Если вам нужен бесплатный совет или консультация
опытного юриста, задайте свой вопрос прямо сейчас
Задать вопрос
Главная / Уголовное право / Мелкое хищение при наличии квалифицирующих признаков: преступление или проступок?


Следует признать неверным мнением о том, что конструктивным признаком основных составов кражи, мошенничества, присвоения и растраты является размер причиненного ущерба в сумме, превышающей одну тысячу рублей. Нередко такое мнение берется на вооружение противниками криминализации мелких хищений, совершенных при квалифицирующих признаках, предусмотренных уголовным законом. УК РФ не ограничивает уголовную ответственность за хищение какой-либо минимальной суммой. Следовательно, исходя из буквального толкования уголовного закона, содеянное независимо от стоимости похищенного должно быть квалифицировано как уголовно наказуемое хищение.

ответственность за совершение мелкого хищения

Автор: Шарапов Р.Д.

Федеральным законом от 31.10.2002 № 133-ФЗ в ст. 7.27 КоАП РФ, предусматривающую ответственность за мелкое хищение, внесено дополнение, в соответствии с которым мелкое хищение признается административным правонарушением, если оно совершено «при отсутствии признаков преступлений, предусмотренных частями второй, третьей и четвертой статьи 158, частями второй и третьей статьи 159 и частями второй и третьей статьи 160 Уголовного кодекса Российской Федерации». Правоприменительная практика, которая в вопросе о разграничении уголовно-наказуемых кражи, мошенничества, присвоения, растраты и мелкого хищения до этого руководствовалась исключительно размером похищенного, восприняла нововведение неоднозначно. В частности, по-разному стал решаться вопрос о квалификации действий лиц, совершивших хищение чужого имущества в мелком размере (на сегодняшний день в сумме не свыше одной тысячи рублей), но при обстоятельствах, характеризующих квалифицированные составы хищений, предусмотренных ст. 158-160 УК РФ.

Большинство правоприменителей буквально истолковали законодательное решение, как устанавливающее новую границу между преступным и мелким хищением и означающее, таким образом, криминализацию действий мелких расхитителей, если хищение ими совершено группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, с незаконным проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище, из одежды, сумки или другой ручной клади, находившихся при потерпевшем, из нефтепровода, нефтепродуктопровода, газопровода, или с использованием своего служебного положения. Скажем, в Омской области, в период с 2010 г. по 1 квартал 2012 года в производстве следственных органов находилось 299 уголовных дел данной категории, из них 179 уголовных дел направлено в суд с обвинительным заключением, по которым вынесены обвинительные приговоры, 1 уголовное дело прекращено в связи с примирением сторон, производство по 119 уголовным делам приостановлено в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого.

Напротив, органы предварительного расследования, прокуратуры, а также суды некоторых субъектов Российской Федерации (например, Иркутской, Томской, Оренбургской областей, Республики Бурятия, Республики Алтай, Красноярского края) при решении вопроса о разграничении мелкого и уголовно-наказуемого хищения по-прежнему опираются только на размер совершенной кражи, мошенничества, присвоения или растраты, правда, с учетом мнения потерпевшей стороны и надзирающего прокурора. В данных регионах отмечается практика вынесения оправдательных приговоров, прекращения уголовных дел либо отказа в их возбуждении за отсутствием в деянии состава преступления, если размер похищенного не превышает одной тысячи рублей, несмотря на то, что в действиях похитителя наличествуют квалифицирующие признаки уголовно-наказуемых форм хищения.

Данная проблема проистекает из давней дискуссии о соотношении преступного и административно-наказуемого хищения, в которой наметились два подхода к решению вопроса.

Первый из них основан на том, что коллизия между нормами административного и уголовного права должна решаться на основе признания приоритета уголовного права, ибо преступность и наказуемость деяния определяется только Уголовным кодексом, являющимся единственным источником уголовного права (ст. 1, 3 УК РФ).

Исходя из этого, Г.Н. Борзенков полагает, что в случаях, когда отсутствует какой-либо из конструктивных признаков состава мелкого хищения (например, хищение имущества на мелкую сумму путем грабежа без насилия, или «если двое подростков по предварительному сговору совершили кражу малоценного имущества (двух досок)», либо украдено имущество стоимостью, превышающей размер мелкого хищения), предпочтение в оценке ситуации следует отдавать нормам уголовного права. При этом суд на основании ч. 2 ст. 14 УК РФ вправе не признать содеянное преступлением, а расценить его как малозначительное деяние, которое не соответствует условиям применения ст. 7.27 КоАП РФ[1].

Читайте также:  Актуальные вопросы квалификации новых видов мошенничества

Согласно второму подходу правовая оценка уголовно наказуемого хищения должна осуществляться с учетом административно-правовых норм о мелком хищении, что позволяет учесть участие уголовного права в межотраслевом взаимодействии. Исходя из этого, коль скоро УК РФ не определяет минимального размера стоимости имущества, хищение которого влечет уголовную ответственность, подавляющее большинство правоприменителей и представителей теории уголовного права ориентиром в решении данного вопроса считают административно-правовую норму о мелком хищении. Поэтому, по словам А.И. Бойцова, расширение рамок административно-наказуемого хищения автоматически влечет сужение пределов уголовно-наказуемого хищения, причем не только в отношении будущих, но и совершенных в прошлом правонарушений, на которые распространяется обратная сила уголовного закона, ставшего более мягким вследствие изменений, внесенных в системно соотносимый с ним административный закон[2].

Обратный процесс имел место в связи со вступлением в силу Федерального закона от 31.10.2002 № 133-ФЗ, который резко сузил сферу действия административной ответственности за хищение чужого имущества и, напротив, расширил сферу действия уголовного закона за счет того, что кража, мошенничество, присвоение и растрата, совершенные в мелком размере, но при квалифицирующих обстоятельствах, предусмотренных ст. 158-160 УК РФ, стали признаваться преступлением[3].

И та, и другая позиция, безусловно, достойны внимания. Однако обосновать правильное решение обозначенной выше проблемы изолированно в рамках каждой из них представляется затруднительным. По моему мнению, решение находится в плоскости обоих представленных подходов.

1. Поскольку деление права на отрасли достаточно условно, а в реальности право действует как система взаимосвязанных норм, в том числе расположенных в различных отраслях законодательства, постольку следует признать, что граница основания уголовной ответственности за хищение чужого имущества очерчивается при помощи административно-правовой нормы о мелком хищении. Несмотря на то, что в УК РФ на этот счет нет специальных указаний, хищение не может признаваться преступлением, а считается административным правонарушением, если содеянное удовлетворяет совокупности следующих условий:

  • способом хищения является кража, мошенничество, присвоение или растрата;
  • стоимость похищенного имущества не превышает одну тысячу рублей;
  • отсутствуют квалифицирующие признаки преступлений, предусмотренных в ст. 158-160 УК РФ.

Каждое из перечисленных условий (а не только размер стоимости похищенного) в равной степени выполняет одинаковую роль в установлении «водораздела» между мелким и уголовно-наказуемым хищением. Отсутствие любого из этих условий автоматически переводит совершенное лицом хищение в уголовно-правовое поле ответственности. Следовательно, вывод о том, что хищение в мелком размере, но при отягчающих обстоятельствах, предусмотренных ст. 158-160 УК РФ, должно квалифицироваться как преступление, следует считать правомерным настолько, насколько правомерными считаются широко распространенные в теории и практике уголовного права представления о том, что хищение в размере, превышающем одну тысячу рублей, а равно хищение в форме грабежа или разбоя независимо от стоимости похищенного являются преступлениями.

2. Учитывая взаимосвязь УК РФ и КоАП РФ в определении основания юридической ответственности за хищение чужого имущества, критерий в одну тысячу рублей используется только при разграничении административно-наказуемого мелкого хищения и так называемых основных составов уголовно-наказуемых кражи, мошенничества, присвоения и растраты, совершенных без предусмотренных уголовным законом квалифицирующих признаков. Однако, при наличии квалифицирующих признаков размер похищенного имущества утрачивает роль разграничительного критерия между мелким и уголовно-наказуемым хищением – содеянное следует признавать преступлением, даже если стоимость похищенного имущества была менее одной тысячи рублей.

Читайте также:  Вопросы квалификации преступных угроз

Следует признать неверным мнением о том, что конструктивным признаком основных составов кражи, мошенничества, присвоения и растраты является размер причиненного ущерба в сумме, превышающей одну тысячу рублей. Нередко такое мнение берется на вооружение противниками криминализации мелких хищений, совершенных при квалифицирующих признаках, предусмотренных уголовным законом. УК РФ не ограничивает уголовную ответственность за хищение какой-либо минимальной суммой. Следовательно, исходя из буквального толкования уголовного закона, содеянное независимо от стоимости похищенного должно быть квалифицировано как уголовно наказуемое хищение.

Другое дело, что благодаря системному взаимодействию в этом вопросе УК РФ и КоАП РФ, основные составы уголовно-наказуемых кражи, мошенничества, присвоения и растраты могут применяться самостоятельно только в ситуациях, когда размер совершенного лицом хищения превышает одну тысячу рублей. Случаи совершения хищений в указанных формах на меньшую сумму изъяты статьей 7.27 КоАП РФ из сферы действия первых частей ст. 158-160 УК РФ.

Оценка содеянного возвращается в область уголовного права, если хищению в мелком размере сопутствует хотя бы одно из отягчающих обстоятельств, предусмотренных в части второй, третьей или четвертой ст. 158-160 УК РФ. В этом случае упомянутое изъятие, допускаемое административно-деликтным законом, лишено юридической силы, и решение вопроса об ответственности всецело отдано на откуп уголовного законодательства, которое буквально криминализирует хищение чужого имущества независимо от размера последнего. Поэтому основной состав преступного хищения здесь, конечно, имеется. Но коль скоро в содеянном присутствуют отягчающие обстоятельства, вменению подлежит квалифицированный состав хищения.

3. Отмеченное соотношение норм КоАП РФ и УК РФ является ничем иным как коллизией (конкуренцией) между уголовно-правовой и административно-правовой нормами, предусматривающими ответственность за одно и то же правонарушение – хищение чужого имущества. На мой взгляд, коллизия между уголовно-правовой и административно-правовой нормами, несмотря на ее межотраслевой характер, но благодаря системности права, должна преодолеваться по общему правилу разрешения конкуренции общей и специальной нормы, а именно, применению подлежит та норма, которая наиболее полно и детально описывает признаки совершенного посягательства (специальная норма). Последняя может быть, как уголовно-правовой нормой, так и нормой административного права.

Исходя из того, что состав мелкого хищения описывается в ст. 7.27 КоАП РФ с исчерпывающей полнотой и тщательностью, тогда как корреспондирующие ему уголовно-правовые нормы о хищении чужого имущества сформулированы в абстрактной форме, следует вывод, что статья КоАП РФ об ответственности за мелкое хищение является специальной нормой, а соответствующие статьи УК РФ – нормами общими. Правилу о преодолении конкуренции между общей и специальной нормами в пользу нормы специальной имманентно присущ и другой постулат – при отсутствии в совершенном деянии признаков, предусмотренных специальной нормой, применению подлежит общая норма[4].

4. Ссылки правоприменителей на малозначительность деяния при вынесении оправдательных приговоров, отказе в возбуждении и прекращении уголовных дел по фактам совершения хищений в размере, не превышающем одной тысячи рублей, при квалифицирующих признаках ст. 158-160 УК РФ, представляются необоснованными.

Читайте также:  О групповых объединениях с участием несовершеннолетних

Дело здесь не столько в том, что такие решения основываются преимущественно лишь на малой стоимости имущества, ставшего предметом посягательства, вкупе с мнением потерпевшего и надзирающего прокурора. При этом игнорируются другие факторы малозначительности деяния, выработанные теорией уголовного права и судебной практикой, и напротив, нередко принимаются в расчет обстоятельства, не имеющие отношения к малозначительности (например, данные о личности виновного, деятельное раскаяние). Уголовно-правовая норма о малозначительности (ч. 2 ст. 14 УК РФ) не может использоваться правоприменителем для обоснования непреступного характера деяния, если вопрос о разграничении уголовной и иной правовой юрисдикции (административной, дисциплинарной или гражданско-правовой) применительно к данному деянию разрешен самим законодателем.

В противном случае, если допустить возможность признания малозначительным хищения на мелкую сумму, но при квалифицирующих обстоятельствах, предусмотренных уголовным законом (даже если принимать во внимание другие факторы малозначительности, например, направленность умысла на причинение мелкого ущерба, уважительный характер мотива хищения), получается что такое деяние вообще окажется вне сферы юридической ответственности, так как не будучи преступлением, оно также не может быть признано административным правонарушением. Обнаруживается явный дисбаланс в законодательном регулировании ответственности за хищение чужого имущества, что вряд ли допускал законодатель, когда в октябре 2002 года уточнял конструктивные признаки мелкого хищения в ст. 7.27 КоАП РФ.

5. Практика отказа от уголовного преследования хищений в размере, не превышающем одной тысячи рублей, но при квалифицирующих признаках ст. 158-160 УК РФ, чревата серьезным ослаблением уголовно-правового противодействия групповым, карманным, а также квартирным кражам. Последние два вида хищений, образующие профессиональный сегмент преступности, будучи весьма распространенными и злободневными преступлениями, вызывающими особенно болезненную реакцию у потерпевших и обоснованную тревогу у многих граждан, часто совершаются с прямым неконкретизированным умыслом в отношении величины имущественного ущерба. Поэтому, скажем, то обстоятельство, что в похищенном бумажнике или сумке потерпевшего оказалась мелкая сумма денег, вовсе не является заслугой карманного вора, которому по независящим от него причинам не удалось совершить хищение на большую сумму. И уж тем более это не должно давать виновному основания рассчитывать на снисхождение в виде административной ответственности за мелкое хищение.

Все вышеизложенное позволяет сделать вывод о том, что хищение чужого имущества путем кражи, мошенничества, присвоения или растраты, совершенные в мелком размере, но при квалифицирующих обстоятельствах, предусмотренных ст. 158-160 УК РФ, является преступлением. Решения правоприменительных органов об отказе от уголовного преследования по данным фактам со ссылкой на малозначительность деяния являются необоснованными и представляют собой применяемую вопреки требованиям законодательства судебно-следственную декриминализацию общественно опасных деяний, признаваемых преступлениями.

Литература

  1. Борзенков Г.Н. Административная и уголовная ответственность: проблемы соотношения // Соотношение преступлений и иных правонарушений: современные проблемы. М., 2005. с. 76-77.
  2. Бойцов А.И. Преступления против собственности. СПб., 2002. с. 496.
  3. Волженкин Б.В. Мелкое хищение чужого имущества // Уголовное право. 2002. № 4. с. 11; Васильченко А. Разграничение мелкого хищения и уголовно-наказуемых форм хищения // Уголовное право. 2003. № 4. с. 13; Кузнецова Н.Ф. Проблемы квалификации преступлений: Лекции по спецкурсу «Основы квалификации преступлений». М., 2007. с. 211.
  4. Горелик А.С. Конкуренция уголовно-правовых норм. Красноярск, 1998. с. 16.

Опубликовано: Материалы Всероссийской научно-практической конференции "Преступность в Западной Сибири: актуальные проблемы профилактики и расследования преступлений" (28 февраля-01 марта 2013 г.) - Тюмень: ТюмГУ, 2013.


Если информация, размещенная на сайте, оказалась вам полезна, не пропускайте новые публикации - подпишитесь на наши страницы:

А если информация, размещенная на нашем сайте оказалась вам полезна, пожалуйста, поделитесь ею в социальных сетях.