Если вам нужен бесплатный совет или консультация
опытного юриста, задайте свой вопрос прямо сейчас
Задать вопрос
Главная / Уголовный процесс / К вопросу об оценке судами доказательств, полученных с нарушением федерального закона

Еще в 1995 году, обращая внимание судов на безусловное выполнение этого положения еще в 1995 году Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что «доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией Российской Федерации права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами».

ошибки судей при оценке доказательств

Автор: Сидоров А.С.

Каждый, кто имеет какое-либо отношение к правоохранительной деятельности, тем более те должностные лица, которые непосредственно участвуют в организации выявления и расследования преступлений, а также судьи, должны знать и строго соблюдать конституционное положение о недопустимости доказательств, полученных с нарушением федерального закона (ч. 2 ст.50 Конституции Российской Федерации).

Еще в 1995 году, обращая внимание судов на безусловное выполнение этого положения еще в 1995 году Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что «доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией Российской Федерации права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами».

Не являются исключением и случаи использования в уголовном судопроизводстве доказательств, сформированных на основе результатов оперативно-розыскной деятельности, если эти результаты были получены с нарушение Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности».

Вместе с тем, практика свидетельствует о том, что не всегда и не всеми вышеуказанными лицами безукоснительно соблюдаются вышеуказанные конституционные нормы.

Поскольку объем данной статьи не позволяет более объемно рассмотреть заявленную тему, в подтверждение сказанного сошлюсь лишь на один пример.

Уголовное дело было возбуждено в отношении преподавателя одного из ВУЗов Тюмени в связи с выявленным фактом получения взятки в виде денежных средств от студентов за выставление оценок за фактически не сданный экзамен. Все началось с того, что один из студентов-взяткодателей сообщил об этом «куда надо», и преподаватель был задержан «с поличным» при передаче-получении предмета взятки.

Поскольку мне привелось участвовать в судебном процессе по данному делу в качестве защитника обвиняемой, приведу выдержку из своей защитительной речи по этому делу (действительные имена и фамилии лиц, упомянутых в речи, не называются):

«Уважаемый суд! В ходе судебного разбирательства мной было заявлено ряд ходатайств о признании недопустимым доказательств, сформированных на основе результатов оперативно-розыскной деятельности, полученных с нарушением федерального закона, а именно, Федерального закона от 12.08.1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности».

Поскольку суд принял данные ходатайства, но решил рассмотреть их одновременно с оценкой исследованных в ходе судебного разбирательства доказательств при постановлении приговора (к слову сказать, здесь суд сам нарушил положение ч. 2 ст. 271 УПК РФ), позволю себе еще раз обратить Ваше внимание и внимание участников судебного процесса по данному делу на эти нарушения.

Читайте также:  Проблемы применения системы видеоконференцсвязи в уголовном судопроизводстве

В материалах дела имеется рапорт оперативного уполномоченного ОЭБ и ПК УМВД России по г.Тюмени Х. от 31.03.2013 года, согласно которого К. была задержана по подозрению в получении взятки в виде денежных средств в ходе проведения оперативных мероприятий (том 1 л.д. 101). Другими словами, К. А.А. явилась объектом оперативно-розыскной деятельности, однако какие именно оперативно-розыскные мероприятия проводились в отношении нее, в рапорте не указано.

Вместе с тем, в судебном заседании по делу допрошены свидетели Х. и Т. Оба свидетеля пояснили, что работают в должности оперативных уполномоченных ОБЭП. 30 марта 2013 года они участвовали в задержании К. в районе торгового центра «Жасмин» в г. Тюмени. Задержание К. осуществлялось в связи с тем, что она подозревалась в получении взятки от студентов в виде денег за проставление оценки за экзамен без его фактической сдачи. При этом они не назвали наименование оперативно- розыскных мероприятий, в проведении которых участвовали.

Так как свидетели Т. и Х. пояснили, что, участвуя в задержании К., действовали по указанию своего начальника А., явившегося инициатором и организатором проведения в отношении К. оперативных мероприятий, мы заявляли ходатайство о вызове А. в суд, чтобы у него выяснить это обстоятельство.

Однако и допрошенный в суде А. не смог внятно пояснить, какое все же оперативно-розыскное мероприятие проводилось в отношении К. непосредственно перед ее задержанием.

Сначала он сказал, что это была «слежка». По всей видимости, он имел в виду оперативно-розыскное мероприятие, которое в Федеральном законе

«Об оперативно-розыскной деятельности» носит название «наблюдение». Однако суть наблюдения заключается в преднамеренном, систематическом и целенаправленном восприятии в естественных условиях зрительным путем конкретных лиц без вмешательства в ход их деятельности. Задержание лиц в ходе этого мероприятия исключается, хотя бы потому, что на момент наблюдения оно проводится негласно для наблюдаемого лица, в противном случае нарушается такой принцип оперативно-розыскной деятельности, как конспирация. И я не думаю, что А., являясь начальником оперативного подразделения, об этом не знал.

Ничего о проведении данного мероприятия, как говорилось выше, не сообщили суду и участвующие в задержании К. оперативные уполномоченные Т. и Х.

Кроме того, в материалах уголовного дела нет никаких документально подтвержденных сведений о том, что такое мероприятие проводилось, и его результаты были переданы следователю. Поскольку их нет в материалах дела, в связи с чем судом они также не исследовались, прошу суд критически отнестись к показаниям свидетеля А. по поводу факта задержания К. в ходе наблюдения за ней.

Читайте также:  Вопросы применения мер уголовно-процессуального принуждения к подозреваемым и обвиняемым по уголовным делам об экстремизме

Допрошенный в суде свидетель А. пытался также объяснить, что задержание К. было проведено также в ходе оперативно-розыскного мероприятия «прослушивание телефонных переговоров». Однако прослушивание телефонных переговоров заключается в совокупности действий по конспиративному слуховому контролю переговоров, ведущихся по линиям телефонной связи, и, как правило, в фиксации этих переговоров с помощью звукозаписывающих технических средств с целью обнаружить сведения о преступной деятельности какого-либо лица.

В связи с этим хотелось бы обратить внимание суда на то, что во время слухового контроля, совершить действия по задержанию лица невозможно по следующим причинам.

Во-первых, прослушивание телефонных переговоров осуществляют сотрудники специальных оперативно-технических подразделений, которым «по штату» не положено никого задерживать. Во-вторых, это оперативно-розыскное мероприятие проводилось не в отношении К., а иных лиц, а именно свидетелей Б. и Ш. еще задолго до ее задержания.

Таким образом, выяснить у свидетелей Т., Х. и А. вопрос, имеющий существенное значение для объективного рассмотрения уголовного дела, не представилось возможным.

Вместе с тем, получение К.. взятки, со слов указанных свидетелей, производилось после получения оперативной информации с ведома и под контролем сотрудников их подразделения.

Они преднамеренно ожидали, когда К., по их мнению, совершит преступление и препятствовали этому, хотя их основной оперативно- розыскной задачей согласно Федеральному закону «Об оперативно- розыскной деятельности» является предупреждение преступления.

Исключение из этого правила, конечно же, существует. Однако в этом случае, если, по мнению оперативных сотрудников, преступление предотвратить не представляется возможным, они берут действия лица, его совершающего, под свой контроль. Такие действия должностных лиц, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, законодатель назвал оперативным экспериментом.

Таким образом, из показаний свидетелей Т., Х. и А. следует, что моя подзащитная К. до- и в момент задержания находилась под оперативным контролем подразделения, которым руководит свидетель А.. То есть в отношении нее фактически было проведено оперативно-розыскное мероприятие, предусмотренное ст.6 Федерального закона от 12.08.1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» - оперативный эксперимент.

Положение части 6 статьи 8 Закона об ОРД допускает проведение оперативного эксперимента в целях выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия преступлений средней тяжести, тяжкого или особо тяжкого, а также для выявления и установления лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших. Согласно части 5 данной статьи оперативный эксперимент может проводиться лишь н основании постановления, утверждаемого руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.

В соответствии со ст. 11 Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд, утвержденной Приказом МВД РФ № 368, ФСБ РФ №185, ФСО РФ № 164, ФТС РФ № 481, СВР РФ № 32, ФСИН РФ № 184, ФСКН РФ № 97, Минобороны РФ № 147 от 17.04.2007, при представлении следователю результатов, полученных при проведении оперативного эксперимента, к ним прилагается постановление данного оперативно-розыскного мероприятия.

Читайте также:  Уклонение от погашения кредиторской задолженности

Учитывая, что постановления о проведении оперативного эксперимента в отношении К. в материалах уголовного дела нет, можно сделать вывод, что при проведении оперативного эксперимента в отношении К. и представлении его результатов следователю был нарушен Федеральный закон.

Вместе с тем, положение ч.2 ст. 50 Конституции РФ запрещает использовать доказательства, полученные с нарушением федерального закона…».

К сожалению, суд проигнорировал эти доводы, сославшись в приговоре на то, что К. была задержана в ходе «наблюдения» и «прослушивания телефонных переговоров», в связи с чем оснований для признания недопустимыми доказательств, полученных в ходе оперативного эксперимента» без законных юридических оснований для его проведения (отсутствии постановления руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность), не имеется.

Мало того, мои попытки выяснить в процессе судебного разбирательства у оперативных сотрудников, на основе каких именно оперативно-розыскных мероприятий были сформированы доказательства по делу, и были ли при этом соблюдены предусмотренные федеральным законом условия для их проведения, встретили непонимание судьи. Государственный обвинитель возразил против моих вопросов, а суд его поддержал, заявив, что «я и оперативные сотрудники находимся не на экзамене», а их знание федерального закона «есть кому проверять без меня».

Возникает вопрос: «А зачем нам суд?», если он не желает надлежащим образом оценивать доказательства по делу.

Источники и литература

  1. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31.10.1995 N 8 (ред. от 16.04.2013) "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" [Электронный ресурс] // КонсультантПлюс. [сайт] URL: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=145241;dst=0;ts=9D8D360 EBB4BEB8E7D45F737C4B71A59;rnd=0.6910729589198228 (дата обращения 7.01.2014г.) //В данном виде документ опубликован не был. Первоначальный текст документа опубликован в издании "Российская газета", № 247, 28.12.1995
  2. Федеральный закон от 12.08.1995 N 144-ФЗ (ред. от 21.12.2013) "Об оперативно- розыскной деятельности" [Электронный ресурс] // КонсультантПлюс. [сайт] URL: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=156039;dst=0;ts=9D8D360 EBB4BEB8E7D45F737C4B71A59;rnd=0.6766754353518473 (дата обращения 7.01.2014г.) // В данном виде документ опубликован не был. Первоначальный текст документа опубликован в издании "Собрание законодательства РФ", 14.08.1995, № 33, ст. 3349.
  3. Архив Калининского районного суда г. Тюмени, уголовное дело № 1-416/2013

Опубликовано: Материалы Международной-научно-практической конференции «Актуальные проблемы уголовного процесса и криминалистики России и стран СНГ», посвященной 85-летию со дня рождения профессора, доктора юридических наук, Заслуженного деятеля Высшей школы Юрия Даниловича Лифшица - 4 апреля 2014 года. Часть 2. –Челябинск: Цицеро, 2014. С. 126-130.


Если информация, размещенная на сайте, оказалась вам полезна, не пропускайте новые публикации - подпишитесь на наши страницы:

А если информация, размещенная на нашем сайте оказалась вам полезна, пожалуйста, поделитесь ею в социальных сетях.