и расцениваться, как покушение на сбыт (ч. 3 ст. 30 и ст. 228-1 УК РФ), т. к. не является признаком состава преступления.

Читайте также:  Юридическое определение момента рождения ребенка и его уголовно-правовое значение

В качестве пожелания, предлагаем Пленуму Верховного суда РФ исправить существующую погрешность и изменить редакцию абзаца 5 пункта 13 постановления Пленума ВС РФ № 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» от 15 июня 2006 года. Передача наркотического средства или психотропного вещества или их аналогов, осуществляемая в ходе проверочной закупки, проводимой представителями правоохранительных органов оценивается как оконченный сбыт наркотического средства или психотропного вещества или их аналогов[2].

Литература

  1. Огрызкова Т.Н. Уголовно-правовой аспект незаконного оборота наркотических средств или психотропных веществ. Вопросы квалификации. Некоторые уголовно-процессуальные вопросы, возникающие при рассмотрении дел данной категории // Проблемы правоприменительной практики и профилактики в сфере незаконного оборота наркотиков. Тюмень, Вектор Бук, 2006. С. 18 – 32.
  2. Попова Ю.П. О проблемах склонения к потреблению наркотических средств или психотропных веществ, а также правовой оценке действий лица, сбывающего наркотик в ходе проверочной закупки // Ученые записки: сборник научных трудов Института государства и права. Вып. 8. Тюмень: Изд-во ТюмГУ, 2007. С. 115 – 125.

Опубликовано: Уголовно-правовой запрет и его эффективность в борьбе с современной преступностью. Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Постановления Пленума Верховного суда РФ 2006-2007 г.г. по применению уголовного законодательства: обсуждение предложенного судебного толкования», 19-20 ноября 2007, Саратов, Саратовский Центр по исследованию проблем организованной преступности и коррупции. – Саратов: «Сателлит», 2008. – С. 469-471


Если информация, размещенная на сайте, оказалась вам полезна, не пропускайте новые публикации - подпишитесь на наши страницы:

А если информация, размещенная на нашем сайте оказалась вам полезна, пожалуйста, поделитесь ею в социальных сетях.