Дискуссионные вопросы реализации уголовной политики в уголовном судопроизводстве

Сидоров А.С.Внимание! Обращайте внимание на действующую редакцию законов и других нормативно-правовых актовУголовное право

Автор: Татьянин Д.В.

уголовная политика

Концепция национальной безопасности Российской Федерации является политико-правовым документом, основным положением которого является идея определения системы национальных интересов совокупностью основных интересов личности, общества и государства. Борьба с преступностью является одним из средств обеспечения национальной безопасности, одновременно общество заинтересовано в том, чтобы применение норм уголовного и уголовно-процессуального законов было бы справедливым, адекватным совершенному лицом деянию и в тоже время эффективным. Несправедливость в любом ее проявлении, как необоснованная жесткость, так и неоправданная мягкость вызывают неприятие судебных приговоров и нигилистическое отношение к законодательству в целом, создавая в дальнейшем конфликтные ситуации.

А.И. Александров отмечает, что «…современная уголовно-процессуальная политика характеризуется следующими наиболее существенными чертами: гуманизация уголовно-процессуального законодательства и практики его применения; демократизация уголовно-процессуальных мер борьбы с преступностью; обеспечение законности и социальной справедливости при применении уголовно-процессуального закона; укрепление судебной власти, повышение независимости, авторитета и роли органов расследования и прокуратуры; использование общечеловеческих ценностей, достижение мировой цивилизации в уголовном процессе» [1, c. 414 - 415].

Рассматривая содержание концепции, которая нашла свое отражение в уголовно-процессуальной политике, следует обратить внимание на то, что общая идея гуманизма и защиты прав личности реализуется несколько непродуманно и непоследовательно, с характерными для нашей страны перекосами, что позволяет говорить о спорности отдельных положений уголовно-процессуального закона, которые препятствуют реализации назначению уголовного судопроизводства и достижению заявленной в концепции цели.

Одной из наиболее ярких является проблема возбуждения уголовных дел, что подтверждается и данными статистики. Согласно официальной статистики ежегодно растет количество заявлений и сообщений о преступлениях: 2009 -22,8 млн.; 2010 – 23,9 млн.; 2011 – 24,7 млн.; 2012 – 26,4 млн. В то же время количество возбужденных уголовных дел ежегодно снижается: 2009 -2, 4 млн.; 2010 – 2, 2 млн.; 2011 – 2, 0 млн.; 2012 – 1, 8 млн. [2, c. 26].

Данный показатель является наглядным примером, подтверждающим некорректное использование УПК РФ для сокрытия преступлений, поскольку сложно предположить, что ежегодно несколько сотен тысяч человек приходят в правоохранительные органы, сообщая о совершении преступления, а при проверке оказывается, что они ошиблись. Тем более странно, что данная тенденция подачи безосновательных жалоб и заявлений не идет на снижение, а наоборот увеличивается. В указанном случае можно говорить о завуалированной форме сокрытия преступлений с использованием уголовно-процессуального законодательства, что подтверждается статистикой: в 1992г. было выявлено укрытых от учета преступлений – 32,5 тыс., а в 2012 – 188,3 тыс [2, c. 26].

Следует отметить, что возбужденные в процессе выявления сокрытых преступлений, уголовные дела чаще всего остаются нераскрытыми, поскольку в течение времени, последовавшем с момента поступления сообщения о совершенном преступлении до момента возбуждения уголовного дела может пройти не только несколько дней, но и несколько недель, соответственно в последующем собрать необходимые доказательства бывает крайне проблематично, что приводит к увеличению числа приостановленных уголовных дел.

Читайте также:  О некоторых тенденциях в развитии уголовно-процессуального доказательственного права

Вопрос о целесообразности существования стадии возбуждения уголовного дела является камнем преткновения уже много лет. Несмотря на то, что данная стадия не несет в себе позитивной нагрузки, поскольку приводит к уничтожению доказательств, несвоевременному проведению следственных действий, неоправданных проведениях повторных процессуальных действий, законодатель никак не может от нее отказаться. Объяснение, что указанная стадия является фильтром, позволяющим разграничить уголовное дело от обычного конфликта, фактически засоряет деятельность органов предварительного расследования, которые первоначально собирают материалы, а потом их же перепроверяют.

Полагаю, что в целях своевременного раскрытия и расследования преступления необходимо отказаться от данной стадии. Увеличение количества следственных действий, допустимых для проведения на данной стадии не спасёт ситуации, в то же время подтверждает нецелесообразность наличия рассматриваемой стадии.

Разумеется, что нельзя просто отменить данную стадию, одновременно с ней необходимо отказаться от такого пережитка как так называемая "палочная" система когда эффективность работы органов следствия и дознания оценивается исключительно по количеству дел направленных в суд с обвинительным заключением. Необходимо отменить и признать неприемлемым подход, при котором считается отрицательным факт прекращения уголовного преследования, ведь именно из-за такого подхода и ввели стадию возбуждения уголовного дела.

Необходимо не только перестать считать прекращение уголовного дела за отсутствием состава или события преступления чем-то отрицательным, необходимо перестать считать превышение сроков предварительного расследования чем-то подлежащим осуждению или тем более дисциплинарному взысканию. Правоохранительная система не будет ни когда эффективной, если делать упор на количество. Оценивать надлежит, прежде всего, качество проведённого предварительного расследования. Разумеется, что при автоматическом возбуждении уголовных дел по каждому обращению возрастёт и нагрузка на органы предварительного расследования, прокуратуры, суда и федеральной службы исполнения наказаний. Соответственно возникнет необходимость пересмотреть их штаты в сторону увеличения.

Часто можно слышать выступления представителей правоохранительных органов о том, что увеличивается нагрузка, количество сотрудников незначительное, они не могут справиться с поставленными задачами. Можно сколько угодно говорить о том, что в системе правоохранительных органов недостаточно квалифицированных кадров, в связи с чем происходит увеличение сроков проверки поводов и оснований к возбуждению уголовного дела, но это не совсем так.

В 2013 году общая штатная численность органов прокуратуры составила 48386 единиц, а предельная штатная численность органов внутренних дел (без персонала по охране и обслуживанию зданий), финансируемая за счет федерального бюджета, 1106172 единиц, в том числе сотрудников органов внутренних дел 907525 человек, из них сотрудников полиции - 782001 человек. [5] Кроме указанных следует учитывать сотрудников следственного комитета РФ, а также сотрудников иных органов и дознания и предварительного следствия, проходящих службу в других правоохранительных органах.

По данным переписи населения проводившейся в 2010 году население страны на тот момент составляло 143436145 человек [6]. С учетом вышеприведённых статистических показателей численность состава правоохранительных органов достаточна для реализации уголовно-процессуальной политики проводимой в жизнь в настоящий момент. Более эффективная политика потребовала бы качественной и количественной реформы и правоохранительных органов и законодательства на таком уровне который в данный момент Российскому государству не доступен по ряду объективных причин.

Читайте также:  Условия правомерности причинения уголовно значимого вреда при медицинском вмешательстве

Проблема заключается в качестве сотрудников правоохранительных органов, но в данном случае следует говорить о принципиальном подходе к работе с кадрами, повышению требований к их профессиональной подготовке и образованию в целом. Если ориентироваться на специалистов-недоучек, которые, перебиваясь с двойки на тройку, пошли работать в правоохранительные органы, чтобы обеспечить себе безбедное существование, то здесь никакая штатная численность не спасет. Полагаю, что при приеме в правоохранительные органы должен ставиться барьер лицам, которые идут на государственную службу, прежде всего, из личных, а не государственных интересов.

Поскольку лица, ведущие предварительное расследование должны быть высококвалифицированными специалистами, то необходимо предоставить органам дознания и предварительного следствия возможность осуществлять производство по уголовному делу без каких-либо неадекватных ограничений. Дополнительные согласования принимаемых решений, огромное количество судебного санкционирования следственных действий отнимает много времени, но не имеет смысловой нагрузки. Если следователь профессионал, то его решение всегда будет законным и обоснованным.

Полагаю, что наличие ст. 125 УПК РФ является достаточной гарантией законности и обоснованности проведения следственных действий и принятия процессуальных решений, считаю, что судебное санкционирование при проведении следственных действий излишне и его вполне можно заменить на уведомление прокурора, в крайнем случае, на санкционирование им процессуального действия. Контроль над следствием это не свойственная суду функция.

Обеспечение уголовно-процессуальной политики может иметь место только в случаях, когда закон будет применяться единообразно, и когда уголовно-процессуальные гарантии будут существовать не формально, а реально. В связи с этим хотелось бы обратить внимание на защиту прав личности в упрощенных производствах. В частности, при производстве дознания обвиняемый в ходе его не допрашивается, но при окончании производства по уголовному делу он может заявить ходатайство о применении положений гл.40 УПК РФ. При рассмотрении уголовного дела в порядке, установленном указанной главой, доказательства не исследуются, а допрос обвиняемого в первую очередь сводится к выяснению соблюдения условий, необходимых для применения ст.316 УПК РФ.

Постановленный таким образом приговор не может быть обжалован в суде апелляционной инстанции, если обвиняемый возражает, указывая на то, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам по делу. Как в этом случае быть с правом на доступ к правосудию и правом на обжалование? Фактически желание обвиняемого получить минимальное наказание приводит к постановке необжалуемого приговора. Обвиняемый должен понять, что следует различать согласие обвиняемого с предъявленным ему обвинением и признанием им своей вины. Условием применение особого порядка является согласие с обвинением, а не признание вины. Согласие с предъявленным обвинением не связано с позицией обвиняемого относительно фактических обстоятельств дела. «Обвиняемый может вообще не давать показаний, но при этом и не спорить с обвинением. Здесь определяющее значение приобретает именно процессуальный аспект расследования: спорит ли обвиняемый с обвинением или отказывается от такого спора» [4, c. 761].

Читайте также:  Применение специального основания освобождения от уголовной ответственности за налоговые преступления

Законодатель при применении особого порядка судебного разбирательства не требует выяснения мотивов согласия обвиняемого с предъявленным ему обвинением, главное, чтобы были соблюдены все указанные в законе условия. Поэтому следует создать такую форму, чтобы обвиняемый мог исследовать доказательства и давать показания либо в ходе предварительного расследования, либо в ходе судебного разбирательства. Недопустимо, чтобы обвиняемый был осужден, соглашаясь с предъявленным обвинением без возможности исследования и оспаривания доказательств, имеющихся в материалах уголовного дела.

Спорна позиция законодателя об ограничении применения меры пресечения в виде заключения под стражу за совершение преступлений в сфере экономики в отношении лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность. Поступая корректно и гуманно в отношении указанных лиц, законодателю параллельно следовало бы предпринять меры, которыми бы обеспечивались интересы потерпевших и интересы государства.

Учитывая, что совершая экономические преступления, лица посягают на экономический базис государства, то подобный подход законодателя вызывает объективные нарекания. Следует учитывать, что, находясь на свободе, указанные лица могут повлиять на свидетелей и потерпевших, различными путями воспрепятствовать процессу доказывания, скрыться. Принимая запрет в вопросе применения меры пресечения в отношении указанных лиц, законодателю следовало бы установить возможность избрания такой меры пресечения, которая не позволила бы вывезти все активы, обналичить счета и скрыться. В отношении указанных лиц как альтернативу следовало бы предусмотреть возможность применения меры пресечения в виде имущественного залога [3, c. 10]. Применение указанной меры было бы эффективно, поскольку имущество, находящееся в залоге, невозможно реализовать. Обвиняемые были бы заинтересованы в качественном и своевременном процессе разрешения уголовного дела.

Решение указанных вопросов значительно способствовало бы возможности своевременного раскрытия и расследования преступления, защиту прав личности и осуществление правосудия, что соответствует положениям концепции национальной безопасности.

Литература

  1. Александров А.И. Уголовная политика и уголовный процесс в российской государственности. – СПб., 2003.
  2. Малышева О.А. Досудебное производство в российском уголовном процессе: проблемы реализации и правового регулирования: Автореф. .. дис. д-ра юрид. наук. – М., 2013.
  3. Муртазин Р.М. Применение мер пресечения в судебных стадиях уголовного процесса: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. – Челябинск, 2012.
  4. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации / Под ред. П.А. Лупинской. М., 2009.
  5. Указ президента "О штатной численности органов прокуратуры Российской федерации и органов внутренних дел российской федерации" № 352 от 12.04.2013г.
  6. Сайт: Всероссийская перепись населения 2010. Том 1. Численность и размещение населения. http://www.gks.ru/free_doc/new_site/perepis2010/croc/perepis_itogi1612.htm

Опубликовано: Совершенствование деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью в современных условиях». Материалы международной научно-практической конференции (1-2 ноября 2013). Выпуск 10. Часть 1. Тюмень: ТГАМЭУП, 2013



СИДОРОВ АНАТОЛИЙ СТАНИСЛАВОВИЧ,
адвокат тел: +7(904)8768419,
e-mail: advokatsidorov@mail.ru
625007, г. Тюмень, ул. 30 лет Победы, д. 14

Внимание! Представленная на сайте информация может утратить актуальность в связи с изменением законодательства.
С уважением, адвокат в Тюмени Сидоров А.С.

Не нашли ответа на свой вопрос? Нажмите на кнопку, которая находится ниже, и смотрите интересующие вас видео-консультации на канале "Советы юристов".

youtube

Следующая статья:
Предыдущая статья:

Рубрика: Уголовное право
Метка:

Ключевые слова сайта: адвокат Тюмень