Актуальные проблемы доказательственного значения судебной экспертизы психологической достоверности показаний (по видеоматериалам оперативных мероприятий и следственных действий)

Сидоров А.С. Внимание! Обращайте внимание на действующую редакцию законов и других нормативно-правовых актов Судебные экспертизы

psihologicheskaya-ekspertiza

Автор: Холопова Е.Н.

психологическая экспертиза

Под влиянием новых научных идей, теории и практики происходит новый скачок в разработке методологических основ судебной экспертизы психологической достоверности показаний. Разработка методики данных экспертиз диктуется потребностями практики.Так в период времени с апреля 2010 года по октябрь 2013 года на основании постановлений следователей СУ СК России по Калининградской области, СО УФСБ по Калининградской области, СЧ СУ при УВД Калининградской области экспертами ООО "Калининградский центр судебной экспертизы и оценки" было проведено 28 комиссионных экспертиз психологической достоверности показаний (по видеоматериалам). Не менее десяти указанных экспертиз получили должную оценку в суде в качестве доказательств при рассмотрении уголовного дела и вынесении приговора.

Вместе с тем, при оценке в судах заключений возникают существенные проблемы.

Судьи, а так же эксперты, которые рецензируют заключения коллег, считают, что данные заключения не могут соответствовать основным требованиям в области производства судебных экспертиз, методологии применения специальных знаний, а также экспертной практики .

Так, они указывают, что, проводя такие исследования, судебные эксперты-психологи выходят за рамки своей профессиональной компетенции, поскольку нарушают процессуально-правовые нормы.

Решая вопросы, связанные с достоверностью показаний (имеются ли на представленной видеозаписи признаки психологической достоверности либо её отсутствия в данных (лицом) показаниях? имеются ли на представленной видеозаписи признаки скрываемых обстоятельств в содержании данных (лицом) показаний? если на представленной видеозаписи выявляются признаки скрываемых обстоятельств в содержании данных (лицом) показаний, можно ли установить, с какими фактами или обстоятельствами может быть связано сокрытие либо искажение информации), нарушают методологические принципы психологических исследований. На данном этапе развития научной психологии никакие психологические исследования не могут дать однозначного ответа на подобные вопросы.

Вряд ли стоит соглашаться с такими выводами.

Во-первых, на данном этапе развития психологии раздел «Психология лжи» уже является общепризнанным, и в этой области психологии проводятся научные исследования, направленные на выделение факторов и критериев, влияющих на полноту и правильность показаний свидетелей.

Впервые такое понятие как психологические признаки достоверности в обиход судебно-психологической экспертизы было введено Ситковской О.Д. ещё в 2001 году. Проведенный Ситковской О.Д. анализ ряда зарубежных работ (Деттенборн Х., Грассбергер Р., Экмана П., Пиза А. и др.), связанных с исследованием восприятия, закономерностей запоминания (забывания) очевидцами событий, а также её собственный обобщенный экспертный опыт позволил ей прийти к выводу: данные, приводимые в работах зарубежных авторов, позволяют высказать точку зрения о том, что к компетенции эксперта-психолога относится исследование психологических признаков достоверности самих показаний [18, с. 110-122]. Во-вторых, в указанной статье (См. сноску 1) Ситковская О.Д. дает содержание понятия “психологическая достоверность” и постулирует систему психологических признаков достоверности, исходя из которых эксперт-психолог получает возможность изучения особого вида достоверности – достоверности психологической, т.е. устанавливает психологический компонент достоверности.

Ситковская О.Д. высказывается о том, что при производстве судебно-психологической экспертизы допустимы указания эксперта-психолога “на психологические особенности лица, потенциально повышающие надёжность показаний, или на психологические факты, свидетельствующие в пользу или против достоверности показаний свидетеля (потерпевшего)…”[18, с. 110-122].

Таким образом, эксперт-психолог при экспертизе свидетельских показаний может предъявить доводы “за” и “против” их психологической достоверности. “Судебно-психологическая экспертиза … может … ответить на вопрос о том, какие психологические особенности испытуемого могут свидетельствовать в пользу достоверности его показаний, а какие – против” [7, с. 162]. Правомочность проведения судебно-психологической экспертизы на предмет решения вопросов о психологических признаках достоверности (недостоверности) показаний подтверждается «Программой подготовки экспертов по экспертной специальности 20.1 «Исследование психологии и психофизиологии человека», Тема 12: «Новые направления судебно-психологических исследований … Психология манипуляции и лжи… Психология обмана» [14, с. 658, 659, 665, 672, 673. ]. В-третьих, в заключениях экспертами оцениваются психологические критерии достоверности показаний свидетелей, что не является тождественным юридическому критерию достоверности.

Отдельные специалисты,также считают, что «эксперты психологи выходят за рамки своей профессиональной компетенции, решая вопросы правового характера».С этой позицией согласиться так же нельзя.Во-первых, компетенция экспертов рассматривается в двух аспектах: круг процессуальных полномочий, прав и обязанностей (в соответствии с УПК РФ); комплекс знаний в области теории, методики и практики судебной экспертизы определенного рода, вида (наличие образования, экспертного стажа, практического опыта и навыков).

«Различают объективную компетенцию, т.е. объем знаний, которыми должен владеть эксперт, и субъективную компетентность – степень, в которой конкретный эксперт владеет этими знаниями. Субъективную компетентность часто называют компетентностью эксперта. Она определяется его образовательным уровнем, специальной экспертной подготовкой, стажем экспертной работы, опытом решения аналогичных экспертных задач. Согласно ст. 13 ФЗ ГСЭД [1] компетентность государственного судебного эксперта проверяется и удостоверяется экспертно-квалификационной комиссиями» [15, с. 88]. Сложней обстоит дело с негосударственными экспертами.

Во-вторых, «все доказательства, согласно доктринальным установкам, имеют равную силу и оцениваются следователем (судом) в их совокупности. Тем не менее, нельзя отрицать, что заключение эксперта требует особого подхода в его оценке… Углубленная проверка хода и полноты экспертного исследования, правильности применения экспертных методик и достоверности полученных результатов, научной обоснованности экспертных выводов может осуществляться только специалистом, обладающим тем же или большим объемом специальных знаний, что и эксперт» [6, с. 71].

Одной из проблем критики данной экспертизы называют отсутствие обоснованных методов и методик данной экспертизы.

Действительно,«объективность экспертного исследования зависит от того, насколько научно-обоснованными и практически апробированными являются применяемые методы и методики. Соблюдение принципов обоснованности и достоверности экспертных выводов обеспечивается той научно-методической основой, которая образует профессиональную базу знаний эксперта и отражается в учебных и методических пособиях, методических письмах, методических рекомендациях и т.п.

Методы и методики исследования, содержащиеся в этих документах, проходят (в государственных судебно-экспертных учреждениях) обязательную проверку, апробацию, прежде чем будут рекомендованы к внедрению в экспертную практику [2, с. 39; 17, с. 54-67]. Следует отметить, что описание методов экспертного исследования должно быть точным - или со ссылкой на название уже известных среди специалистов и апробированных методов, либо с подробным описанием малоизвестных методов с тем, чтобы суд мог проверить фактическую и научную обоснованность экспертного заключения, в том числе путем привлечения иных специалистов или повторных экспертиз… » [17, с. 72].

Во-первых, практически апробированными методами и методиками нельзя считать только те, которые утверждены в соответствующих экспертных учреждениях. Об этом прямо отмечает Россинская Е.Р., указывая, что «методические указания, касающиеся производства экспертиз и выпускаемые разными ведомствами, нередко плохо согласуются между собой» [15, с. 271]. В экспертной практике нередки конфликтные ситуации из-за различного методологического и методического подходов к проведению экспертных исследований, особенно наглядно это просматривается при производстве межведомственных комиссионных экспертиз.

«Конфликтная ситуация и разногласия между экспертами могут быть вызваны различным подходом к исследованию объектов, реализуемых в разных судебно-экспертных учреждениях, к использованию в проведении экспертиз различных методик исследования, разногласиями в оценке результатов исследований» [8, с.143].

«Наиболее важным при выборе методов и средств при производстве экспертных исследований является научность методов, средств и специальных знаний. Одно из требований научной состоятельности методов… - это научная обоснованность методов и достоверность получаемых с их помощью результатовСущественным критерием достоверности является надежность результатов, возможность их проверки, повторимость экспертизы… Значимым при выборе того или иного метода является его эффективность для решения тех или иных экспертных задач. Для того, чтобы метод был эффективным, он в первую очередь должен позволять в оптимальные сроки с наибольшей продуктивностью достигать намеченной цели для решения конкретной экспертной задачи» [15, с. 43].

Методика экспертного исследования – система методов и приемов, реализуемые в упорядоченной и определенной логической последовательности, и предназначенные для изучения объектов экспертизы с целью установления фактических данных, относящихся к предмету рода, вида экспертизы.

Методика и методология проведения экспертных исследований тесно связаны с экспертными технологиями. Авторы учебника «Теория судебной экспертизы» под редакцией Е.Р. Россинской в содержание технологии экспертного исследования включают следующие составляющие элементы: знание методических основ экспертного исследования; структуры экспертного заключения; критериев оценки промежуточных данных, получаемых в ходе исследования; формулирование убеждения эксперта в обоснованности выводов; формулирование окончательных выводов оформление результатов экспертизы» [16, с. 250].

Рассматривая содержание «знание методических основ экспертного исследования», следует отметить, что в Программе подготовки экспертов системы Минюста России по специальности 20.1 «Психология и психофизиология человека» в Теме 14 «Методы судебно-психологической экспертизы» указано, что «при освоении темы важно … понять специфику использования методов, … знать их направленность, особенности, с тем, чтобы выбирать методы, адекватные задачам исследования и условиям применения (имеются в виду условия экспертизы, которые зачастую определяют невозможность использования громоздких методов)… В рамках настоящей подготовки обучиться владению всеми методами невозможно» [14, с. 674]. В Теме 12 «Новые направления судебно-психологических исследований» указывается, что «освоение темы невозможно без изучения специальной литературы по … психологии обмана, психологии лжи, … а также методологических принципов экспертизы конкретного вида» [14, с. 672-673].

Силлабиус по основам судебной психологической экспертизы (программа самостоятельной подготовки экспертов Минюста России) предусматривает самостоятельное освоение общих дисциплин и включает изучение и анализ общеправовых и организационных вопросов, а также особенности и специфику производства судебных психологических экспертиз. «В судебной психологической экспертизе системно используются надежные, положительно зарекомендовавшие себя в экспертной практике методы и знания, заимствованные из общей психологии, клинической психологии, экспериментальной психологии, патопсихологии, психофизиологии, психологии развития, психологии речи, педагогической психологии и многих других областей психологии и смежных знаний, а также методы, специально разработанные для решения конкретных экспертных задач и выяснения обстоятельств, способствующих установлению истины по делу».

Так, в Силлабиусе по Теме 6 «Судебная психологическая экспертиза способности свидетеля (потерпевшего) давать показания» рассматриваются: проблема воспроизведения информации в речевой форме у подэкспертных различных возрастных групп, а также критерии экспертной оценки способности свидетеля правильно воспринимать важные для дела обстоятельства и давать о них показания. Отдельно в указанной теме указана проблема «достоверности» показаний. Кроме того, Тема 25 «Исследование аудио- и видеозаписей оперативных и следственных действий» подразумевает исследование аудио- и видеозаписей с позиции психологии манипуляции и психологии лжи.

Во-вторых, специфика предмета судебной экспертизы обусловливает и специфику её методики. В теории судебной экспертизы существуют понятия Типовая методика и Конкретная, или частная, экспертная методика.

«Типовая методика предназначена для решения типовых для данного рода (вида) экспертизы задач. В определенных условиях эта методика может применяться экспертом без какой-либо адаптации, изменения. Типовые судебно-экспертные методики, как правило, разрабатываются государственными судебно-экспертными учреждениями. В процессе своего формирования они основываются на методических рекомендациях – предложениях по реализации результатов научно-исследовательских работ; решениях научных конференций, научно-практических семинаров; методических советов. Для того, чтобы судебно-экспертная методика получила статус типовой, она должна пройти этапы апробации и внедрения… Конкретная, или частная, экспертная методика направлена на решение определенной экспертной задачи и представляет собой либо результат приспособления, модификации типовой экспертной методики к решению конкретной задачи, либо плод творческого подхода эксперта к решению нетривиальной экспертной задачи» [15, с. 69-70].

Нередко для каждого конкретного случая могут создаваться свои методики или частные (исследовательские) экспертные технологии, что особенно важно при формировании и развитии новых направлений экспертных исследований. «Частные (исследовательские) экспертные технологии реализуются в рамках конкретного судебно-экспертного познания (вида судебной экспертизы). Задачей их создания является разработка на базе уже имеющихся экспертных методик обобщений более высокого уровня, способных служить методологическим ориентиром для решения новых или ранее не решавшихся экспертных задач» [13, с. 272-273].

При осуществлении экспертизы эксперт должен использовать рекомендованные современной наукой методики и проводить исследования на строго научной и практической основе. Требования, предъявляемые к используемым методам исследования, устанавливают, что «информация о методах должна быть точной, конкретной, содержать их наименование (общеизвестное для специалистов) либо подробное описание метода и ссылку на источник. Это позволяет дать оценку исследования с точки зрения его научной обоснованности, а также фактической обоснованности результатов» [19, с. 212]. «Информация о новых методах экспертного исследования, их возможностях и надежности нередко публикуются в юридической печати» [12, с. 144], что зачастую связано с тем, что данные методы «имеют реализацию при решении как следственных, так и экспертных задач, входящих в сферу соответствующей отрасли знания» [3, с. 56].

В-третьих, используемые при производстве экспертных исследований методики, такие как «Психологическая модель выявления ложного поведения» [4, с. 21-22; 9, с. 61; ] и Оценка валидности утверждений (ОВУ) – методика оценки правдоподобности утверждений, представленных в устной форме (гипотеза Удо Ундойча) [10, с. 59-109; 11, с. 37-38; 5, с. 59-62], прошли неоднократную научную апробацию и в течении длительного времени применяются в следственной и экспертной практике для решения вопросов, связанных с оценкой психологической достоверности показаний.

«Наиболее важным при выборе методов и средств при производстве экспертных исследований является научность методов, средств и специальных знаний… Соответствие средств и методов этим требованиям должны содержаться в той науке, из которой заимствованы эти методы и средства, и где они испытаны первоначально» [15, с. 43].

Сама возможность признания заключения эксперта достовер­ным обуславливается его проверяемостью с трех основных позиций: процес­суальной, научной и фактической.

Процессуальная позиция – в соответствии со статьей 80 УПК РФ «Заключение эксперта - представленные в письменном виде содержание исследования и выводы по вопросам, поставленным перед экспертом». Кроме того, Инструкцией Минюста России о структуре Заключения эксперта предусмотрена следующая структура данного процессуального документа: вводная часть, исследовательская часть по каждому конкретному вопросу, синтезирующая часть по каждому конкретному вопросу, выводы.

Научная позиция – специальные знания, входящих в сферу соответствующей отрасли знания (психология лжи и обмана; психодиагностика невербального поведения).

Фактическая позиция – проверяемость, повторяемость и возможность воссоздания на основе представленной структуры проведенного исследования (алгоритма, методологии исследования) первоначального экспертного исследования, что немаловажно не только для оценки Заключения эксперта, но и при назначении повторных или дополнительных экспертиз.

Таким образом, если следовать логике относительно того, что экспертные методики до того, как они будут внедрены в экспертную практику, должны в течении нескольких лет, а то и десятилетий, проходить апробацию и адаптацию, то многие виды экспертиз, рассматриваемые в качестве новых экспертных направлений, не проводились бы и до настоящего времени. Здесь можно назвать такие экспертизы, как: генетическая, экологическая, компьтерно-техническая, экспертиза сложной бытовой техники, дендрологическая, одорологическая и некоторые другие.

Таким образом, исходя из всего вышеизложенного, можно утверждать, что современный уровень развития научной психологии позволяет проводить экспертную оценку психологической достоверности показаний.

Сложность и методические особенности проведения данной экспертизы связаны, в первую очередь, с диагностированием скрытых проявлений как вербального, так и невербального реагирования, что нередко сопряжено со значительной емкостью исследуемого материала (видеоматериалы и материалы уголовного дела), а также с экспертными ошибками субъективного характера. Поэтому основным требованием борьбы с ошибками подобного рода является комиссионность экспертизы психологической достоверности показаний (по видеоматериалам), когда каждое утверждение лица, даваемое в устно-речевой и/или письменно-речевой формах, должно оцениваться, по крайней мере, двумя экспертами, которые предъявленный материал рассматривают независимо друг от друга с различных критериальных позиций. Полученные ими результаты сопоставляются и окончательному критериальному анализу подвергаются только те сегменты, которые не вызывают у них сомнений.

Немаловажным фактором для повышения достоверности выводов экспертизы является использование в ходе экспертного исследования специальных знаний не только в области психологии, но и применение знаний в пограничных, смежных областях науки, в области детекции лжи, в том числе – инструментальной детекции лжи и профайлинга.

Литература и примечания

  1. Федеральный закон от 31.02.2001 г. №73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».
  2. Комментарий к Федеральному закону «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации». / Под общ. ред. В.А. Кашепова. - М.: «Юстицинформ», 2002.
  3. Арсеньев В.Д., Заблоцкий В.Г. Использование специальных знаний при установлении фактических обстоятельств уголовного дела. – Красноярск: Изд-во Краснояр ун-та, 1986.
  4. Бессонов С.Ю., Петров А.М., Мягких С.Г. Психологические возможности выявления скрываемой информации: Учебно-методическое пособие. – Пермь: ГУВД Пермской области, УОТМ, 2000.
  5. Власов А.И. Психолого-акмеологические технологии выявления заведомо ложных показаний в следственной деятельности: Дисс… канд. психол. наук. – М.: Российская Академия государственной службы при Президенте Российской Федерации, 2010.
  6. Галяшина Е.И. Законодательные проблемы повышения качества судебных экспертиз // В сб.: Материалы 4-й международной научно-практической конференции «Теория и практика судебной экспертизы в современных условиях» (г. Москва, 30-31 января 2013 г.) / Под. общ. ред. д-ра юрид. наук Е.Р. Россинской. – М.: Проспект, 2013.
  7. Енгалычев В., Шипшин C. Судебно-психологическая экспертиза. – Калуга, 1997.
  8. Иванова Е.В. О некоторых перспективных формах производства судебной экспертизы // В сб.: Мат-лы 4-й Междунар. науч.-практич. конференции «Теория и практика судебной экспертизы в современных условиях» (г. Москва, 30-31 января 2013 г.) / Под. общ. ред. д-ра юрид. наук Е.Р. Россинской. – М.: Проспект, 2013.
  9. Комисарова Я.В., Семенов В.В. Особенности невербальной коммуникации в ходе расследования преступления. – М.: Юрлитинформ, 2004.
  10. Образцов В.А., Богомолова С.Н. Допрос потерпевшего и свидетеля на предварительном следствии. М.: Омега, 2003.
  11. Образцов В.А., Кручинина Н.В. Преступление. Расследование. Проверка достоверности информации: Науч.-метод. пособие. - М.: Правовое поле; Книжная лавка, 2002.
  12. Орлов Ю.К. Судебная экспертиза как средство доказывания в уголовном судопроизводстве: Научное издание. – М.: Институт повышения квалификации РФЦСЭ при Минюсте России, 2005.
  13. Плешаков С.М., Лысов Н.Н. К вопросу о сущности судебно-экспертных технологи // Мат-лы 3-й Международной науч.-практич. конференции «Теория и практика судебной экспертизы в современных условия» (г. Москва, 25-26 января 2011 г.). – М.: Проспект, 2001.
  14. Профессиональная подготовка и повышение квалификации судебных экспертов в государственных судебно-экспертных учреждениях Минюста России: Метод. издание / Под общ. ред. зам директора Департамента правового регулирования, анализа и контроля деятельности подведомственных федеральных служб Минюста России Т.П. Москвиной. – М.: РФЦСЭ при Минюсте России, 2005.
  15. Россинская Е.Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе. – М.: Изд-во НОРМА, 2005.
  16. Россинская Е.Р., Галяшина Е.И., Зинин А.М. Теория судебной экспертизы: Учебник. – М.: НОРМА, 2009.
  17. Сафуанов Ф.С. Судебно-психологическая экспертиза в уголовном процессе: Научно-практическое пособие.-М.: Гардарика, Смысл, 1998.
  18. Ситковская О.Д. Психологические признаки достоверности свидетельский показаний детей и подростков // Межвуз. науч.-практич. сборник. Вып. 1. Ставрополь, 2001. Серия “Юридическая психология”.
  19. Судебная экспертиза: типичные ошибки / Под ред. Е.Р. Россинской. – М.: Проспект, 2012.

Опубликовано: Совершенствование деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью в современных условиях». Материалы международной научно-практической конференции (1-2 ноября 2013). Выпуск 10. Часть 1. Тюмень: ТГАМЭУП, 2013.

адвокат онлайн

звонок адвокату


Ключевые слова сайта: адвокат в Тюмени, уголовные дела

Уважаемый посетитель! Если материалы, размещенные на сайте оказались Вам полезными. Вы можете подписаться на рассылку уведомлений о публикации новых статей:

ПОДПИСАТЬСЯ

Внимание! В связи с текущими изменениями в законодательстве на момент Вашего обращения информация, содержащаяся в данной публикации, может частично устареть. Не смотря на то, что мы постоянно отслеживаем ситуацию и стараемся своевременно корректировать содержание публикаций, пожалуйста, при использовании тех или иных рекомендаций отнеситесь к ним критически. Обращайте внимание на действующую редакцию законов и других нормативно-правовых актов, на которые мы ссылаемся.
С уважением, адвокат в Тюмени Сидоров А.С.

Следующая статья:
Предыдущая статья:

Рубрика: Судебные экспертизы
Метка:

Не нашли ответа на свой вопрос? Нажмите на кнопку, которая находится ниже, и смотрите интересующие вас видео-консультации на канале "Советы юристов".

youtube

СИДОРОВ АНАТОЛИЙ СТАНИСЛАВОВИЧ,
адвокат тел: +7(904)8768419,
e-mail: advokatsidorov@mail.ru
625007, г. Тюмень, ул. 30 лет Победы, д. 14


Комментарии

  1. Виктор Анисимов : 16.07.2016 в 12:07

    Судебно психологическая экспертиза достоверности показаний в соответствии с действующим законодательством полный бред и маразм! В Российском праве только суд, органы следствия и дознания вправе решать вопрос о достоверности или лживости показаний. В компетенцию судебного эксперта, в том числе психолога и полиграфолога не входит оценка достоверности показаний! Эксперты вправе отвечать на вопросы исключительно о психологических или психофизиологических признаках искажения информации, но никах о ее достоверности.

Оставьте Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.