Религиозно-правовые источники исламского экстремизма в правовой системе России

Сидоров А.С. Внимание! Обращайте внимание на действующую редакцию законов и других нормативно-правовых актов Криминология

religioznyj-ekstremizm

Автор: Попов В.И.

религиозный экстремизм

«…даже настанет время,
когда всякий, убивающий вас,
будет думать, что он тем служит Богу.
Так будут поступать,
потому, что не познали
ни Отца ни Меня»
Иисус Христосс,
Евангелие от Иоанна 16:2,3

Согласно теоретико-правовому определению, источник (форма) права – это внешний способ выражения и закрепления юридических норм. Источник религиозного права – это, соответственно, внешний способ выражения и фиксации религиозных норм, закрепляющих основные религиозные аксиомо-догматические постулаты веры и соответствующие им правила религиозного поведения.

Источники (формы) религиозного права исходят от верховного божества, закрепляют волю бога в особых религиозных источниках (формах), которая передаётся субъектам веры через посредников (пророков). Критерием истины религиозных норм, как правило, является вера или в редких случаях проявление «чуда», например, исход благодатного огня в православную пасху.

Субъектами веры являются физические лица, следующие аксиомам верховного божества, закрепляемых через посредников (пророков) в религиозных источниках.

Содержанием источника религиозного права являются религиозные аксиомы, соблюдение которых обязательно для субъектов веры. Неисполнение религиозных аксиом либо явный отказ от их соблюдения и исполнения сопряжено с религиозной ответственностью, наказанием, которое может быть выражено в виде отлучения от религиозного собрания, наложения епитимии, телесного наказания или лишения жизни.

Если религиозные аксиомы, нашедшие своё выражение в источниках религиозного права, содержат призывы к насилию, убийству, ведению религиозной войны (сражению), причинению телесных повреждений, установлению единого религиозного порядка на мировом геополитическом пространстве, религиозно-идеологическому и физическому противостоянию, существующему конституционному и общественному строю, то такие религиозные аксиомы являются экстремистскими, а субъекты веры, исповедующие эти аксиомы и реализующие их в повседневной религиозно-светской жизни, могут быть со всей убеждённостью названы экстремистами.

«Экстремизм – это оценочная категория, отражающая приверженность к крайним взглядам и мерам»[1]. Экстремизм в политике означает стремление решать проблемы, достигать поставленных целей с применением самых радикальных методов, включая все виды насилия и террора. Для современной эпохи характерно «многообразие разновидностей и проявлений экстремизма, например, неофашистские партии и группировки и их деятельность. Исламский экстремизм и его крайнее проявление объективированное в терроризме»[2]. Религиозный экстремизм - крайность в суждениях и действиях относительно ценностно-цивилизационной, светской системы координат.

Сравнительным началом, отграничивающим понятие исламского религиозного экстремизма, является система ценностей западной, светской и религиозно-христианской, в том числе православной, цивилизации. Основой западной, в том числе и российской цивилизации, является христианство вообще и православие в частности, отрицающее убийство, насилие в любых формах его проявления.

Исчерпывающее, на наш взгляд, определение религиозного экстремизма дала В.А. Бурковская. По её мнению, «религиозный экстремизм - «социальное явление, существующее в четырех взаимосвязанных формах: 1) религиозное сознание; 2) религиозная идеология (религиозная доктрина); 3) деятельность по реализации религиозной доктрины, провозглашенной единственно истинной; 4) организационные формы осуществления религиозной доктрины, в частности, религиозные экстремистские организации»[3].

Если крайние суждения изложены в религиозных письменных источниках (священные книги, религиозная публицистика и т.д.), то такие источники являются экстремистскими. Когда крайние суждения, изложенные в письменных источниках, находят своё выражение, реализацию в конкретных действиях, направленных на массовое уничтожение людей, убийство, захват власти, изменение конституционного строя и т.д., то в этом случае мы имеем дело с «криминальным религиозным экстремизмом»[4].

Религиозный экстремизм может подразделяться на аутентичный, академический и криминальный. Аутентичный фиксирован в самом религиозном тексте, призывающим к убийству или причинению вреда жизни или здоровью субъектам иного вероисповедания, либо в иных вторичных источниках, которым придаётся мистическое, божественное содержание и значение.

Академический религиозный экстремизм является наиболее общественно опасным в силу завуалированности, скрытости призывов экстремистского толка и невозможности правоохранительными органами своевременно отреагировать и предупредить его распространение в среде наиболее интеллектуально развитой и образованной. Академический религиозный экстремизм в качестве оснований своего генезиса имеет также религиозные тексты, религиозные правовые источники, которые получают своё толкование в религиозно-публицистических изданиях, учебниках и учебных пособиях.

Следующий вид - это криминальный религиозный экстремизм. В этом случае мы имеем дело с комплексом противоправных, преступных деяний, предусмотренных различными статьями Уголовного кодекса РФ (убийство, терроризм и т.д.), причиной которых являются прямые указания на их совершение в религиозных экстремистских текстах.

Как известно, основным источником мусульманского права, правды и справедливости является священный Коран, аксиомы которого были открыты Аллахом пророку Мухаммеду (570-632гг.). Вторым по значимости источником мусульманского права является Сунна, состоящая из хадисов, и содержащая предания о жизни, поступках и мировоззрении Пророка. Ислам в переводе с арабского означает «предание себя Богу, покорность его воле». Специфика ислама заключается, во-первых, в том, что он исповедует единобожие: «Нет Бога кроме Аллаха, и Мухаммед - пророк его». Во-вторых, ежедневная пятикратная молитва (ас-салят). В-третьих, пост в месяц рамадан (ас-суам). В-четвёртых, добровольная очистительная милостыня (аз-закят). В-пятых, паломничество, хотя бы раз в жизни, в Мекку (аль-хадж). Это так называемые пять столпов Ислама[5].

В исламской традиции вся земля подразделятся на землю «дар (уль)аль-ислам» – земля ислама и «дар (уль)аль-харб» – земля войны. Это означает, что если мусульманин находится на земле «дар аль-харб», то его обязанность - бороться за установление «дар (уль)аль ислам», т.е. территории господства ислама[6]. В Коране (13:41) от имени Аллаха говорится: «Разве они (неверующие) не видят, как Мы постепенно уменьшаем землю по краям (отдаём её во владение верующим)?».

Коран даёт ясный и чёткий ответ относительно тех, кто являются истинно верующими. «Верующими являются только те, сердца которых испытывают страх при упоминании Аллаха, вера которых усиливается, когда им читают Его аяты (стихи), которые уповают на своего Господа, которые совершают намаз (ежедневная пятикратная молитва (Коран 20:130) - прим. автора) и расходуют из того, чем Мы их наделили. Они являются истинно верующими…» (Коран 8:1-4).

Таким образом, все иные, т.е. христиане и иудеи, а также лица иного вероисповедания являются неверующими. Подтверждение этому мы находим в Коране: «Не уверовали те, которые сказали: «Воистину, Аллах – это Мессия, сын Марьям (Марии). Скажи: Кто может хотя бы немного помешать Аллаху, если Он пожелает погубить Мессию, сына Марьям (Марии), его мать и всех, кто на земле?...» (Коран 5:17). Не уверовали те, которые говорят: Аллах является третьим в троице. Нет божества, кроме Единственного Бога!..» (Коран 5:73).

Христиане являются многобожниками с точки зрения ислама, поскольку христиане исповедуют троицу. Для мусульман троица - это три разных бога[7]. Как должен относиться правоверный мусульманин и какие действия он должен предпринимать по отношению тех людей, которые не являются «истинно верующими» с точки зрения требований Корана?

«О те, которые уверовали! (мусульмане – прим. автора) Не считайте иудеев и христиан своими помощниками и друзьями, поскольку они помогают друг другу. Если же кто-либо из вас считает их своими помощниками и друзьями, то он сам является одним из них…» (Коран 5:51). «…Посему не берите их себе в помощники и друзья, пока они не переселятся на пути Аллаха (т.е. из Мекки в Медину – прим. автора). Если же они отвернутся, то хватайте их и убивайте, где бы вы их ни обнаружили …» (Коран 4:89)[8].

М.-Н.О. Османов, комментируя шестой аят девятой суры, приводит следующий пример относительно вариантов, которые могут быть применены к неверующим: «К Посланнику привели пленного…Посланник сказал: «Обратись в ислам, или уплати выкуп за себя, в противном случаи убьют тебя»[9]. Из слов Пророка следует, что практика распространения ислама определяет три варианта для «неверных» - это принятие ислама, выкуп для сохранения жизни (джизйа) или смерть.

И далее – «…Укрепите тех, которые уверовали! Я же вселю ужас в сердца тех, которые не веруют. Рубите им головы и рубите им все пальцы. Это потому, что они воспротивились Аллаху и Его Посланнику. А если кто противился Аллаху и Его Посланнику, то ведь Аллах суров в наказании… Не вы убили их, а Аллах убил их. Не ты бросил горсть песку, когда бросал, а Аллах бросил, дабы подвергнуть верующих прекрасному испытанию от Себя…» (Коран 8:12,13,17).

Исходя из прочитанного создаётся стойкое убеждение, что Коран, священная книга мусульман, содержит не только «крайние суждения», но и устанавливает «крайние меры», которые необходимо осуществлять, претворять в жизнь правоверному мусульманину в отношении субъектов иного вероисповедания.

Традиционалисты убеждены, что крайние суры Корана, содержащие образы насилия, относятся к периоду зарождения и распространения ислама, что эти образы ни в коей мере не имеют ничего общего с настоящим. Но так ли это? Неужели агрессивные суры Корана адресованы только в прошлое, не имеют обобщающего глобального значения для настоящего и будущего поведения мусульман, не определяют их отношения к тем, кто является христианином, иудеем или многобожником? А миролюбивые суры, напротив несущие позитивный образ ислама, актуальны для любого времени – прошлого, настоящего и будущего?

К субъектам веры, согласно Корану, следует отнести только мусульман, а к субъектам неверия всех тех, кто не исповедует ислам. Что с ними (немусульманами) необходимо делать, следуя призывам Корана, когда они остаются верными своим религиозным взглядам, основанным на не менее авторитетных аутентичных религиозных текстах, кстати, не содержащих призывы к убийству?

Интересным представляется следующая выдержка из Корана, относящаяся непосредственно к людям Писания (евреям и христианам): «Сражайтесь с теми из людей Писания, кто не верует ни в Аллаха, ни в день Судный, кто не считает запретным то, что запретили Всевышний и Посланник Его, кто не следует Вере истинной, сражайтесь до тех пор, пока не станут платить они джизйу собственноручно» (Коран 9: 29). Как видно из текста Корана, сражение с неверными допустимо и в случае, если они остаются верными своим традиционным религиозным взглядам, а не только, если они сражаются с мусульманами.

М.-Н.О. Османов, раскрывая содержание смысла слова «Джизйа», утверждает, что это «подушная подать, налагаемая на не принявших ислам как выкуп за сохранение жизни при завоевании страны муслимами. Налагается на всех мужчин, достигших совершеннолетия, кроме дряхлых стариков, инвалидов, нищих и рабов»[10].

Причина религиозной нетерпимости, по всей видимости, лежит в сфере несовпадения теолого-доктринальных особенностей: «Иудеи сказали: Ездра – сын Аллаха. Христиане сказали: Мессия – сын Аллаха. Они произносят своими устами слова, похожие на слова прежних неверующих. Да погубит их Аллах! До чего они отвращены от истины! Они признали господами помимо Аллаха своих первосвященников и монахов, а также Мессию, Сына Марии. А ведь им было велено поклоняться только одному Богу, кроме которого нет иного божества…Они хотят потушить свет Аллаха своими устами. Но Аллах не допустит этого и завершит распространение Своего света, даже если это ненавистно неверующим. Он тот, Кто отправил Своего Посланника с верным руководством и истинной религией, чтобы превознести её над всеми остальными религиями, даже если это ненавистно многобожникам» (Коран 9: 30,31,32,33).

Все суры Корана начинаются со слов «Во имя Аллаха, Милостивого, Милосердного» (басмала), за исключением девятой суры, которая содержит интересный пятый аят, призывающий к сражению с неверными, независимо от того, сражаются неверные с мусульманами или они просто не желают принимать ислам и остаться верными традициям и религиям, возникшим задолго до ислама: «Когда же завершатся запретные месяцы, то убивайте многобожников, где бы вы их ни обнаружили, берите их в плен, осаждайте их и устраивайте для них любую засаду. Если же они раскаются и станут совершать намаз и выплачивать закят, то отпустите их, ибо Аллах – Прощающий, милосердный….Но если они раскаются и будут совершать намаз и выплачивать закят, то они станут вашими братьями по вере» (Коран 9:5,11)[11].

В переводе А. Садецкого пятый аят звучит несколько с другой смысловой нагрузкой: «Убивайте идолопоклонников, где бы вы их не нашли». А в комментарии к этому стиху сказано следующее: «речь идёт не о идолопоклонниках в целом (тех, кто поклоняются идолам, и многобожниках всего мира), даже не об идолопоклонниках всей Аравии, а только о тех племенах Аравии, которые собравшись в месте паломничества, заключили договор с мусульманами, а затем нарушили их»[12].

Из смысла перевода Э.Р. Кулиева следует, что убивать можно всех многобожников, а из перевода А. Садецкого убивать можно только малую часть многобожников, которая нарушила договор с мусульманами. Таким образом, перевод А. Садецкокого более гуманен и милосерден по сравнению с переводом Э.К. Кулиева? Но каким переводом следует руководствоваться русскоязычному мусульманину, да и просто тому, кто интересуется историей ислама, ведь в настоящее время, по меньшей мере существует около семи переводов Корана? И какой из них содержит истинные смыслы относительно аятов, призывающих к насилию?

Возникает справедливый вопрос: относятся ли эти аяты только к истории распространения ислама, или они не потеряли своей актуальности и в настоящее время? Если у православных христиан есть единственный канонический перевод Библии, то не пора бы российским мусульманам определиться с каноническом переводом Корана, который бы дал надежду и убеждение в том, что ислам, соседствующий с иными вероисповеданиями (христианством, иудаизмом, язычеством и др.), не содержит угрозы причинения насилия или лишения жизни тем адептам, которые исповедуют эти религии.

Так, например, обращая внимание на миролюбие ислама, К.М. Ханбабаев цитирует из Корана 190 аят 2 суры: «Сражайтесь на пути Аллаха с теми, кто сражается против вас, но не приступайте границы дозволенного. Воистину, Аллах не любит преступников»[13]. Из смысла этого стиха следует, что сражаться можно только с теми, кто сражается против мусульман. Однако следующие за 190 аятом 191, 192, 193 стихи говорят, что убивать можно и тех, кто исповедует другую религию: «Убивайте их (многобожников), где бы вы их ни встретили, и изгоняйте их оттуда, откуда они вас изгнали. Искушение[14] хуже, чем убийство. … Сражайтесь с ними, пока не исчезнет искушение, и пока религия целиком не будет посвящена Аллаху. Но если они прекратят, то посягать можно только на беззаконников». И эти аяты почему-то не цитирует и не комментирует К.М. Ханбабаев, апеллируя к миролюбию ислама.

В переводе М.-Н.О. Османова под искушением понимается многобожие[15]. В переводе с английского текста Маулана Мухаммад Али, сделанного А. Садецким – профессором Университета Лаваля, под искушением понимается гонение на мусульман[16]. Как видим, перевод А. Садецкого 191 аята 2 суры звучит несколько иначе: «гонение хуже, чем убийство», у Э.К. Кулиева: «искушение хуже, чем убийство», у М.-Н.О. Османова: «многобожие хуже, чем смерть». Так какой же перевод правильный? Из смысла перевода А. Садецкого следует действительно, что если на мусульман осуществляется гонение, то они обязаны защищаться, причиняя смерть своим гонителям посредством их убийства. Следуя же смыслам перевода Кулиева и Османова, их следует толковать как искушение многобожием, другой верой хуже, чем убийство. То есть «искушение хуже, чем убийство» можно толковать как «убийство лучше, чем искушение, многобожие и гонение на мусульман». Из смысла этого аята следует, что убийство оправдано не только из факта, когда неверные Аллаху сражаются с мусульманами, но и из факта принадлежности к другой вере.

Наверное, К.М. Ханбабаев прав, когда отмечает, что справедливое сражение мусульман, - это то, которое осуществляется в ответ на внешние угрозы исламу. Тогда сражаться необходимо только с теми, кто сражается против мусульман, а не лишать жизни ни в чём не повинных людей.

Является ли в этой связи сражением против ислама внешней угрозой, посягательством на исламское вероучение в светском государстве, запрет на ношение хиджаба в школах и иных государственных и муниципальных учреждениях, а чиновники, издающие соответствующее распоряжения, являются ли врагами ислама?

Сегодня мусульмане в силу провозглашения и реализации принципа толерантности и свободы совести приходят на земли традиционного проживания неисламского населения. Естественно, ислам для немусульман религия непривычная и где-то даже чуждая, вызывающая пассивный, а у некоторых, активный протест. С точки зрения исламской теологии, такой протест является ли угрозой исламу, сражением с ним?

Толкование смыслов Корана, по нашему мнению, возможно лишь в комплексном уяснении особенностей распространения ислама на другие территории в эпоху становления ислама, новой и новейшей истории в сочетании с содержанием смысла хадисов о поведении и поступках Пророка. Только комплексное исследование позволит сделать окончательное умозаключение о миролюбии или, напротив, об агрессивности ислама по отношению ко всему неисламскому миру.

Вот, что по этому поводу говорит А.Х. Саидов. «Идея насильственного переустройства, существовавшего миропорядка принципиально отличала ислам от иудаизма и особенно христианства, предопределила темп, способ и ареал распространения новой религии. За сравнительно короткий по историческим меркам срок – в течении VII-VII вв. основанное Пороком Мухаммедом государство подчинило себе обширную территорию – Иран, Сирию, Палестину, Египет, Северную Африку, юг Испании, а затем многие владения Византийской империи, острова Средиземного моря, часть Кавказа, Центральной Азии, Индии»[17]. Поэтому, когда исламские теологи или те, кто пишет об исламе, утверждают, что ислам является мирной религией, а фактом миролюбия является сражение с неверными в ответ на сопротивление (сражение) навязываемой силой исламской религии, такое утверждение является, мягко говоря, не корректным и страдает концепцией «двойных стандартов».

Когда на территорию традиционного проживания христиан, зароострийцев, иудеев, язычников приходит армия мусульман и силой намеревается установить чуждую религию, то естественно это вызывает вооружённое сопротивление, сражение на факт вторжения. Но идеолого-религиозная почва подготовлена, в Коране записано как верное руководство: «сражайтесь с теми, кто сражается против вас» для того, чтобы религия была полностью посвящена Аллаху.

В русский дом, построенный, организованный нашими предками, постепенно входит исламская традиция, которая начинает переставлять мебель по своему исламскому образцу. И всякое естественное сопротивление этим действиям в светской, православной и иной социокультурной, религиозной среде может ли быть расценено мусульманами как сражение против ислама? Должен ли мусульманин, живущий на территории дар аль харб – территории России, территории традиционного проживания немусульман, предпринимать усилия (джихад) для торжества ислама, входя в конфликт со светским государством и мировоззрением, с культурой и традициями, которые не соприкасались с исламом?

Справедливое сражение в исламе или джихад (борьба за веру) предполагает лишь отражение нападения на ислам и мусульман. Так считает К.М. Ханбабаев[18]. Однако следуя этому принципу, мог бы ислам за столь короткий срок распространиться на большие территории Африки, Ближнего и Среднего востока, Азии и т.д.? Для понимания этого достаточно обратиться к истории Ислама [19].

Джиха́д (от араб. الجهاد‎‎ [dʒɪ’hɑ:d] - «усилие») - понятие в исламе, означающее усердие на пути Аллаха. Обычно джихад ассоциируется с вооружённой борьбой, однако понятие значительно шире.

Джихадом в исламе является борьба со своими духовными или социальными пороками (например, с ложью, обманом, развращенностью общества и т. д.)[20]. Как считает К.М. Ханбабаев, термин «джихад» часто переводится на иностранные языки как «священная война». На самом деле, «джихад» означает «усердие». Отсюда следует, что «джихад» имеет две стороны. С одной стороны, «джихад» - это борьба с личными низменными страстями, с другой стороны, «джихад» - это справедливая война. Общеизвестно, что в исламе первый тип называется большой джихад (усердие в вере), который предполагает борьбу человека со своими низменными страстями, инстинктами, преодоление этих страстей, очищение себя от всех недостатков и отрицательных черт, освобождение себя от зависти и ненависти к другим. Таким образом, человек становится ближе к Аллаху.

Второй вид, называется малым джихадом, т.е. справедливой борьбой за веру»[21]. Джихад можно классифицировать и разделить на джихад – сражение (малый джихад), джихад, направленный на преодоление греха в своём сердце и помыслах, джихад молитвы и закята, джихад мирной проповеди ислама (большой джихад). Большой джихад - это тот, в котором нет сражения[22]. Малый джихад, в котором есть сражение, по своим усилиям стоит гораздо выше большого джихада [23].

По мнению одного из ведущих исламских теологов в России Г. Джемаля, «земля делится на дар аль-ислам – пространство мира ислама; мир войны с неверием – дар аль-куфр и мир войны – дар аль-харб. С точки зрения исламского права, США, Франция или Англия являются в чистом виде миром куфра. Россия относится не к дар аль куфр, но к дар аль харб (т.е. к территории войны – прим. автора).

Во-первых, потому, что мусульмане испокон веков живут на этой земле как на своей собственной, а во-вторых, потому, что в данном регионе у мусульман существуют свои цели и задачи, которые они могут и должны достигать своими усилиями»[24].

О каких «целях» и «усилиях» по достижению этой «цели» говорит Г. Джемаль? И почему территория России – это территория войны (дар аль харб) для мусульманина? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо обратиться к первоисточнику – Корану.

«Скажи неверующим, что если они прекратят, то им будет прощено то, что было в прошлом. Но если они возвратятся к неверию, то ведь уже были примеры первых поколений. Сражайтесь с ними (неверующими – прим. автора), пока не исчезнет искушение и пока религия (поклонение) не будет полностью посвящена Аллаху…» (Коран 8:38, 39). Вот цель ислама и его последователей, – «пока религия не будет полностью посвящена Аллаху». В переводе М.-Н.О. Османова эти стихи звучат следующим образом: «Скажи многобожникам (Муххаммад), что если воздержатся они от (вражды с Посланником), то будут прощены им грехи их прошлые. Если же вновь обратятся (к вражде с муслимами), то ведь уже во времена давние подобное случалось с поколениями древними (за деяния подобные). Сражайтесь с многобожниками до тех пор, пока не сгинет (на земле) многобожие и не утвердится исключительно религия Аллаха» (Коран 8:38, 39). Таким образом, можно выделить следующие цели ислама. Во-первых, это сражение с неверными Аллаху, во-вторых, установление ислама как религии на территории дар аль харб (земля войны).

«С точки зрения классического исламского права (классическим Г. Джемаль, по всей видимости, называет исламское ортодоксальное право, под эгидой которого случились трагедии в Беслане, ещё ранее захват роддома в Будёновске, террористические акты в московском метро, убийство священника Даниила Сысоева, Норд Ост и т.д.), говорит Г.Джамаль, «компактно живущий мусульманский народ не может и не должен подчиняться неверию и руководителям неверия[25]. И подпадание под власть немусульман является историческим наказанием за отклонение от прямого пути… Эта трагикомическая ситуация будет повторяться снова и снова, до тех пор, пока в сознании исламских политиков не возобладает глобальный масштаб подлинного исламского проекта»[26].

Понятно, что «глобальный масштаб подлинного исламского проекта», - это когда вся территория России будет территорией дар аль ислам, а способ сотворения этого проекта для нас очевиден.

По мнению Г.М. Керимова, «немусульманам, в том числе христианам и иудеям, хотя они по Исламу являются последователями единого Бога – «людьми Священного Писания», - запрещено входить в мечети, так как они употребляют алкогольные напитки, свинину (кроме иудеев), занимаются ростовщичеством и т.д., и поэтому считаются «осквернёнными» с точки зрения Ислама»[27].

Заблуждение многих мусульман, в том числе и профессора Г.М. Керимова, заключается в том, что те, кто употребляет алкоголь, наркотики и иные вещества, разрушающие человеческий организм, не являются христианами. Тело человека – это храм Божий, а разрушающий храм Божий совершает грех. Апостол Павел в 1-е Коринфянам, стихах 16 и 17 обращаясь к христианам, говорит: «Разве не знаете, что вы храм Божий, и Дух Божий живёт в вас. Если кто разорит храм Божий, того покарает Бог, ибо храм Божий свят; а этот храм – вы». Также в послании к Галатам, в стихах 19,20, 21, по отношению к пьянству апостол Павел в очередной раз увещевает: «Дела плоти известны; они суть; прелюбодеяние, блуд, нечистота, непотребство, идолослужение, волшебство, вражда, ссоры, зависть, гнев, распри, разногласия, (соблазны), ереси, ненависть, убийства, пьянство, бесчинство и тому подобное; предваряю вас, как и прежде предварял, что поступающие так Царствия Божия не наследуют».

Что касается употребления свинины христианами, то на это обвинение хотелось бы привести слова Иисуса Христа[28]: «Не то, что входит в уста, оскверняет человека; но то, что выходит из уст, оскверняет человека…Петр же, отвечая, сказал Ему (Христу): изъясни нам притчу сию. Иисус сказал: неужели и вы еще не разумеете? Еще ли не понимаете, что все, входящее в уста, проходит в чрево и извергается вон? А исходящее из уст – из сердца исходит; сие оскверняет человека; Ибо из сердца исходят злые помыслы, убийства, прелюбодеяния, любодеяния, кражи, лжесвидетельства, хуления» (Евангелие от Матфея 15:11,15,16,17,18,19).

Интересно также следующее соседство, предложенное Г.М. Керимовым: «Конечно, исламские нормы, запрещающие монашество, наркоманию, употребление алкогольных напитков, пропаганду порнографии, демонстрацию сексуальных фильмов, носят позитивный характер и могут быть использованы для улучшения нравственного климата и дисциплины в обществе»[29]. Навряд ли такая позиция доктора философских наук, профессора МГУ им М.В. Ломоносова Г.М. Керимова будет способствовать улучшению нравственного климата и дисциплины в обществе, в котором живут и мусульмане, и христиане. Для христиан просто оскорбительно, когда сей уважаемый автор помещает в один ряд с наркоманией, порнографией, алкоголизмом Серафима Саровского, Сергия Радонежского, Иоанна Златоуста, Николая Чудотворца и многих других почитаемых святых в христианском православном мире. Такая позиция Г.М. Керимова продиктована идеологией ислама вообще и шариата в частности[30].

А в Суре 98, аят 6, христианам, иудеям и язычникам исламом отводится следующее место и даётся такая характеристика: «Воистину, неверующие из людей Писания и многобожников окажутся в огне Геенны и прибудут там вечно. Они являются наихудшими из тварей».

По мнению Архимандрита Августина (Никитина), «подобно тому, как в мусульманском мире наблюдается рост фундаментализма, так и в ряде европейских стран исламисты укрепляют свои позиции. При этом следует отличать ислам от исламизма. Под исламизмом нужно понимать не ислам, не религию, т.е. не верующих мусульман, к которым следует относиться с уважением, как и ко всем верующим в Бога. Исламисты – это те, кто превращает религию в средство для достижения политической цели – достижения господства»[31].

Следуя данной логике, существуют некие миролюбивые мусульмане, для которых призыв Корана к геноциду всех тех, кто не делает намаз и не платит закят, не сражается на пути Аллаха, не имеет никакого значения. Приходится признать, что миролюбивые мусульмане намеренно отказались от этой части священного Корана, которая призывает к насилию. Но если они отказались, отреклись от части ислама, то они отреклись от всего ислама. И это аксиома. Следовательно, всякое дифференцирование ислама, исламизма, выделение мирных мусульман – это лицемерие, фарисейство, заигрывание, малодушие и трусость перед возникшей исламской угрозой и, если хотите, исламской революцией, призрак которой накрыл территорию дар аль харб – территорию войны - территорию России. Впрочем, можно утверждать, что есть мирные мусульмане, но совершенно очевидно, что нет мирного ислама.

Пока многие политики и комментаторы говорят о миролюбии ислама, другие, и небезосновательно, предупреждают об исламском джихаде или так называемой Священной Войне против неверных. Такое конфликтно-противоположное описание Ислама можно объяснить, если принять во внимание, что мусульмане разделены на следующие категории: 1) традиционалисты (которые в свою очередь подразделяются на секуляристов и модернистов) и 2) фундаменталисты.

Традиционалисты – это те, кто почитают пророков, самого Пророка и его сподвижников (сахаба), святых шейхов как посредников между верующими и Аллахом; признают тавассуль – обращение верующих к Пророку, святым и шейхам с просьбой о посредничестве; одобряют посещение могил святых, усопших, чтение Корана на кладбищах, проведение мавлидов (ритуальное чтение, посвящённое дню рождения Пророка); признают четыре мазхаба сунны[32].

В настоящее время на территории России наблюдается рост фундаменталистских настроений. Так называемый традиционный ислам теряет свои позиции. Приходится признать, что благодаря глобализационным процессам, современным информационным технологиям, время традиционного ислама истекло. Традиционный ислам в России развивался локально в рамках «компактно проживающих мусульман», изолированно от ислама арабского толка. В этом видится одна из причин толерантности традиционного ислама. Запад намеренно разыгрывает исламскую карту на территории постсоветского пространства стремясь сыграть на противоречиях для обеспечения своей гегемонии.

Секуляристы - это мусульмане, толком и не знающие, что собственно Коран из себя представляет и что в нём написано. Некоторые, правда, знают одну или две суры из Корана для оправдания своей жизни, как например, «...Богатство и дети - это украшение жизни в этом мире ...» (Коран 18:46).

Модернисты знают Коран, но всегда ищут пути приспособиться со своей верой к современной жизни. Модернисты обычно приводят в пример те суры из Корана, которые отличаются миролюбием. Например: «По этой причине Мы предписали сынам Исраила: кто убьет человека не за убийство или распространение нечестия на земле, тот словно убил всех людей, а кто сохранит жизнь человеку, тот словно сохранит жизнь всем людям…» (Коран 5:32).

Однако за мирными стихами следуют стихи, призывающие к насилию: «Воистину те, которые сражаются против Аллаха и Его Посланника и стремятся сотворить на земле нечестие, в воздаяние должны быть убиты или распяты, или у них должны быть отсечены накрест руки и ноги, или они должны быть изгнаны из страны…» (Коран 5:33).

Когда необходимо, мусульманские теологи используют те суры Корана, включая терпимо-миролюбивые к евреям и христианам, дабы создать сияющий образ Ислама, как религии миролюбия, братства, скромности, морали, самодисциплины и ценности семейных отношений.

Модернисты так же утверждают, что суры Корана, призывающие к насилию и сражению, относятся к тем годам, когда ислам, движимый Пророком и его сподвижниками, только распространялся, однако необходимо утверждать, что Коран — это не учебник истории, имеющий значения только для прошлого, освещающий события дел давно минувших.

Коран - это священное писание, исходящее от Аллаха и имеющее значение для прошлого, настоящего и будущего устройства мира, именно так думают и действуют фундаменталисты. Фундаменталисты - это те, кто в буквальном смысле принимают к исполнению самые экстремистские суры Корана, которые отрицают элементы традиционного ислама.

Характеризуя религиозный статус секуляристов и модернистов, Г. Джемаль сравнивает их с евреями, которые были выведены Моисеем из Египетского плена. «Установка пророка (Моисея) была следующей: «Выведем всех своих, а там разберёмся». И когда народ Израиля был выведен из фараонова плена, он напомнил им основы авраамического вероучения. И только после того, как значительная часть евреев отказалась вернуться в единобожие и отпала, пророк вручил оставшимся мечи, «благочестивые убили грешников»[33].

Поэтому если секуляристы и модернисты от ислама вовремя не опомнятся, то их в соответствии с указаниями Корана уничтожат. Именно это завуалированно, эзоповым языком излагает и к этому призывает Г. Джемаль. Вот почему академический экстремизм Г. Джемаля является наиболее опасным для конституционного и общественного строя России, а его книга[34] экстремистской. Это и есть академический экстремизм.

К секуляристам и модернистам в России следует отнести российских татар и башкир. Это утверждение основано, во-первых, на том, что и те, и другие, примерно по самым скромным подсчётам, около пятисот лет живут бок обок с русскими, имеют совместные браки и общих детей. Во-вторых, татары и башкиры принадлежат к Ханифитской правовой школе, которая отличается от других мазхабов Сунны (юридические школы суннизма) наибольшей терпимостью[35]. Абу Ханифа – основатель ханифитской правовой школы в исламе был отравлен своими единоверцами[36].

«Опыт зарубежных политических исламских организаций показал, считает Г. Джемаль, что безоглядное использование парламентских технологий и вера в демократические государственные институты являются губительными для исламской политики. Надо понять, что мир стоит на пороге новой социологии и новой политики, предполагающих постепенный переход к главенству общественных систем, инспирированных религиозно-политическими доктринами, над системой бюрократических государств»[37].

И действительно, здесь Г. Джемалю не откажешь в прозорливости. Сегодняшняя инсталляция исламской религиозно-политической государственной доктрины в тело России набирает обороты.

События на манежной площади в Москве и других территориях России, – это не этнический конфликт, как пытаются их представить официальные власти. Это конфликт двух культур, двух цивилизаций, православной, христианской и кавказско-исламской, тесно переплетённой с её адатами.

Сегодня в северных городах Тюменской области, таких как Пыть-Ях, Новый Уренгой, Сургут, Нижневартовск, Радужный и т.д., в средних общеобразовательных учебных заведениях количество молодых людей исламского вероисповедания приближается к половине от общего числа учеников. Ученики, да и сами учителя - носители традиционной христианской, православной культуры испытывают колоссальное психическое, эмоциональное, а зачастую и физическое давление с их стороны. Многие молодые люди христианского вероисповедания, находясь в среде исламского давления и доминирования, принимают ислам.

Достаточно открыть странички в социальных сетях, принадлежащих молодым людям – выходцам из Кавказа и можно увидеть, что они пестрят исламскими экстремистскими лозунгами. Криками ненависти к России и русским.

Исходя из вышеизложенных аятов Корана, призывающих к насилию, приходится утверждать, что появление женщин в хиджабе или иной традиционной исламской одежде арабского толка,[38] хоровое скандирование «Аллах Акбар» на территориях традиционного проживания православного, христианского и иного населения, неисламского вероисповедания, а равно присутствие этих символов в общественных местах, государственных или иных не религиозных учреждениях воспринимаются в светском государстве в качестве актов исламского религиозного экстремизма и должны быть объявлены на законодательном уровне таковыми.

Соединение ислама и адатов (традиций) родоплеменного общества представляют собой значительную угрозу для построения правового, демократического, цивилизованного государства. Нормы права цивилизованного общества и родоплеменные традиции взаимодействуют между собой и могут создавать взаимно обеспечительный механизм их реализации.

Однако «классическое исламское право» в совокупности с адатами находится в состоянии деструкции по отношению к праву цивилизации светской и христианской. Традиции родоплеменного менталитета, исламские традиции современного Кавказа направлены на укрепление родственных и религиозных связей и отношений в рамках, например, отправления государственной службы, что, в конечном счёте, приводит к коррупционным взаимосвязям, например, продвижение «своих» людей, родственников, единоверцев по должностной лестнице.

Традиции благодарности, подношения зачастую выливаются в прямое нарушение уголовного закона Российской Федерации. Бездействие власти, её слабость при наведении конституционного порядка на Кавказе - всё это факторы, оказывающие деструктивное влияние на состояние законности и правопорядка в России.

Для преодоления обозначенной выше угрозы, обеспечения режима законности и правопорядка в стране необходимо создание общего социально-нормативного пространства, исключающего родоплеменные, социально-религиозные, соционормативные атавизмы.

Способ решения данной проблемы лежит в области исключения чуждого социокультурного, родоплеменного, социально-нормативного пространства из пространства традиционной русской или сочувствующей ей социальной, религиозной нормативности.

Эти меры позволят обеспечить антропологическую, экономическую, титульно-религиозную безопасность страны и тех граждан, которые идентифицируют себя в контексте российской светской государственности.

Источники и литература

  1. Большой толковый словарь русского языка. М.: ООО «Дом Славянской книги», 2009. С. 723.
  2. Краткий политический словарь / Абаренков В.П., Абова Т.Е., Аверкин А.Г. и др.; Сост. И общ. Ред. Л.А. Оникова, Н.В. Шишлина. – 6-е изд., доп. – М.: Политиздат, 1989. С. 610.
  3. Полное определение см.: Бурковская В.А. Криминальный религиозный экстремизм: Уголовно-правовые и криминологические основы противодействия. Автореф. Дисс. Доктора юрид. наук. Академия управления МВД России – М., 2006. С 21.
  4. Бурковская В.А. Криминальный религиозный экстремизм: Уголовно-правовые и криминологические основы противодействия. Автореф. Дисс. Доктора юрид. наук. Академия управления МВД России – М., 2006. С. 56
  5. См.: Всемирная энциклопедия: Философия / Главн. Науч. Ред. И сост. А.А. Грицанов. – М.: АСТ, Мн.: Харвест, Современный литератор, 2001. С. 440.
  6. Всемирная энциклопедия: Философия / Главн. Науч. Ред. И сост. А.А. Грицанов. – М.: АСТ, Мн.: Харвест, Современный литератор, 2001. С. 444.
  7. Единобожие есть камень преткновения между исламом и христианством. В этом случаи необходимо держать ответ, опираясь на первоисточник. Так в Евангелии от Марка 12:29 читаем следующее: «Один из книжников, …подошел и спросил Его: какая первая из всех заповедей? Иисус отвечал ему: первая из всех заповедей: «слушай Израиль! Господь Бог наш есть Господь единый…Книжник сказал Ему: хорошо, Учитель! Истину сказал Ты, что один есть Бог и нет иного кроме Его».
  8. А то, что Христос есть Господь и Сын Бога живого есть не наша выдумка, такова воля Всевышнего, который говорит в благовестии от Марка 12:36 и Пс. 109:1, - «Ибо сам Давид сказал Духом Святым: «сказал Господь (Отец) Господу моему (Христу): седи одесную Меня, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих». См. Так же: Евангелие от Иоанна 10:23-37.
  9. В данном аяте речь идёт не о христианах и иудеях, а о арабских племенах, которые отказались принимать ислам, нарушили договор с мусульманами и отказались переселяться из Мекки в Медину См.: КОРАН. Перевод с арабского и комментарий М.-Н. О. Османова – СПб.: «Издательство «ДИЛЯ», 2010. С. 89.
  10. КОРАН. Перевод с арабского и комментарий М.-Н. О. Османова – СПб.: «Издательство «ДИЛЯ», 2010. С. 175.
  11. КОРАН. Перевод с арабского и комментарий М.-Н. О. Османова – СПб.: «Издательство «ДИЛЯ», 2010. С. 178.
  12. КОРАН. Перевод смыслов Э.В. Кулиева – Издательство дом «УММА», 2007. С. 203.
  13. Коран. Перевод с английского на русский д-р А. Садецкий – АХМАДИЙА АНЖУМАН ИШААТ ИСЛАМ ЛАХОР ИНК. США. С. 397.
  14. Ханбабаев К.М. Религиозно политический экстримизм. Учебное пособие для студентов высших учебных заведений. Махачкала, 2009. С. 96.
  15. См.: КОРАН. Перевод смыслов Э.В. Кулиева – Издательство дом «УММА», 2007. С. 43.
  16. КОРАН. Перевод с арабского и комментарий М.-Н. О. Османова – СПб.: «Издательство «ДИЛЯ», 2010. С. 33.
  17. КОРАН. Перевод с английского на русский д-р А. Садецкий – АХМАДИЙА АНЖУМАН ИШААТ ИСЛАМ ЛАХОР ИНК. США. С. 89.
  18. Философия права. Курс лекций: учебное пособие: в 2 т. Т.2 / А.В. Аверин, И.А. Гобозов, А.Г. Гузнов (и др); отв. Ред. М.Н. Марченко. _ Мосева: Проспект, 2011. С. 40.
  19. Ханбабаев К.М. Религиозно политический экстримизм. Учебное пособие для студентов высших учебных заведений. Махачкала, 2009. С. 96.
  20. См.: например: Мюльлер А. История ислама. От доисламской истории арабов до падения династии Аббасидов: пер. с нем / Август Мюллер. – М.: Астрель: АСТ, 2006. – 911, (1) с. – (Классическая мысль)
  21. http://ru.wikipedia.org/wiki/ (дата обращения 25.03.14).
  22. Ханбабаев К.М. Религиозно политический экстримизм. Учебное пособие для студентов высших учебных заведений. Махачкала, 2009. С. 96-97.
  23. http://hadith.islamnews.ru/?cat=13991 (дата обращения: 25.03.14) Булуг аль-Марам — 1260. Передают, что ‘Аиша, да будет доволен ею Всевышний Аллах, рассказывала о том, что однажды она спросила: «О Посланник Аллаха! Обязаны ли женщины вести джихад?» Он ответил: «Да, они обязаны вести джихад, в котором нет сражений. Это – большое и малое паломничества». Этот хадис передали Ахмад и Ибн Маджа, и текст хадиса принадлежит последнему. Цепочка рассказчиков хадиса достоверная, и его суть также передали аль-Бухари и Муслим.
  24. http://hadith.islamnews.ru/?cat=13991. (дата обращения: 25.03.14) Ан-Навави — 1298. Сообщается, что Абу Хурайра, да будет доволен им Аллах, сказал: (Как-то раз люди) спросили: «О посланник Аллаха, что (из благих дел равнозначно джихаду на пути Аллаха?» (В ответ им) он сказал: «То (, чего вы делать) не сможете». После этого они повторили свой вопрос ещё два или три раза, и каждый раз (Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует,) говорил: «То (, чего вы делать) не сможете», — а потом сказал: «Сражающийся на пути Аллаха подобен такому соблюдающему пост, молящемуся и читающему аяты Аллаха, который будет непрерывно поститься и молиться до тех пор, пока сражающийся на пути Аллаха не вернётся назад». (Аль-Бухари; Муслим. Здесь приводится версия Муслима.). В той версии этого хадиса, которую также со слов Абу Хурайры да будет доволен им Аллах, приводит аль-Бухари, сообщается, что (как-то раз) один человек попросил: «О посланник Аллаха, укажи мне на такое дело, которое равнозначно джихаду». (Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует,) сказал: «Я (не могу) найти (такое дело)», — после чего спросил: «Сможешь ли ты после того, как участник джихада отправится (на войну), войти в свою мечеть и (непрерывно) молиться, не ослабевая, (а также непрерывно) поститься, не разговляясь? — и (этот человек воскликнул): «Да кто же способен на это?!». Здесь приведены хадисы без редактирования, именно так как принято в исламской традиции.
  25. Джемаль Г. Освобождение ислама. М.: ООО Издательский дом «Умма», 2004. С. 93.
  26. Кого или что имеет в виду Г. Джемаль? Конкретных руководителей страны, исламских лидеров, исповедующих традиционный ислам или органы государственной власти и государственного управления России?
  27. Джемаль Г. Освобождение ислама. М., 2004. С. 94-95.
  28. Керимов Г.М. Шариат: Закон жизни мусульман. Ответы Шариата на проблемы современности. – СПб.: «Издательство «Диля», 2009. С. 153.
  29. Христос является у мусульман пророком, пророк это тот который говорит правду о Боге и указывает на поступки людей, которые не соответствуют воли Бога или те, которые следует совершать в угоду Бога, предрекает будущее человека и всего человечества в зависимости от исполнения или игнорирования божественной воли. Когда мусульманам говоришь возьмите евангелие и прочтите, что говорит о вере и Боге признаваемый вами Пророк Иисус Христос, как его слова сочетаются со словами Пророка Мухаммеда то в ответ слышишь, что Евангелие подделали сами же христиане и в Библии много приписок. Но где этому весомые доказательства?
  30. Керимов Г.М. Шариат: Закон жизни мусульман. Ответы Шариата на проблемы современности. – СПб.: «Издательство «Диля», 2009. С.345.
  31. Керимов Г.М. Шариат: Закон жизни мусульман. Ответы Шариата на проблемы современности. – СПб.: «Издательство «Диля», 2009. С.139.
  32. архимандрит Августин (Никитин) Ислам в Европе / архимандрит Августин (Никитин). –СПб.: ЦСО, 2009. С. 3.
  33. Ханбабаев К.М. Религиозно политический экстримизм. Учебное пособие для студентов высших учебных заведений. Махачкала, 2009. С. 96.
  34. Джемаль Г. Освобождение ислама. М., 2004. С. 92
  35. Джемаль Г. Освобождение ислама. М., 2004. С.92
  36. Керимов Г.М. Шариат: Закон жизни мусульман. Ответы Шариата на проблемы современности. – СПб.: «Издательство «Диля», 2009. С. 18.
  37. Керимов Г.М. Шариат: Закон жизни мусульман. Ответы Шариата на проблемы современности. – СПб.: «Издательство «Диля», 2009. С. 20.
  38. Джемаль Г. Освобождение ислама. М., 2004. С. 95.
  39. Мы не имеем в виду традиционную исламскую одежду наших татар и башкир поскольку она не стоит в ассоциативном яду с террористическими актами.

адвокат онлайн

звонок адвокату


Ключевые слова сайта: адвокат в Тюмени, уголовные дела

Уважаемый посетитель! Если материалы, размещенные на сайте оказались Вам полезными. Вы можете подписаться на рассылку уведомлений о публикации новых статей:

ПОДПИСАТЬСЯ

Внимание! В связи с текущими изменениями в законодательстве на момент Вашего обращения информация, содержащаяся в данной публикации, может частично устареть. Не смотря на то, что мы постоянно отслеживаем ситуацию и стараемся своевременно корректировать содержание публикаций, пожалуйста, при использовании тех или иных рекомендаций отнеситесь к ним критически. Обращайте внимание на действующую редакцию законов и других нормативно-правовых актов, на которые мы ссылаемся.
С уважением, адвокат в Тюмени Сидоров А.С.

Следующая статья:
Предыдущая статья:

Рубрика: Криминология
Метка:

Не нашли ответа на свой вопрос? Нажмите на кнопку, которая находится ниже, и смотрите интересующие вас видео-консультации на канале "Советы юристов".

youtube

СИДОРОВ АНАТОЛИЙ СТАНИСЛАВОВИЧ,
адвокат тел: +7(904)8768419,
e-mail: advokatsidorov@mail.ru
625007, г. Тюмень, ул. 30 лет Победы, д. 14


Комментарии

Оставьте Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.