Если вам нужен бесплатный совет или консультация
опытного юриста, задайте свой вопрос прямо сейчас
Задать вопрос
Главная / Уголовное право / Заведомо незаконное административное задержание: криминализировать или декриминализировать?


В соответствии со Сводом принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме, задержанием является лишение любого лица личной свободы не в результате осуждения за совершение правонарушения. Среди ученых и практических сотрудников правоохранительных органов уже несколько десятилетий разворачивается острая дискуссия по проблеме квалификации злоупотреблений должностных лиц, применяющих административное задержание.

незаконное задержание

Автор: Попова Ю.П.

В самом общем виде понятие задержания раскрывается в международном праве. Так, в соответствии со Сводом принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме [1], задержанием является лишение любого лица личной свободы не в результате осуждения за совершение правонарушения.

Действующее законодательство России предусматривает следующие виды задержания: административное задержание и задержание подозреваемого в совершении преступления (уголовно-процессуальное задержание).

На страницах научной и учебной литературы, при обсуждении докладов на конференциях вот уже несколько десятилетий разворачивается острая дискуссия по проблеме квалификации злоупотреблений должностных лиц, применяющих административное задержание.

Так, некоторые криминалисты причисляют заведомо незаконное административное задержание к числу преступлений против правосудия [2], поэтому считают единственно приемлемой квалификацию этого деяния по ч. 1 ст. 301 УК.

Другие, как, например, Н. Р. Фасхутдинова в настоящее время не усматривают возможности квалификации данного правонарушения по ч. 1 ст. 301 УК, но вносят предложение криминализировать в рамках этой нормы и заведомо незаконное административное задержание [3].

Большинство же ученых [[4] полагают, что в ч. 1 ст. 301 УК РФ речь идет только о задержании лица, подозреваемого в совершении преступления (так называемое, уголовно-процессуальное задержание). При наличии необходимых признаков заведомо незаконное административное задержание они предлагают квалифицировать по ст. 285 УК РФ.

Пикуров Н. И., причисляя себя к сторонникам идеи рассматривать в комментируемой норме уголовно-правовой термин «задержание» лишь в качестве уголовно-процессуальной меры принуждения, обосновывает ее двойственной юридической природой административного задержания, не позволяющей однозначно отнести связанные с ним злоупотребления к числу преступлений против правосудия. «Хотя по своей сути (особенно по характеру причинения вреда конституционным правам граждан) они близки к ним», - заключает он [5].

Сурихин П. Л., изучавший данный вопрос на уровне диссертационного исследования, так выразил свое мнение по существу обозначенной проблемы: «Уголовно-процессуальное и административное задержания схожи. Вместе с тем заведомо незаконное административное задержание не может образовывать состав преступ­ления, предусмотренный ч. 1 ст. 301 УК России. Исторически данный состав преступления предусматривает уголовную ответственность именно за заведомо незаконное уголовно-процессуальное задержание. Квалификация заведомо незаконного административного задержания по ч. 1 ст. 301 УК России имеет характер применения уголовного закона по аналогии. Кроме того, наказание, предусмотренное в санкции ч. 1 ст. 301 УК России, существенно не соответствует общественной опасно­сти заведомо незаконного административного задержания» [6].

При апробации результатов нашего исследования на конференциях различного уровня, в которых мы принимали участие и как докладчики, и как слушатели, высказывались, кроме того, и такие суждения, что заведомо незаконное административное задержание нельзя причислять к числу злоупотреблений, квалифицируемых по ч. 1 ст. 301 УК по причине малозначительности этого деяния. Другие оппоненты заявляли, что субъектом заведомо незаконного задержания могут быть только лица, осуществляющие дознание, следователи и прокуроры. Поскольку они не в праве осуществлять задержание в административном порядке, то, и не могут быть субъектами данного состава преступления (отсутствие одного из элементов состава приводит к отсутствию состава преступления в целом).

Необходимо и нам выразить свое отношение к этой проблеме, и предложить свое решение ее по существу, отличное от имеющихся мнений, приведенных в юридической литературе. Свою концепцию мы строим на реформированном российском законодательстве, базирующемся на основополагающих началах международного и внутреннего конституционного права.

В международном и российском законодательстве провозглашен принцип недопущения произвола со стороны компетентных должностных лиц, на законных основаниях и в порядке, предусмотренном законом, ограничивающих личную свободу граждан. Этот принцип не носит лишь декларативный характер. Уголовное законодательство своим назначением имеет охранительную функцию, проявляющуюся в защите прав и свобод человека и гражданина от преступных посягательств уголовно-правовыми средствами (ч. 1 ст. 2 УК РФ). Часть 1 статьи 301 УК в конкретном случае призвана охранять одну из свобод человека – личную неприкосновенность, посредством установления запрета совершать должностным лицам правоохранительных органов злоупотребления при задержании. Указанная норма является бланкетной, отсылающей толкователя к иному нормативному акту. Вопрос: к какому или к каким? Сама норма не дает «подсказки» в этом вопросе, оставляя выбор решения за правоприменителем.

Исходя из положения, что Уголовный кодекс России основывается на Конституции Российской Федерации и общепризнанных принципах и нормах международного права (ч. 2 ст. 1 УК), в которых не проводится разница между защитой личных свобод человека и гражданина от незаконного и необоснованного административного  и уголовно-процессуального задержания, заключаем, что охранительной нормой, закрепленной в ч. 1 ст. 301 УК, в равной мере  защищается личная свобода физического лица от произвольных действий сотрудников правоохранительных органов. Следовательно, данную норму следует толковать буквально, а не ограничительно, включая не только незаконное задержание лица, подозреваемого в совершении преступления (противоправное уголовно-процессуальное задержание), но и незаконное административное задержание.

Расположенная в главе 31 УК РФ «Преступления против правосудия», ст. 301 УК призвана охранять помимо права человека на свободу еще и интересы правосудия. Правосудие по уголовному делу в Российской Федерации осуществляется только судом (ч. 1 ст. 8 УПК РФ). А вот административное [7] дело разрешается не только в порядке судебного производства, но и административного в собственном смысле этого слова [8]. И вот здесь, по нашему мнению, «скрывается» отличительная особенность административного задержания, проявляющегося в его двойственной юридической природе. С одной стороны, незаконное административное задержание посягает на интересы правосудия (когда только суд правомочен разрешить дело в порядке административного производства), с другой стороны, - интересы правосудия не ущемляются (когда дело в порядке административного производства уполномочены разрешить иные органы и должностные лица, а не суд).

Читайте также:  К вопросу о понятии предмета состава преступления

Таким образом, если согласиться с точкой зрения большинства ученых, относящих заведомо незаконное административное задержание к числу преступных деяний, квалифицируемых по ст. 285 УК РФ, то нужно признать, что в этом случае интересы правосудия будут выступать дополнительным непосредственным объектом должностных преступлений, объединенных главой 30 УК РФ. В то время как интересы правосудия являются основным непосредственным объектом преступлений, объединенных в главе 31 УК РФ.

Если примкнуть к диаметрально противоположной точке зрения и квалифицировать по ч. 1 ст. 301 УК РФ все без исключения заведомо незаконные административные задержания, то те из них, которые подведомственны рассматривать не судебные органы, не будут «вписываться» в эту норму из-за того, что посягательство происходит на иной основной непосредственный объект - интересы государственной службы (интересы правосудия не ущемляются). Следовательно, обе приведенные здесь концепции являются неприемлемыми из-за противоречия принципам построения Особенной части УК РФ 1996 года.

Мы предлагаем следующее решение проблемы. Если административное правонарушение подведомственно рассмотрению судье, то административное задержание, осуществленное в его обеспечение, очевидно произведенное в нарушение закона, посягает на интересы правосудия и личную свободу человека, и влечет уголовную ответственность по ч. 1 ст. 301 УК. Если административное правонарушение компетентно рассмотреть должностное лицо исполнительного органа государственной власти, а не судья, то заведомо незаконное административное задержание, ущемляющее право личности на свободу, но не затрагивающее интересы правосудия, должно влечь иную квалификацию, нежели по ч. 1 ст. 301 УК РФ, а именно по ст. 285 УК.

Особый интерес в связи с отграничением заведомо незаконного административного задержания от должностных преступлений представляет изучение следующего случая. В ходе судебного следствия было установлено, что в дежурную часть РОВД поступило сообщение о драке в баре «Эльдорадо». Ч. – заместитель начальника РОВД передал сообщение о происшествии Т. – командиру взвода ГАИ. Подъехав к бару, Т. у выхода встретил Н., находившегося в нетрезвом состоянии, и предложил ему проехать в РОВД. Н. ответил отказом, представившись судьей, и предъявил удостоверение, но Т. насильно посадил Н. в свой служебный автомобиль. В этот момент из бара вышел Б., подошел к Т. и, представившись адвокатом, поинтересовался причинами задержания Н., пояснив, что он в баре был вместе с судьей Н. Не получив каких-либо разъяснений, Б. добровольно сел во второй служебный автомобиль ГАИ. По приезде в РОВД Т. передал Н. и Б. заместителю начальника РОВД Ч., который осуществил их освидетельствование на предмет алкогольного опьянения в наркологическом диспансере, после чего с согласия оперативного дежурного по РОВД И. поместил судью Н. и адвоката Б. в камеру административно задержанных.

На предварительном расследовании Ч. было предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч.ч. 1, 2 ст. 171 УК РСФСР и ч. 2 ст. 178 УК РСФСР.

Суд, осуществив судебное расследование, пришел к решению: в части предъявленного обвинения по ч. 2 ст. 171 и ч. 2 ст. 178 УК РСФСР Ч. оправдать, признать его виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 171 УК РСФСР. Кроме того, суд вынес решение о возбуждении уголовного дела в отношении командира взвода ГАИ Т. и оперативного дежурного по РОВД И. по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 171 УК РСФСР. Суд при этом указал, что Т. осуществил незаконное задержание судьи Н., а И. допустил незаконное помещение судьи Н. и адвоката Б. в камеру для административно задержанных и не предпринял меры к их освобождению [9].

Решение суда об оправдании Ч. в части предъявленного ему обвинения по ч. 2 ст. 178 УК РСФСР, по нашему мнению, является  справедливым – заведомо незаконное административное задержание, произведенное в целях привлечения к административной ответственности за административный проступок (мелкое хулиганство), рассматриваемый органами внутренних дел (милицией) [10], и помещение в связи с этим их в камеру административно задержанных не образует состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 178 УК РСФСР (ч. 1 ст. 301 УК РФ), т. к. не посягает на интересы правосудия.

Не вызывает сомнения обоснованность решения суда о привлечении к уголовной ответственности инспектора ГАИ Т. и оперативного дежурного И. Вместе с тем не совсем верной представляется квалификация судом действий Т. по незаконному задержанию судьи Н. как превышение власти. Такой вывод можно сделать, если проанализировать действия Т. на предмет их соответствия признакам состава заведомо незаконного задержания. Необходимо учесть, что Т. был направлен в бар «Эльдорадо» с целью пресечения драки, т. е. действий, которые образуют, как правило, состав преступления (хулиганства), а не состав административного правонарушения (мелкого хулиганства). В этом случае, очевидно, что Т. действовал с целью задержания лица по подозрению в совершении преступления.

Читайте также:  Организация деятельности следователя (дознавателя) при проведении осмотра места дорожно-транспортного происшествия, сопряженного с оставлением потерпевшего в опасности

Инспектор ГАИ Т., обладая правом уголовно-процессуального задержания, действуя умышленно с целью привлечения Н. к уголовной ответственности, превышая свои полномочия, без основания и вообще не имея права осуществлять подобные действия в отношении судьи, в рамках уголовного судопроизводства лишил свободы судью Н., достоверно зная о его личности. Отсюда действия Т. можно охарактеризовать как заведомо незаконное задержание (ч. 1 ст. 301 УК РФ). Инспектор ГАИ Т. посягает на государственную власть в области интересов правосудия, чем причиняет существенный вред этому объекту.

Резюме: помимо уголовно-процессуального задержания, только заведомо незаконное административное задержание, применяемое в целях обеспечения рассмотрения дела об административном правонарушении судьей или в целях исполнения постановления судьи по делу об административном правонарушении должно рассматриваться как уголовно-правовой деликт, квалифицируемый по ч. 1 ст. 301 УК РФ.

Другая проблема, подлежащая разрешению в рамках данной статьи, заключается в ответе на вопрос: заведомо незаконное административное задержание есть преступление или проступок? 

Незаконное административное задержание, лишающее свободы человека на 3 часа, представляет собой малозначительное деяние, поэтому, на основании ч. 2 ст. 14 УК, не признается преступлением. Однако полагаем, что нельзя считать проступками абсолютно все незаконные административные задержания, ведь закон «не застрахован» от казусов, когда заведомо незаконное административное задержание может повлечь тяжкие последствия.

Кроме того, мы считаем, что нельзя признать малозначительным деяние, если срок административного задержания может превышать 3 часа и достигать 48 часов в случаях, предусмотренных ст. 27.5 КоАП РФ, или вовсе без законных на то оснований превышать 48 часов.

Поэтому в каждом конкретном случае требуется установить обстоятельства, в силу которых деяние будет признано малозначительным, исключающим уголовную ответственность. Так, по нашему мнению, не должно быть признано малозначительным деяние, выраженное, например, в заведомо незаконном административном задержании лица, повлекшем срыв крупной гражданско-правовой сделки. Или, например, в заведомо незаконном административном задержании лица, обладающего иммунитетом, то есть «привилегией, заключающейся в его неприкосновенности» [11], поставившем в опасность срыва деловые, межгосударственные отношения со страной, чьим представителем он выступает. Так, действующим законодательством Российской Федерации устанавливается запрет на применение административного задержания в отношении Президента РФ, членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы Федерального Собрания РФ [12], прокуроров и следователей [13], судей [14], иностранных граждан, пользующихся дипломатической неприкосновенностью [15].

Таким образом, полагаем, что нельзя признать малозначительным заведомо незаконное административное задержание лица, обладающего в силу своего статуса иммунитетом, т. е. привилегией, заключающейся в его неприкосновенности, а также заведомо незаконное административное задержание, повлекшее тяжкие последствия, или на срок, превышающий 3 часа. Если в обеспечение административного производства, осуществляемого судом, или в обеспечение исполнения постановления судьи по делу об административном правонарушении произведено административное задержание, заведомо для виновного нарушившее условия правомерности его применения, и повлекшее по неосторожности тяжкие последствия, содеянное необходимо считать преступлением, влекущим ответственность по ч. 3 ст. 301 УК РФ. Заведомо незаконное административное задержание лица, обладающего в силу своего статуса иммунитетом, т. е. привилегией, заключающейся в его неприкосновенности, а также заведомо незаконное административное задержание на срок, превышающий 3 часа, необходимо квалифицировать по ч. 1 ст. 301 УК РФ.

Правомерность административного задержания регламентирована ст. ст. 27.1. – 27.6. КоАП РФ. Так, под административным задержанием (ст. 27.3. КоАП РФ) понимается кратковременное ограничение свободы физического лица, которое может быть применено в исключительных случаях, если это необходимо для обеспечения правильного и своевременного рассмотрения дела об административном правонарушении, исполнения постановления по делу об административном правонарушении.

Из анализа отмеченных норм можно сделать вывод, что объективную сторону заведомо незаконного административного задержания образует несоблюдение хотя бы одного из перечисленных ниже условий:

  • Административное задержание как мера обеспечения производства об административном правонарушении преследует цель, установленную законом;
  • Административному задержанию подвергают лицо по подозрению в совершении правонарушения, указанного в протоколе задержания;
  • Составление протокола административного задержания в соответствии с требованиями, предъявляемыми к нему;
  • Соблюдение сроков административного задержания.

Конкретизация приведенных условий позволила нам выделить такие формы заведомо незаконного административного задержания, образующие состав преступления, предусмотренный ч. 1 ст. 301 УК РФ:

  1. Административное задержание не преследует целей, указанных в законе, либо административное задержание осуществлено после их достижения, либо преследует иную цель, нежели обеспечение прав и своевременное рассмотрение дела об административном нарушении, или исполнение постановления по делу об административном нарушении. Для этого нужно в протоколе административного задержания отразить, что задержание как мера обеспечения применена по делу об административном правонарушении в предусмотренных законом целях. Такой акцент необходим для пресечения злоупотреблений при осуществлении кратковременного лишения свободы в иных целях, которые в законе не отмечены.
  2. Административное задержание лица, в отношении которого отсутствуют данные, что оно совершило любое административное правонарушение, подсудное судье.
  3. Не составление протокола административного задержания по факту кратковременного лишения свободы лица, совершившего административный проступок. Составление протокола не в соответствии с требованиями, предъявляемыми к нему, является малозначительным деянием, поэтому не образует преступления, указанного в ч. 1 ст. 301 УК РФ.
  4. Несоблюдение сроков административного задержания.
Читайте также:  Уголовная ответственность за фальсификацию лекарственных средств

Литература и примечания

  1. Утверждена Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН № 43/173 от 09.12.88 г. // Правовая система «Консультант» (http://www.consultant.ru).
  2. См., напр.: Малков В. П. Комментарий к ст. 301 УК // Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. Ю. И. Скуратова, В. М. Лебедева. – М.: ИНФРА. М. – НОРМА, 1996. – С. 694; Хабаров А. В. Уголовное право РФ. Особенная часть. Учебно – методический комплекс и курс лекций для студентов дистанционной формы обучения. – Тюмень: Изд-во ТГУ, 2001. – С. 490 и др.
  3. Фасхутдинова Н. Р. Уголовно – правовая охрана личной неприкосновенности от заведомо незаконных задержания, заключения под страду и содержания под стражей: Автореф. дис… канд. юрид. наук. – Ростов-на-Дону, 1999. – С. 22.
  4. Кулешов Ю. И. Уголовная ответственность должностных лиц органов дознания и следствия за преступления против правосудия. Автореф. Дис. …канд. Юрид. наук. – М, 1986. – С. 16; Здравомыслов Б. В. Комментарий к ст. 301 УК // Уголовное право России. Особенная часть: Учебник / Под ред. Б.В. Здравомыслова. – М.: Юристъ, 1996. – С. 441; Чучаев А. И. Комментарий к ст. 301 УК // Уголовное право. Особенная часть: Учебник / Под ред. А. И. Рарога. – М.: ИМПЭ и «Триада, Лтд», 1996. – С. 381; Он же. Преступления против правосудия. Научно-практический комментарий. – Ульяновск: Дом печати, 1997. – С. 30; Кондрашова Т. В. Комментарий к ст. 301 УК // Уголовное право. Особенная часть: Учебник для вузов / Под ред. И. Я. Козаченко, З. А. Незнамова, Г. П. Новоселов. 3-е изд., изм. И доп. – М.: НОРМА, 2001. – С. 796 – 797; Демидов В. В. Комментарий к ст. 301 УК // Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. В. М. Лебедева. – 2-е изд., доп. И испр. – М.: Юрайт - Издат, 2002. – С. 642.
  5. Комментарий к Уголовному кодексу РФ с постатейными материалами и судебной практикой / Под ред. С. И. Никулина. – М.: «Менеджер» и «Юрайт», 2000. – С. 949 – 950.
  6. Сурихин П. Л. Уголовная ответственность за заведомо незаконное задержание. Автореф. дис. … канд. Юрид. наук. – Омск, 2002. – С. 10 – 11.
  7. Согласно ч. 3 ст. 1 Федерального Конституционного закона РФ «О судебной системе РФ» от 31 декабря 1996 года N 1-ФКЗ (в ред. Федерального конституционного закона от 15.12.2001 N 5-ФКЗ), судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства // Правовая система «Консультант» (http://www.consultant.ru).
  8. Согласно ч.1 ст. 22.1. КоАП РФ, дела об административных правонарушениях рассматриваются: 1) судьями (мировыми судьями); 2) комиссиями по делам несовершеннолетних и защите их прав; 3) федеральными органами исполнительной власти, их учреждениями, структурными подразделениями и территориальными органами, а также иными государственными органами // Правовая система «Консультант» (http://www.consultant.ru).
  9. См.: Архив Ленинского суда г. Тюмени за 1996 г. Уголовное дело № 326578.
  10. Согласно ч. 1 ст. 203 КоАП РСФСР, мелкое хулиганство было подведомственно рассмотрению органов внутренних дел. // Правовая система «Консультант» (http://www.consultant.ru).
  11. Румянцев О. Г., Додонов В. Н. Юридический энциклопедический словарь. - М.: ИНФРА-М, 1997. - С. 108.
  12. См.: ст. 98 Конституции РФ; ст. 19 Федерального закона РФ № 3-ФЗ от 08.05.94 г. «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» (в ред. Федеральных законов РФ № 133-ФЗ от 05.07.99 г., № 9-ФЗ от 12.02.2001 г.) // СЗ РФ. - 1994. - № 2. - Ст. 74; 1999. - № 28. - Ст. 3466; 2001. - № 7. - Ст. 614.
  13. См.: ст. 42 Закона РФ № 2202-1 от 17.01.92 г. «О прокуратуре Российской Федерации» (в ред. Федеральных законов РФ № 168-ФЗ от 17.11.95 г., № 31-ФЗ от 10.02.99 г., № 202-ФЗ от 19.11.99 г., № 19-ФЗ от 02.01.2000 г.) // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. - 1992. - № 8. - Ст. 366; СЗ РФ. - 1995. - № 47. - Ст. 4472; 1999. - № 7. - Ст. 878; № 47. - Ст. 5620; 2000. - № 2. - Ст. 140.
  14. См.: ст. 16 Закона РФ № 3132-1 от 26.06.92 г. «О статусе судей в Российской Федерации» (в ред. Закона РФ № 4791-1 от 14.04.93 г., Федеральных законов РФ № 91-ФЗ от 21.06.95 г., № 169-ФЗ от 17.07.99 г., № 89-ФЗ от 20.06.2000 г.) // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. - 1992. - № 30. - Ст. 179; СЗ РФ. - 1995. - № 26. - Ст. 2399; 1999. - № 29. - Ст. 3690; 2000. - № 26. - Ст. 2736.
  15. См.: ст. ст. 12, 25 Положения о дипломатических и консульских представительствах иностранных государств на территории СССР, утв. Указом Президиума Верховного Совета СССР № 4961-VI от 23.05.66 г. (в ред. Указа Президиума Верховного Совета СССР № 3908-Х от 11.02.81 г.) // Ведомости Верховного Совета СССР. - 1966. - № 22. - Ст. 387; 1981. - №. - Ст. 156.

Опубликовано: Судебная власть в России: закон, теория, практика. Материал международной научно-практической конференции, 19-20 ноября 2004, Тюмень, ИГиП ТюмГУ. - М.: «Юрист», 2005. – С. 587-594.


Если информация, размещенная на сайте, оказалась вам полезна, не пропускайте новые публикации - подпишитесь на наши страницы:

А если информация, размещенная на нашем сайте оказалась вам полезна, пожалуйста, поделитесь ею в социальных сетях.