Главная / Уголовный процесс / Пересмотр судебных решений о прекращении уголовных дел по нереалибитирующим основаниям

Исходя из принципа равенства граждан перед законом ограничение пересмотра в порядке надзора должно быть распространено и на судебные акты, которыми рассматривались жалобы на постановления органов, осуществляющих досудебное производство по делу, о прекращении уголовного дела и которыми было отказано в удовлетворении жалобы. Более того, ограничение должно быть установлено и для прокурора в вопросе отмены им по собственной инициативе постановления следователя или органа дознания о прекращении уголовного дела.

прекращение дела

Автор: Хабарова Е.А.

Регулируя вопросы пересмотра судебных актов, уголовно-процессуальный закон традиционно ориентируется на пересмотр приговоров. Специфика регламентации пересмотра других процессуальных актов, в частности, актов суда о прекращении уголовного дела, не всегда в должной мере учитывается.

Настоящая статья посвящена отдельным спорным вопросам пересмотра судебных актов о прекращении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям.

Одним из вопросов является регламентация в Уголовно-процессуальном кодексе РФ 2001 года (далее - УПК РФ) ограничений на пересмотр в апелляционном и кассационном порядке таких судебных актов. Ст.ст.370 и 385 УПК РФ устанавливают такие ограничения (связанные с ограничением круга лиц, по чьим жалобам возможна отмена) только в отношении оправдательного приговора. Однако принцип ограничения возможности поворота к худшему для обвиняемого диктует необходимость установления подобных ограничений и применительно к пересмотру судебных актов о прекращении уголовного дела.[1] Кроме того, ст.405 УПК РФ установлены совершенно одинаковые ограничения, связанные с недопустимостью поворота к худшему при пересмотре судебного решения в порядке надзора, в отношении оправдательного приговора и акта о прекращении уголовного дела.

Поэтому правильным было бы установление правила о том, что постановление или определение суда о прекращении уголовного дела может быть отменено судом апелляционной или кассационной инстанции не иначе как по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего, частного обвинителя или их представителей, а также по жалобе подсудимого, не согласного с основаниями прекращения дела.

В ст.ст.370 и 385 УПК РФ должны быть внесены дополнения, указывающие на распространение изложенных в таких нормах правил и на постановления и определения суда о прекращении уголовного дела. Более того, такие постановления и определения не должны отменяться судом даже по представлению прокурора или жалобе потерпевшего, если в них ставился вопрос лишь об изменении мотивировки прекращения дела, в т.ч. о замене его основания. [2]

Заслуживает внимания предложение, высказанное относительно ограничения права прокурора на внесение апелляционного или кассационного протеста, направленного на ухудшение положения подсудимого, если соответствующий судебный акт оказался мягким (в т.ч. подсудимый был оправдан или дело было прекращено) по вине прокурора, в частности, если он без уважительных причин не участвовал в судебном разбирательстве.[3]

Читайте также:  Защита публичных интересов общества в свете защиты прав потерпевшего

Как известно, ст.373 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР 1960 года (далее - УПК РСФСР) ограничивала срок пересмотра в порядке надзора определения или постановления суда о прекращении уголовного дела одним годом по вступлении их в законную силу. Ст.405 УПК РФ вообще запретила пересмотр в порядке надзора определения или постановления суда о прекращении уголовного дела. Конечно, столь радикальный подход вызывает серьезные вопросы, т.к. трудно сказать, в достаточны ли в таком случае гарантии обеспечения законности и обоснованности судебных актов.[4]

Менее радикальной была бы реализация предложения, согласно которому полномочие на принесение протеста об отмене оправдательного приговора или определения о прекращении дела предоставлялось бы только должностным лицам органов прокуратуры, но не суда (с учетом того, что последние не должны выполнять обвинительную функцию).[5] Но вопрос здесь не только в этом, но и в том, что аналогичные (какими бы они ни были) гарантии недопустимости поворота к худшему должны быть установлены и для иных форм пересмотра актов о прекращении уголовного дела.

Исходя из принципа равенства граждан перед законом ограничение пересмотра в порядке надзора должно быть распространено и на судебные акты, которыми рассматривались жалобы на постановления органов, осуществляющих досудебное производство по делу, о прекращении уголовного дела и которыми было отказано в удовлетворении жалобы. Более того, ограничение должно быть установлено и для прокурора в вопросе отмены им по собственной инициативе постановления следователя или органа дознания о прекращении уголовного дела (ч.3 ст.214 УПК РФ, ч.2 ст.210 УПК допускают возобновление прокурором производства по прекращенному делу, если не истекли сроки давности, установленные ст.78 УК РФ, но, видимо, специальные сроки должны быть предусмотрены и с момента прекращения уголовного дела). Наличие указанного в п.2.2 Приказа Генерального прокурора РФ от 13 ноября 2000 года № 141 месячного срока проверки прокурором законности прекращения уголовного дела нельзя рассматривать как давностное ограничение на отмену таких актов.

Действительно, почему прокурор в данном отношении должен обладать большим объемом прав, нежели высшие судебные инстанции? Что касается отмены прокурором постановления о прекращении дела в случае его обжалования кем-либо из участников уголовного процесса, то здесь достаточным было бы ограничение срока на само обжалование.

Вызывает также возражения положение ст.405 УПК РФ в том смысле, что оно ограничивает пересмотр в порядке надзора судебных актов о прекращении уголовного дела вообще, т.е. в т.ч. и в сторону улучшения положения лица, в отношении которого дело прекращено, и по его же инициативе (что особенно актуально именно для прекращения дела по нереабилитирующим основаниям).[6]

Читайте также:  Предпосылки и перспективы внедрения электронной формы уголовного дела в деятельности судебных органов

“Нет никаких оснований ограничивать… пересмотр определений (постановлений) о прекращении дел по нереабилитирующим основаниям” в целях реабилитации лица, в отношении которого дело было прекращено.[7]

Наконец, следует остановиться на вопросе о пересмотре процессуальных актов ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств. Согласно ч.1 ст.413 УПК РФ (ч.1 ст.384 УПК РСФСР) в данном порядке могут быть пересмотрены приговор, определение и постановление суда (в т.ч. определение и постановление суда о прекращении уголовного дела,[8] что прямо следует из ч.3 ст.414 и ч.1 ст.385 УПК РСФСР). Постановления о прекращении уголовного дела, вынесенные органами, осуществляющими досудебное производство по уголовному делу, в таком порядке не пересматриваются. При этом при вновь открывшихся обстоятельствах возобновляется уголовное дело, что свидетельствует о неприменимости данной процедуры к судебным актам, которыми была подтверждена законность и обоснованность постановлений о прекращении дела органов, осуществляющих досудебное производство по делу (тем более, что сами вновь открывшиеся обстоятельства всегда будут влиять на законность и обоснованность самого постановления о прекращении уголовного дела).

С учетом ранее высказанных предложений о том, что прокурору должно быть запрещено возобновлять ранее прекращенное уголовное дело, если вопрос о законности и обоснованности прекращения был предметом рассмотрения суда, а также об ограничении срока, в течение которого прокурор вправе отменить постановление о прекращении уголовного дела, следовало бы распространить процедуру возобновления дела и отмены по вновь открывшимся обстоятельствам на постановления о прекращении уголовного дела, вынесенные органами, осуществляющими досудебное производство по делу. Решение об отмене постановления о прекращении дела в таком случае должно приниматься судом по инициативе прокурора или заинтересованных участников уголовного процесса.

Согласно ч.3 ст.414 УПК РФ пересмотр определения, постановления о прекращении уголовного дела допускается лишь в течение сроков давности привлечения к уголовной ответственности, установленных ст.78 УК РФ, и не позднее одного года со дня открытия вновь открывшихся обстоятельств. Данная формулировка также требует корректировки.

Во-первых, с учетом вышеизложенного данная норма должна распространяться и на постановления органов, осуществляющих досудебное производство по уголовному делу, о прекращении уголовного дела.

Во-вторых, необоснованно установление ограничение срока на пересмотр акта о прекращении уголовного дела (особенно по нереабилитирующим основаниям), если такой пересмотр направлен на улучшение положения лица, в отношении которого прекращено дело, особенно, если оно будет производиться по его инициативе.

Читайте также:  Нормативное закрепление назначения и принципов российского уголовного процесса

Если ввиду установленных вновь открывшихся или новых обстоятельств судебный акт о прекращении уголовного дела подлежит отмене, то в соответствии с п.1 ст.418 УПК РФ уголовное дело в таком случае передается для производства нового судебного разбирательства. Очевидно, если будет предусмотрена отмена в таком порядке постановлений иных органов о прекращении уголовного дела, необходимо предусмотреть, что дело в такой ситуации направляется прокурору для передачи тому органу, который будет продолжать предварительное расследование.

Литература

  1. Перлов И.Д. Кассационное производство в советском уголовном процессе. М., 1968. С.382.
  2. Там же. С.381.
  3. Поляков С., Худяков Ю. Прокурор в судебном процессе – фигура безответственная. // Российская юстиция. 2002, № 1, с.54.
  4. С учетом того, что случаи отмены судебных актов о прекращении уголовного дела в надзорном порядке встречались не так уж редко: Постановление Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июня 1993 года по делу Громова // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1994, № 2, с.5; от 25 июня 1997 года по делу Громова // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1998, № 6, с.18 - 19; Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 29 апреля 1996 года по делу Ибрагимова // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997, № 1, с.20; от 4 августа 1998 года по делу Тембера // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1999, № 6, с.13 - 14. Обзор надзорной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за 1998 год. // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1999, № 12, с.13 - 18. Постановление Президиума Пермского областного суда от 5 февраля 1998 года по делу Кибалки // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1998, № 11, с.9.
  5. Перлов И.Д. Надзорное производство в уголовном процессе. М., 1974. С.115 - 116.
  6. Там же. С.126 - 127. Шило Н.Я. Охрана прав личности судами надзорной инстанции. Ашхабад, 1988.  С.87 - 88.
  7. Перлов И.Д. Надзорное производство в уголовном процессе… С.127. Шило Н.Я. Охрана прав личности судами надзорной инстанции… С.89.
  8. Ларин А. Решение Конституционного Суда РФ заводит в тупик // Российская юстиция. 1997, № 10, с.39.

Опубликовано: Современные проблемы уголовного права и уголовного процесса: Материалы междунар. науч.-практ. конф.: В 2 т. Т.2 / Редкол.: Н.В. Щедрин, И.В. Шишко, Л.В. Майорова. Красноярск: ИЦ КрасГУ, 2003. С.138 – 142.


Внимание! Информация, размещенная на страницах данного сайта, касается типовых способов решения тех или иных юридических вопросов. Жизненная ситуация, в которой оказались вы, носит уникальный характер. Поэтому, чтобы узнать, как решить ВАШУ проблему, свяжитесь со мной любым из способов, указанных ниже.

адвокат
СИДОРОВ
Анатолий Станиславович
адвокат
Консультации, защита и представительство
по уголовным и гражданским делам
тел: +7(904)8768419, +7(918)2414010
напишите мне