Криминологическая характеристика и типология рецидивистов

Сидоров А.С.Внимание! Обращайте внимание на действующую редакцию законов и других нормативно-правовых актовКриминология

Автор: Моргунов С.В.

резидивисты

Проблема личности рецидивиста выражается в уголовно-правовом, статистическом и криминологическом аспектах.

Во-первых, А.М. Яковлев считает, что «рецидив означает фактическое отрицание, опровержение в данном конкретном случае государственных и общественных мер, применявшихся к данному субъекту, и, соответственно, уголовно-правовых институтов, построенных с единственной целью пресечь преступление» [1, с. 4,5]. Во-вторых, по данным статистики в Тюменской области с 1997 по 2010 гг. возрос удельный вес лиц, ранее совершавших преступления, с 32,9% до 50 %, в т.ч. лиц, ранее судимых, составляет – 31,6%. В-третьих, что же касается рецидивистов, то они не могут жить по закону, у них появляется какая-то потребность все совершать и совершать новые преступления [2, с. 54].

По мнению коллектива авторов во главе с профессором П.П. Барановым, рецидивистом признается лицо, совершившее рецидивное преступление [3, с. 194]. В данном определении на передний план выдвигается уголовно-правовая характеристика личности рецидивиста, но при этом не указывается ее формирование посредством социальной обусловленности. Нам близка позиция других авторов, которые считают, что личность преступника-рецидивиста – это целостная совокупность взаимосвязанных социально значимых отрицательных свойств, которые во взаимодействии с внешними условиями и обстоятельствами обусловливают совершение повторных преступлений [4, с. 617].

Определение «целостной совокупности» предполагает применение целостного подхода, позволяющего рассматривать личность рецидивиста как «целостное образование, обладающее определенной структурой, т.е. состоящей из взаимосвязанных и взаимодействующих между собой элементов» [5, с. 100], а также устанавливать и описывать разноуровневые связи между ними. В связи с этим социально-типологические характеристики, социально-ролевые характеристики, нравственно-психологические характеристики и уголовно-правовые характеристики могут выступать не как обособленные друг от друга части, а как элементы такого целостного понятия, как личность преступника, в том числе и рецидивиста [6, с. 40]. Выделение элементов описания личности рецидивиста позволяет раздвинуть рамки ранее приведенных понятий и составить основу криминологической характеристики лиц данной категории.

Социально-типологическая характеристика личности преступника определяется его социальным статусом, включающим в себя совокупность следующих признаков: пола, возраста, семейного положения, уровня образования, принадлежности к социально группе и др. [7, с. 127] Социально-ролевая характеристика показывает отношения личности с обществом, которые складываются в результате выполняемых преступником гражданских, социальных ролей и обязанностей [6, с. 40]. Нравственно-психологическая характеристика личности охватывает ее отношение к различным социальным и моральным ценностям, требованиям права, к правоохранительной деятельности, ориентацию в поиске потребностей, интересов, притязаний, умение выбора способов их удовлетворения, а также особенности интеллектуальных, эмоциональных и волевых свойств [8, с. 114, 115].

При изучении социально-типологических свойств личности рецидивиста на передний план выступают его пол и возраст, которые оказывают значительное воздействие на реагирование индивидом на те или иные конфликтные или негативные ситуации и выбор форм поведения в таких ситуациях [9, с. 26].

Рецидивная преступность в основном существует из-за криминальной активности мужского населения. По нашим исследованиям, мужчины-рецидивисты в половозрастной структуре рецидивной преступности составляют 91,3 %. В свою очередь, доля женщин не превышает 10 %. Следует отметить, что удельный вес женщин-рецидивисток в зависимости от вида совершенных повторных преступлений бывает различным. Наиболее высок процент женщин, совершаемых рецидивные преступления ненасильственной направленности, он достигает 30 %. Это, например, преступления, совершаемые путем присвоения, растрат или злоупотребления служебным положением. Обратная картина наблюдается среди лиц, совершающих грабежи и разбои, здесь удельный вес женщин не превышает 6 % [2, с. 45, 46].

По нашим исследованиям, рецидивисты имеют наибольшую криминальную активность в возрасте от 18 до 40 лет (82 %), при этом на возраст от 18 до 30 лет приходится 60,4 % обследованных. В связи с этим наблюдается тенденция омоложения рецидивистов, так как ранее в криминологической литературе было отмечено, что их средний возраст составляет более 30 лет [2, с. 46; 10, с 14], в настоящее время он чуть больше 28 лет. Наименьшую рецидивную активность имеют лица в возрасте от 45 лет и старше (5,8 %).

Образовательный критерий характеризует рецидивистов следующим образом: не имеют образования – 0,3 %, нет неполного среднего – 14,7 %, имеют неполное среднее – 26,6 %, имеют среднее образование – 36,9 %, имеют среднее специальное образование – 20,3 %, имеют незаконченное высшее и высшее образование – 0,6 % лиц соответственно. Как мы видим, рецидивисты имеют низкие образовательный уровень и степень стремления к его повышению.

Около 3/4 (72,8 %) рецидивистов проживают в городе, причем каждый десятый является жителем поселков городского типа (11,9 %), а каждый восьмой – жителем сельской местности (15,3 %). В основном рецидивные преступления совершают местные жители (90 %). На долю рецидивистов, проживающих в других областях, в основном Свердловской и Курганской областях, приходится 4,4 %, а прибывших из других государств – 0,9 %. В свою очередь, лица без определенного места жительства, совершившие рецидив, составляют около 4,9 %. Ранее в криминологической литературе указывалось, что по мере роста числа судимостей и воздействия неблагоприятных политических, экономических факторов увеличивается удельный вес лиц без определенного места жительства среди рецидивистов [8, с. 222; 11, с. 750]. В настоящее время тенденция потери жилья многократно судимыми рецидивистами в значительной степени замедлилась. На наш взгляд, собственник жилья стал более защищенным по причине введения в жилищное законодательство института приватизации жилплощади на общем фоне политической и экономической стабильности.

По национальному признаку среди рецидивистов более 88,1 % русских, 8,8 % татар, 1,3 % азербайджанцев, 0,3 % цыган и 1,5 % представителей иных национальностей. Указанный национальный состав в целом отражает структуру населения, проживающего в Тюменской области.

На момент совершения повторного преступления не женатыми (не замужними) являлись 66,3 % лиц, женатыми (замужем) – 14,7 %, разведенными – 6,2 %, находившимися в гражданском браке – 12,2 % рецидивистов. Причем не имели детей на иждивении – 70,6 % лиц, в свою очередь, у 21,9 % имелся один ребенок, у 5,3 % два ребенка и, наконец, у 2,2 % лиц имелось три ребенка. Как мы видим, семейные связи являются далеко не чуждыми для рецидивиста, но в большей части обременительными для поддержания своего стиля жизни и достижения преступных целей. В связи с этим у рецидивистов распад семьи происходит чаще и быстрее, чем у лиц, осужденных впервые к отбыванию наказания в местах лишения свободы [7, с. 345].

Немаловажным для полной криминологической характеристики личности рецидивиста является знание о том, в какой семье он воспитывался и в какой среде рос. По нашим исследованиям, воспитывались в семьях: благополучной – 92,5 % лиц и неблагополучной – 7,5 %; в полной – 53,5 %, неполной – 45,4 % и сиротствовали – 1,1% рецидивистов. Непосредственно воспитывались обоими родителями – 53,5 % лиц, отцом – 2,7 %, матерью – 36,3 %, дедушкой и бабушкой – 5,9 % и другими родственниками – 1,6 % рецидивистов. При этом рецидивисты росли в семьях без братьев и сестер в 60,4 % случаев, имели одного брата или сестру в 30,5 % случаев и воспитывался в многодетных семьях почти каждый десятый рецидивист (9,1 %). Благоприятные условия воспитания человека в семье позволяют ему преодолеть отчуждение, непонимание общепринятых норм морали, нравственности и права [12, с. 138].

Структура рода занятий на момент совершения рецидивного преступления выглядит следующим образом: большую часть составляют неработающие рецидивисты – 57,5 %, неквалифицированным трудом занимаются 10,9 % лиц, квалифицированными рабочими являются 17,8 %, нашли применение своих сил в сфере обслуживания 6,6 % рецидивистов, учащимися и пенсионерами являются 4,7 и 1,9 % лиц исследуемого контингента соответственно. Данные о трудовом стаже у рецидивистов таковы: отсутствует у 49,3 % лиц, до 3-х лет у 19,4 %, от 3 до 5 лет у 15,9 %, от 5 до 10 лет у 9,7 %, от 10 до 20 лет у 4,4 % и стаж более 20 лет не установлен. Как мы видим, наблюдается уменьшение количества рецидивистов по мере повышения трудового стажа. В связи с этим процесс взросления личности не оказывает прямого и существенного влияния на увеличение трудового стажа рецидивиста. Значительное влияние на приобретение трудовых навыков оказывает длительность периода нахождения рецидивиста на свободе.

Наличие отклонений у рецидивистов проявляется в следующем: страдает наркоманией каждый четвертый (24,7 %), в том числе из них каждый одиннадцатый (8,9 %) заражен ВИЧ-инфекцией, хроническим алкоголизмом – 15,9 %, психическими отклонениями – 4,1% и иными хроническими заболеваниями – 6,6 %, в основном это туберкулез. Не имеют заболеваний 48,7 % рецидивистов.

Употребление алкоголя, наркотических веществ создает благоприятные условия для совершения рецидивных преступлений. В состоянии алкогольного опьянения было совершено 37,6 % рецидивных преступлений. В сельской местности совершение данных преступлений в более 50 % случаев происходило на фоне алкогольного опьянения данных лиц. Это указывает на большую степень алкоголизации рецидивистов, проживающих в сельской местности. В свою очередь, рецидивисты, проживающие в городе, в большей степени подвержены процессу наркотизации.

Вторым элементом криминологической характеристики личности рецидивиста является его социально-ролевая характеристика. В допреступный период рецидивистам дается оценка окружающих их людей не только с уголовно-правовых, но и с социальных, морально-нравственных позиций. Как правило, оценка дается каким-либо действиям, не обязательно преступным, а прямо вытекающим из социально-ролевого положения рецидивиста.

Например, по месту жительства рецидивист может выполнять социальные роли отца, матери, сына, дочери, брата, сестры, зятя, невестки, соседа и т.д. и возложенные на него права и обязанности по месту своего проживания. По нашим исследованиям, большинство рецидивистов характеризуются с отрицательной стороны – 59,7 %, а с положительной стороны – 40,3 %. Отрицательная характеристика по месту жительства в большинстве случаев обусловливается злоупотреблением спиртных напитков, ведением паразитического образа жизни, организацией притонов рецидивистами. Следует отметить, что женщины-рецидивистки имеют в основном одного ребенка и в большинстве случаев относятся к воспитанию своих детей безразлично, не уделяют им должного внимания. Воспитанием детей этих женщин занимаются бабушки, дедушки или другие родственники.

По месту работы и учебы рецидивисты характеризуются положительно в 74,4 % и отрицательно в 25,6 % случаев. В данном случае они выполняют роли работника, товарища по работе и даже руководителя. Рецидивисты в большинстве случаев характеризуются положительно, потому что наличие связей на работе для них очень ценны, так как есть возможность изменить жизнь к лучшему, «завязать» с прошлым, это с одной стороны. С другой стороны, некоторые рецидивисты, производя положительное впечатление на работе, сами не отказываются от рецидивной преступной деятельности. Как правило, они выбирают работу в сфере обслуживания, связанную с разъездами, посещениями различных районов города, области, при этом избегая постоянного контроля над собой со стороны руководства. Например, ранее неоднократно судимые гр. Б., работающий таксистом, и гр. Р., работающий по обслуживанию игровых автоматов, вступив в предварительный сговор, совершили несколько преступлений в рабочее время.

И наконец, по месту отбывания наказания указанный контингент характеризуется положительно в 49,4 % и отрицательно в 50,6 % случаев. Это позволяет заметить, что рецидивисты в местах лишения свободы или находящиеся под контролем органов исполнения наказания, в большей степени халатно относятся к возложенным на них трудовым обязанностям. Возможно, трудоустраиваясь по собственной воле, у них имеется первоначальная мотивация показать свои лучшие качества перед новыми, незнакомыми людьми, отгораживаясь от своего преступного прошлого.

Выделение и раскрытие нравственно-психологических характеристик личности преступника, в том числе и рецидивиста, дает возможность объяснить причины формирования его преступной мотивации [6, с. 47]. Нравственно-психологические характеристики рецидивиста охватывают присущие ему потребности, интересы, эмоционально-волевые свойства, нравственные и правовые убеждения, а также его поведение в социальной сфере.

Потребности человека разнообразны, они делятся на социальные и биологические, общественные и индивидуальные. Если рассматривать потребности с другой позиции, то они могу быть материальными, духовными и физиологическими. Структура потребностей у всех людей одинакова, однако те или иные из них больше или меньше развиты у разных людей, но самое главное – различными являются способы удовлетворения тех или иных потребностей [9, с. 38].

Потребности и интересы рецидивистов гораздо беднее и примитивнее, чем у законопослушных граждан и лиц, совершивших преступления впервые. Они, как правило, находятся за пределами возможностей рецидивистов. Это порождает несоответствие между потребностями, интересами и способами их удовлетворения. И, как следствие этого, для разрешения своих внутренних конфликтов данные лица часто используют противоправные способы.

Отношение рецидивистов к потребности трудиться в основном имеет отрицательный характер. В свою очередь, немалое количество рецидивистов считает общественно полезный труд для себя приемлемым. Но для развития большей позитивности к труду этой группе рецидивистов мешает социально-бытовая неустроенность. Она выражается в отсутствии регистрации, документов, подтверждающих их гражданский статус, ослаблении семейных связей, а порой в их отсутствии, и в конечном итоге является причиной выбора, например, администрацией предприятия между работниками, имеющими и не имеющими судимости, последних (48,6 % лиц было отказано в приеме на работу в связи с прошлой судимостью).

Работая в уголовном розыске, диссертант столкнулся со случаями сложной адаптации рецидивистов в постпреступный период. Так, гражданин А., ранее неоднократно судимый за преступления корыстной направленности, после выхода на свободу из исправительного учреждения не мог трудоустроиться, поскольку не имел паспорта. В результате этого на фоне алкогольного опьянения у него начали возникать бытовые конфликты с матерью, которая не могла его содержать на свою пенсию. Предотвратить развитие негативного процесса в семье помогли органы внутренних дел, посодействовав получению А. паспорта. После этого А. устроился на работу, и жалоб со стороны его матери в органы внутренних дел больше не поступало.

Одной из важнейших потребностей для рецидивистов является потребность в общении. Удовлетворение этой потребности происходит, как правило, с помощью контактов с ранее судимыми лицами, ведущими антиобщественный и аморальный образ жизни. Указанные отношения оказывают значительное влияние на формирование криминальной мотивации рецидивиста. Однако существуют и противоположные примеры. Так, гражданин П., ранее неоднократно судимый, после очередного освобождения из мест лишения свободы решил завести семью. В этом случае для него примером в создании семьи стал его сокамерник, который раньше освободился из мест лишения свободы, женился, имел работу, детей, хорошую квартиру и положительный авторитет в районе среди лиц, ранее судимых. П. называл его «красавчиком» и не упрекал его за то, что тот отошел от воровских традиций и ведет свою жизнь как законопослушный гражданин, наоборот, он хотел последовать такому примеру ресоциализации на свободе. Кроме того, П. объяснил и другую причину желания скорейшей ресоциализации в обществе тем, что в местах лишения свободы «делать нечего». Этот пример является свидетельством успешной социальной адаптации лиц, освободившихся из мест лишения свободы, в том числе и рецидивистов, в постпреступный период.

Большое влияние на формирование сознания рецидивистов оказывают их духовные потребности. Большинство рецидивистов не интересуются политическими, социальными, культурными, спортивными событиями [9, с. 39]. В связи с этим из-за пассивности у рецидивистов низок культурный уровень. В основном рецидивисты увлекаются чтением художественной литературы. Более 50 % рецидивистов читают литературу детективно-приключенческого жанра, фантастику. В местах заключения, следственных изоляторах существуют неформальные библиотеки, которые постоянно пополняются и обновляются за счет заключенных и подследственных. Большинство молодых рецидивистов предпочитают чтению получение информации из Интернета. Однако есть рецидивисты, которые увлекаются классической литературой. Из музыкальных произведений рецидивисты предпочитают слушать шансон и песни, воспевающие романтику преступной жизни. Эти песни позволяют им оправдывать свои преступные деяния и чувствовать себя причастными к общности «особых» людей.

В настоящее время немаловажное влияние оказывают на рецидивистов общественные институты религиозных конфессий посредством своих многовековых позитивных канонов и традиций. Это влияние порождает у данных лиц духовную потребность быть верующими людьми, следовать религиозным канонам, традициям, соблюдая при этом уголовно-правовые нормы.

Эмоционально-волевая характеристика личности рецидивиста обладает в основном психологическими дефектами, включающими в себя высокую эмоциональную возбудимость, слабый самоконтроль и значительную зависимость от присущей ситуации на фоне немедицинского употребления наркотиков и злоупотребления спиртными напитками (каждый четвертый (24,7 %) и седьмой (15,9 %) рецидивист страдает наркоманией и алкоголизмом). В связи с этим у большей части рецидивистов не имеется желания разрешать проблемы, преодолевать трудности в повседневной жизни и развивать свои социально полезные способности. Однако некоторая часть преступников-рецидивистов обладает сильной волей, но она в основном способствует поддержанию их отрицательной направленности, имеющей окраску озлобленности, агрессивности, жестокости, несдержанности, неадекватности и примитивизма эмоциональных реакций [13, с. 266].

Деформация нравственного сознания рецидивистов выражается в целом антисоциальной направленностью, способствующей проявлению индивидуализма в разрез с общепринятыми морально-нравственными нормами. Рецидивист – это педагогически запущенное лицо, нуждающееся в мерах активного исправления [7, с. 346].

Правовая деформация сознания рецидивиста выражается в пренебрежении к нормам права, несамокритичности и самооправдании преступного деяния, верой в безнаказанность, удачу, воровской «фарт», отказе принимать наказание за содеянное преступление как справедливое. Чем больше рецидивисты имеют судимостей, тем они чаще признают наказание несправедливым (61,1 % рецидивистов считают время нахождения в местах лишения свободы потерянным и наказание несправедливым). Все это происходит на фоне низменных моральных чувств индивидуализма, алчности, стяжательства, жадности, настороженности и враждебности к обществу, зависти, злобности, жестокости, ревности и неуважения к женщине [3, с. 195].

Для рецидивиста в повседневной жизни не представляет большой ценности общение с законопослушными гражданами, окружающими его, поэтому в отношении их он часто совершает противоправные аморальные акты, соединенные с паразитизмом, пьянством, алкоголизмом и наркотизмом [7, с. 347]. Антисоциальное проявление личности рецидивиста в большей части предшествует совершению уголовно наказуемого деяния. В отношении органов власти, а именно работников милиции, рецидивисты стараются не встречаться оперативными работниками, но стараются создать о себе хорошее впечатление у участковых уполномоченных милиции. Последним они сообщают информацию о лицах, ведущих антисоциальный, аморальный образ, отвлекая внимание от своей рецидивной деятельности [10, с. 13]. Кроме того, рецидивисты и их криминальное окружение при любом удобном случае пытаются помешать проведению в отношении их оперативно-розыскных мероприятий и раскрытию совершенных преступлений.

Взаимодействие потребностей, интересов, эмоционально-волевой и нравственно-правовой сфер, проявление социальной деятельности рецидивиста в обществе влекут изменение его сознания. Указанное изменение сознания личности рецидивиста объясняет возникновение криминогенной мотивации, которая является последним звеном в цепочке указанных взаимодействий, перед принятием решения совершить преступное посягательство. При совершении преступления рецидивист приобретает уголовно-правовые характеристики, являющиеся неотъемлемой частью его личности.

Четвертый элемент криминологической характеристики личности рецидивиста целесообразно начать рассматривать с характера его преступных посягательств. В связи ранжированием общественных отношений, согласно ценностной шкале, рецидивисты в рассматриваемый период совершили преступления следующего характера: насильственного – убийство (ст. 105 УК РФ) – 1,3 % , тяжкий вред здоровью (ст. 111 УК РФ) – 5,1 %, изнасилование (ст. 131 УК РФ) – 1,5 %; корыстно-насильственного – грабеж (ст. 161 УК РФ) – 13,3 %, разбой (ст. 162 УК РФ) – 12,0 %, вымогательство (ст. 163 УК РФ) – 1,5 %; корыстного – кража (ст. 158 УК РФ) – 37, 6%, мошенничество (ст. 159 УК РФ) – 6,6 %; порочно-потребительского – незаконное приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка без цели сбыта наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов (ст. 228 УК РФ) – 10,3 %, а также иные преступные деяния – 10,6 %.

Одновременное сочетание реальной совокупности преступлений и судимости представляется следующим. Наличие реальной совокупности в первую и последующие судимости является критерием повышенной общественной опасности при равном количестве судимостей. Наличие реальной совокупности (многоэпизодности) [9, с. 75] имеется у рецидивистов в первую судимость – 21,4 %, во вторую судимость – 30,8 %, в третью судимость – 20,5 %, в четвертую судимость – 14,7 %, в пятую судимость – 5,9 %, в шестую и более судимостей – 6,7 %, а также при одной судимости – 35,9 %, при двух судимостях – 15,3 %, при трех судимостях – 4,4 % и при четырех судимостях указанных фактов не установлено. Не имелось реальной совокупности у 43,5 % рецидивистов. Кроме того, наличие соучастия выразилось в следующих формах: совершение рецидивных преступлений группой лиц – 2,4 %, группой по предварительному сговору – 16,7 %, организованной группой – 1,7 %. Совершили рецидивные преступления в одиночку – 79,2 % рецидивистов.

Местами совершения преступлений явились: квартира – 27,1 %, дом (частный) – 11,3 %, подсобное помещение – 8,6 %, магазин – 6,8 %, автотранспорт – 3,4 %, общественное заведение – 5,8 %, исправительные учреждения – 3,9 %, улица – 31,6 % и иное – 3,1 %.

Время совершения преступления: утро – 13,0 %, день – 26,7 %, вечер –30,0 %, ночь – 24,8 %, не установлено – 5,5 %. Посезонное отражение совершенных рецидивных преступлений выразилось в следующем: весна – 26,3 %, лето – 23,4 %, осень – 28,6 %, зима – 21,7 %. При этом рецидивисты использовали способы совершения преступлений в следующем процентном соотношении: тайный – 33,7 %, открытый – 21,6 %, путем обмана – 5,9 %, насильственный – 26,0 % и иной – 12,8 %.

При совершении преступлений рецидивисты использовали следующие средства и орудия совершения преступления: огнестрельное оружие – в 3,2 %, случаев, холодное оружие – в 14,3 %, автомашину – в 4,3 %, иные – в 22,9 % случаев. Не прибегали к использованию средств и орудий совершения преступления 58,5 % рецидивистов.

Мотив является последним звеном в причинно-следственной цепочке совершения преступления, в том числе рецидивного. У рецидивистов преобладает корыстная (47,0 %), а затем корыстно-насильственная (26,5 %), насильственная (15,9 %) и порочно-потребительская (10,6 %) криминогенные мотивации.

Большую часть потерпевших в результате совершенных преступлений рецидивистами составляют женщины – 42,5 %. В свою очередь, мужчины составляют 41,2 %. Кроме того, в 5,8% случаев преступный вред был причинен юридическим лицам, а также в 10,5 % не было выявлено потерпевших (преступления, связанные с незаконным сбытом наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов неизвестным лицом). Из общего количества потерпевших, являющихся физическими лицами, 9,7 % составляют несовершеннолетние граждане.

Представляет интерес тот факт, в каких отношениях находились преступник и жертва. В более чем 40 % случаев совершенных рецидивных преступлений преступник и жертва находились в следующих отношениях: родственных – 12,2 %, соседских – 11,2 %, дружеских – 8,8 % и были ранее знакомы – 8,8 %. Внезапно возникшие отношения между жертвой и преступником были установлены в 59,4 % случаев.

Мы рассматриваем личность рецидивиста в рамках криминологического рецидива, который включает уголовно-правовой рецидив. Таким образом, уголовно-правовой рецидив составил 32,6 % от общего числа рецидивных преступлений, рассматриваемых в криминологическом аспекте. Кроме того, уголовно-правовой рецидив включает: простой рецидив – 73,1 %, опасный рецидив – 20,2 % и особо опасный рецидив – 6,7 %. Криминологический рецидив, при наличии у лица неснятой или непогашенной судимости (вне рамок юридического рецидива), нашел свое выражения более чем в 2/3 преступлений.

По объекту посягательства различают общий и специальный рецидив. В рамках общего рецидива было совершено – 52,8 % преступлений, а в рамках специального – 47,2 %. Кроме того, по количеству совершенных преступлений рецидив разделяется на простой (два преступления) и сложный (три и более преступления). В рамках простого рецидива было совершено 37,2 %, а в рамках сложного – 62,8 % (в т.ч.: три судимости – 34,8 %, четыре судимости – 28,9 %, пять судимостей – 20,9 % и шесть и более судимостей – 15,4 % случаев). Соотношение рецидивистов, в отношении которых был избран тот или иной вид наказания, следующее: ранее отбывавшие наказание в ИУ – 46,8 %, после УДО – 21,6 %, в период исправительных или обязательных работ – 2,2 %, штраф – 3,3 %, после условного осуждения – 26,1 %.

Изменение степени тяжести последующих преступлений выразилось следующим образом: в увеличении у 51,9 %, в снижении у 11,2 % и на постоянном уровне у 36,9 % рецидивистов. Кроме того, интенсивность рецидива выразилась следующим образом: до 3-х месяцев – 20,9 %, от 3-х до 1 года – 33,1 %, от 1 года до 3-х лет – 28,8 %, свыше 3-х лет – 17,2 %.

Всестороннее изучение и учет особых, неповторимых качеств человека, своеобразных его природных и социальных свойств является начальным моментом предупреждения преступлений, в том числе и рецидивных [12, с. 141]. В связи с этим криминологическая характеристика личности рецидивиста может рассматриваться через следующие преобладающие признаки: это в основном мужчина, имеющий средний возраст 30 лет, неполное среднее или среднее образование, не женат, не имеет детей или имеет одного ребенка, неработающий или занятый на производстве, связанном с физическим трудом, злоупотребляющий алкоголем или употребляющий наркотические вещества, зачастую городской житель, по национальности русский. Свои обязанности по воспитанию детей выполняет ненадлежащим образом, по месту жительства в большинстве случаев характеризуется отрицательно, по месту работы стремится показать себя с положительной стороны. В местах лишения свободы ведет себя своеобразно, в одних случаях пытается получить условно-досрочное освобождение, в других занимает нейтральную позицию, то есть не нарушает режим, но при этом не проявляет никаких инициатив уменьшить срок наказания, и, в-третьих, занимает отрицательную позицию по отношению к администрации исправительного учреждения. На свободе рецидивист ведет себя настороженно, скрытно, особенно по отношению к сотрудникам уголовного розыска. В то же время в отношении законопослушных граждан ведет себя в лучшем случае пренебрежительно, а в худшем конфликтно, аморально. В основном удовлетворяет потребность общения с лицами, ранее судимыми, асоциально и аморально настроенными.

Раскрытие содержания личности рецидивиста на основе социально-типологических, социально-ролевых, нравственно-психологических и уголовно-правовых классификационных признаков носит описательный характер и не позволяет нам дать ответ, почему вновь и вновь один и тот же человек продолжает совершать преступления.

Обратимся к исследованию личности преступника, предпринятому Ю.М. Антоняном и В.Е. Эминовым, которые отмечают, что «самым же важным отличием классификации от типологии является то, что первая дает описание изучаемого объекта, а вторая (наряду с другими методами) его объяснение, т.е. с помощью типологии можно успешнее вскрыть его природу, причины, закономерности зарождения и развития, составить прогноз» [14, с. 115].

В научной литературе указаны такие основания для выделения типов преступников, как мотив – внутреннее побуждение к поведению, характер преступной направленности, степень общественной опасности, отношение преступника к главной ценности – человеческой жизни [14, с. 117-120], социальная направленность [15, с. 43], а также соотношение негативных и позитивных моментов личности [9, с. 51]. Проблема типологии личности состоит в том, что ни одно основание не позволяет выделить такие типы личности, посредством которых можно полно и однозначно определить, почему она (личность) совершает преступления впервые и вновь. Кроме того, типология не позволяет выделить типы личности преступника с жесткими границами, так как внутренне состояние преступника изменчиво и непостоянно, т.е. поддается внешней детерминации и ограничению.

В данном случае криминологически значимая межпреступная связь, состоящая в одинаковой мотивации и проявляющая себя в рамках неснятой или непогашенной судимости, позволяет отделить рецидив преступлений от простой повторности и служит основанием выделения типов личности рецидивистов по характеру преступной направленности. В связи с этим можно выделить следующие типы рецидивистов: корыстной, корыстно-насильственной, насильственной и порочно-потребительской преступной направленности.

В результате сравнительного анализа установлено, что рецидивисты корыстной преступной направленности составляют большинство от общего числа рецидивистов (47,0 %). В свою очередь, рецидивисты преступных корыстно-насильственной, насильственной и порочно-потребительской направленностей составляют 26,5 %, 15,9 % и 10,6 % соответственно.

В основном рецидивисты корыстной направленности совершают преступления в трезвом состоянии и в одиночку (79,2 %), являющиеся многоэпизодными, до последующего осуждения. Почти каждый третий рецидивист корыстно-насильственной направленности совершает преступления в составе группы и нередко в состоянии алкогольного или наркотического опьянения с применением холодного или огнестрельного оружия. Рецидивисты насильственной направленности в основном совершают преступления в одиночку (90 %) и, как правило, в нетрезвом состоянии. Рецидивисты порочно-потребительской направленности в своем большинстве имеют наркотическую зависимость (60 %) при совершении преступлений.

В период совершения ряда преступлений у некоторых рецидивистов корыстная направленность может перейти в корыстно-насильственную направленность, которая повышает общественную опасность совершаемых преступлений. В то же время у некоторых рецидивистов второго типа при неоднократном совершении преступлений корыстно-насильственная направленность может перейти в насильственную направленность, значительно повышая общественную опасность как рецидивиста, так и совершаемых им преступлений. Остановить преступную многоэпизодность может применение уголовным розыском оперативно-розыскных мероприятий с последующим задержанием преступников-рецидивистов.

В категорию преступников-рецидивистов корыстной направленности в основном входят карманные, квартирные воры, мошенники, а также лица, осуществляющие незаконный сбыт наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов. Рецидивистами второго типа являются вымогатели, грабители и разбойники. Жертвами данного типа рецидивистов в большинстве случаев становятся женщины.

Рецидивистами насильственного типа являются лица, совершающие убийства, изнасилования, хулиганство, причиняющие вред здоровью независимо от степени тяжести. Как правило, жертвами данного типа рецидивистов становятся люди из их семейно-бытового окружения, которые порой сами провоцируют преступление. В связи с этим эти рецидивисты без семейно-бытового окружения жить не могут, но и жить должным образом в этой среде не хотят и стараются изменить ее в своих интересах насильственными способами.

Рецидивисты порочно-потребительского типа совершают преступления в основном в сфере незаконного оборота наркотиков, а иногда кражи с целью удовлетворения своих порочных потребностей.

Рецидивисты корыстно-насильственной направленности в меньшей степени (28,0 % и 33,3 %) по сравнению с рецидивистами других типов (корыстной 30,0 % и 40,2 %, насильственной направленности 39,6 % и 39,5 %, порочно-потребительской направленности 43,3 % и 36,6%) связаны семейно-бытовыми и трудовыми отношениями.

Следовательно, рецидивисты корыстной преступной направленности составляют большинство от общего числа рецидивистов (47,0 %). В основном они совершают преступления, являющиеся многоэпизодными, до последующего осуждения, трезвые и в одиночку (79,2 %). В период неоднократного совершения преступлений у некоторых рецидивистов корыстная направленность может перейти в корыстно-насильственную направленность, которая повышает общественную опасность преступных деяний. В эту категорию преступников-рецидивистов в основном входят карманные, квартирные воры, мошенники, а также лица, осуществляющие незаконный сбыт наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов.

Рецидивисты корыстно-насильственной направленности составляют 26,5 % от общего числа рецидивистов. В эту категорию, как правило, входят вымогатели, грабители и разбойники. Последние для совершения преступления нередко объединяются в группы и используют огнестрельное и холодное оружие. У некоторых рецидивистов при совершении ряда преступлений до последующего осуждения корыстно-насильственная направленность может перейти в насильственную направленность. Жертвами данного типа рецидивистов в большинстве случаев становятся женщины. Рецидивисты корыстно-насильственной направленности в меньшей мере (28,0 % и 33,3 %) по сравнению с другими типами рецидивистов корыстной (30,0 % и 40,2 %), насильственной направленности (39,6 % и 39,5 %), порочно-потребительской направленности (43,3 % и 36,6 %) связаны семейно-бытовыми и трудовыми отношениями.

Рецидивисты насильственной направленности составляют 15,9 % от общего числа рецидивистов. Несмотря на свою относительную малочисленность, они являются наиболее опасными для общества, так как разрешают возникающие проблемы с помощью преступного насилия, целью которого становятся жизнь и здоровье граждан. Причем их семейно-бытовое окружение не имеет должного антикриминогенного потенциала, а наоборот, стимулирует преступное поведение рецидивистов данного типа на фоне их алкогольного опьянения. В связи с этим жертвами рецидивистов насильственной направленности в большинстве случаев становятся их родственники, соседи, знакомые и другие лица, входящие в круг их общения.

Рецидивисты порочно-потребительской направленности составляют 10,6 % и совершают преступления, имея в большинстве случаев (60 %) наркотическую зависимость. Они в большей степени, чем другие типы рецидивистов, связаны семейно-бытовыми отношениями. Однако степень трудовой занятости у них ниже, чем у рецидивистов корыстного и насильственного типов, по причине порочно-потребительского образа жизни.

Таким образом, особенностью личности рецидивиста является упорное нежелание заниматься законопослушной деятельностью, несмотря на то, что в отношении его неоднократно государством применялись меры карательного и исправительного воздействия по факту ранее совершенных преступлений. Этот признак личности рецидивиста обусловливает его повышенную криминогенную прецедентность по сравнению с первичным преступником.

Как мы видим, тот или иной характер преступной направленности рецидивистов затрудняет их социально полезную адаптацию в постпреступный период. Таким образом, данная типология рецидивистов позволит уголовному розыску дифференцированно применять профилактические меры по недопущению рецидива преступлений.

Литература

  1. Яковлев А.М. Борьба с рецидивной преступностью: монография. М.: Наука, 1964. 224 с.
  2. Кобец П.Н., Власов Д.В. Уголовно-правовые и криминологические проблемы рецидива преступлений в современной России: пособие. М.: ВНИИ МВД России, 2007.
  3. 102 с.
  4. Криминологическая характеристика и профилактика отдельных видов преступлений: учеб.-метод. пособие / под общ. ред. П.П. Баранова. 2-е изд., стер. М.: ЦОКР МВД России, 2006. 272 с.
  5. Криминология: учебник / под ред. В.Н. Кудрявцева и В.Е Эминова. М.: Юристъ, 2007. 734 с.
  6. Прозументов Л.М., Шеслер А.В. Криминология. Общая часть: учебник. Красноярск, 1997, 256 с.
  7. Шеслер А.В., Смолина Т.А. Женская преступность, связанная с незаконным оборотом наркотических средств (по материалам Тюменской области): монография. Тюмень: Тюм. юрид. ин-т МВД РФ, 2007. 185 с.
  8. Криминология: учебник для юрид. вузов / под ред. В.Н. Бурлакова, В.П. Сальникова. СПб.: С.-Петерб. акад. МВД России, 1998. 576 с.
  9. Криминология: учебник / под ред. В.И. Звирбуль, Н.Ф. Кузнецовой, Г.М. Миньковского. М.: Юрид. лит., 1979. 304 с.
  10. Бышевский Ю.В. Криминологическая характеристика лиц, неоднократно совершающих кражи, и уголовно-правовые меры предупреждения рецидива: учебное пособие. Омск: Омская высш. шк. милиции МВД СССР, 1978. 92 с.
  11. Артемьев Н.С. Организация борьбы с рецидивной преступностью: учеб. пособие. М.: МЦ при ГУК МВД России, 1997. 101 с.
  12. Криминология: учебник для вузов / под общ. ред. А.И. Долговой. М.: НОРМА-ИНФРА, 2002. 848 с.
  13. Криминология: учебник / под ред. В.Н. Кудрявцева и В.Е Эминова. М.: Юрист, 2002. 686 с.
  14. Криминология: учебник / под ред. Б.В. Коробейникова, Н.Ф. Кузнецовой,
  15. Г.М. Миньковского. М., 1988. 384 с.
  16. Антонян Ю.М., Эминов В.Е. Личность преступника. Криминолого-психологическое исследование. М.: Норма: Инфра-М, 2010. 368 с.
  17. Бурлаков В.Н. Уголовное право и личность преступника: монография. СПб.: Изд. юрид. факультета С.-Петерб. гос. ун-та, 2006. 240 с.

Опубликовано: Юридическая наука и правоохранительная практика. 2011. № 4.



СИДОРОВ АНАТОЛИЙ СТАНИСЛАВОВИЧ,
адвокат тел: +7(904)8768419,
e-mail: advokatsidorov@mail.ru

Внимание! Представленная на сайте информация может утратить актуальность в связи с изменением законодательства.
С уважением, адвокат в Краснодарском крае Сидоров А.С.

Не нашли ответа на свой вопрос? Нажмите на кнопку, которая находится ниже, и смотрите интересующие вас видео-консультации на канале "Советы юристов".

youtube

Следующая статья:
Предыдущая статья:

Рубрика: Криминология
Метка:

Ключевые слова: адвокат в Краснодаре