Если вам нужен бесплатный совет или консультация
опытного юриста, задайте свой вопрос прямо сейчас
Задать вопрос
Главная / Уголовное право / Понятие примирения в уголовном праве


Примирение потерпевшего и его юридического противника представляет собой их обоюдное согласие о разрешении криминального конфликта. Содержание права потерпевшего на прекращение уголовного преследования (примирение) составляет гарантированную законом возможность примириться с оппонентом и тем самым повлиять на разрешение конфликта. Возможность разрешения конфликта здесь является условной, где условием ее реализации выступает желание противной стороны (может быть, даже не всегда виновной) «выйти» из конфликта без судебных процедур.

примирение в уголовном праве

Автор: Сумачев А.В.

Одним из основных аспектов проблемы уголовного преследования, осуществляемого в частном порядке, является вопрос о способах разрешения криминального конфликта. Иными словами, речь идет о характеристике уголовно-правовых последствий реализации права частного уголовного преследования.

Важность решения этого вопроса проявляется двояко. Если выразить это образно, то на одной чаше весов находятся интересы пострадавшей стороны, на другой – интересы лица, совершившего преступление. А государство здесь выступает своеобразным посредником, в обязанность которого входит обеспечение интересов обеих сторон: в отношении потерпевшего – восстановление нарушенного интереса, в отношении преступника – защищенность от чрезмерной репрессии.

Справедливо в этом плане высказывание Ю.Г. Запрудского: «Вопрос о регулировании конфликта – это самостоятельная проблема, представляющая собой теоретический и практический интерес. Исследователи этой проблемы считают, что регуляция конфликта является наиболее рациональным к нему подходом. Не всегда можно избежать открытого столкновения, но всегда следует попытаться избежать чрезмерных потерь, слишком большой платы за неконтролируемое развитие конфликтных событий»[1].

Способов разрешения криминального конфликта, предлагаемых в науке либо используемых в мировой юридической практике, достаточно много. Среди основных можно назвать: «силовое решение» криминального конфликта[2] («обычное» (публичное) разрешение конфликта); некий консенсус, который особо характерен для американского права и называемый «сделка о признании»[3]; «отказ потерпевшего», распространенный в праве стран Западной Европы[4]; примирение с потерпевшим, присущее национальному праву России[5].

Относительно первого из названных можно отметить, что «силовой» способ разрешения криминального конфликта является наиболее распространенным. Его содержание определяет публичный характер уголовного права и публичность уголовного преследования. Иными словами, наказуемость преступного деяния не ставится в зависимость от усмотрения (волеизъявления) частного лица (преступника или потерпевшего).

Своеобразие «сделки о признании» проявляется в том, что виновное лицо признает свою вину, а властная сторона (государство в лице судьи) в обмен на это существенно смягчает уголовно-правовые последствия для виновного. Смысл такой «сделки» заключается, с одной стороны, в безусловном факте вынесения решения о виновности лица в совершении преступления, с другой – в упрощении судебных процедур и, соответственно, в экономии времени[6]. Российские исследователи замечают, что такие «сделки» исходят из гипертрофированного значения признания обвиняемым своей вины и порой искажают (противоречат) объективную истину[7]. Национальному уголовному праву это способ разрешения криминального конфликта был не присущ.

«Отказ потерпевшего» от уголовного преследования как способ «выхода» из криминального конфликта достаточно тесно связан с «примирением». Основная разница между ними заключается в том, что первый из них («отказ») характеризует односторонний волевой акт пострадавшей стороны по разрешению конфликта без вмешательства государства. Российская юридическая практика в этих случаях имеет в виду исключительно обоюдное желание пострадавшей и виновной сторон разрешить такого рода конфликт[8].

Вместе с тем современная российская теория и практика уголовного судопроизводства, по сути, объединяет эти два способа. Так, когда право на частное уголовное преследование не реализовано, речь может идти об «отказе». Когда же пострадавшая сторона предприняла меры к реализации данного права (возбудило уголовное преследование), «выход» из криминального конфликта возможен на основе обоюдного волеизъявления (примирения). Таким образом, институт частного уголовного преследования в российском уголовном праве имеет двойственную природу: возможность отказа (одностороннего) и необходимость примирения (двустороннего)[9]. Необходимость в данном случае понимается как обязательность обоюдного желания разрешить конфликт без властного вмешательства государства.

Читайте также:  Об уголовном преследовании по инициативе коммерческих и иных организаций

Вопрос о сущности разрешения криминального конфликта в форме примирения до сих пор вызывает в науке некоторые разночтения, в связи с чем остановимся на этом вопросе более подробно. Так, А. Лохвицкий еще в середине XIX века замечал, что примирение должно быть обоюдным выражением волеизъявления, ибо «право на прощение не может быть предоставлено частному лицу – это верховное право»[10].

И.Я. Фойницкий относительно «примирения» отмечал, что российское законодательство (досоветского периода) «сообщает этому акту характер обоюдного, которое зависит от воли обеих заинтересованных сторон, как потерпевшего, так и виновного»[11]. При этом «… если одна сторона не согласна, то акт примирения считается несостоявшимся»[12].

Однако далее он все же замечает, что «… нельзя не признать, что практически и по нашему праву требуется собственно не обоюдное примирение, а односторонний отказ потерпевшего, ибо последний имеет множество средств прекратить дело даже при нежелании на то обвиняемого: он может не явиться в суд, не требовать исполнения наказания, не возбуждать уголовного преследования, и во всех случаях дело будет в той или другой его фазе прекращено и наказание погашено»[13].

Н.С. Таганцев, достаточно подробно анализируя характер (односторонний или обоюдный) примирения, писал, что «… в законе не содержится постановлений, которые давали бы суду право прекращать дело за односторонним отказом частного обвинителя от обвинения, после его явки в суд, до начала ли разбора дела или во время его производства. Такой отказ может влечь за собою прекращение дела только в случае согласия на то обвиняемого»[14].

Более того, ссылаясь на судебную практику, Н.С. Тананцев отмечал: «Комиссия по пересмотру Судебных уставов, находя, что такое одностороннее право прекращения начатого дела может вредно отражаться на интересах обвиняемого, например, при явно недобросовестном обвинении, предположила ввести в закон такое правило, что в случае неявки обвинителя без уважительных причин обвиняемый или его поверенный могут просить о рассмотрении дела в отсутствии обвинителя». И далее: «По отношению же к примирению на суде комиссия также предполагала необходимость обоюдного согласия, но признавала установленные практикой Уголовного кассационного департамента формальности излишними, а потому и не внесла указания на таковые в текст закона»[15].

Несколько нелогичную позицию по этому вопросу занимает А.В. Смирнов. Определяя примирение как разновидность мирового соглашения между обвинителем и обвиняемым, он в итоге замечает, что потерпевший «попросту прощает своего обидчика»[16].

Абсолютное большинство современных ученых, рассматривая примирение, также, по сути, имеют ввиду односторонний отказ со стороны потерпевшего (А.И. Рарог, А.В. Наумов, Д.А. Кириллов, Ф.Р. Сундуров, Ю.М. Ткачевский, Н.Е. Крылова, Х.Д. Аликперов, А.В. Ленский, Ю.К. Якимович и др.)[17].

Эта позиция представляется ошибочной. Она, видимо, исходит из наиболее типичных для судебной практики случаев, когда односторонний отказ пострадавшего от возбуждения частного уголовного преследования расценивается как примирение вообще. Следует указать на существенную разницу между отказом от частного уголовного преследования и примирением, как основанием прекращения уголовного преследования.

Разница здесь обусловлена двумя обстоятельствами. Отказ от частного уголовного преследования ограничен сроками давности привлечения к уголовной ответственности, определяемых по правилам ст. 78 УК. А срок возможного примирения, об этом также говорят многие, в том числе современный законодатель, начинает исчисляться с момента обращения в суд с просьбой о возбуждении частного уголовного преследования до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора. Это первое.

Читайте также:  Обоснованность законодательной модели состава содействия террористической деятельности и ответственности за это деяние

Вторая существенная разница проявляется в том, что отказ от преследования во всех случаях возможного частного уголовного преследования освобождает виновного от реализации уголовной ответственности (как по делам так называемых частного, так и частно-публичного обвинения). А примирение, в свою очередь, при уголовном преследовании, осуществляемом в частно-публичном порядке, значения не имеет.

Следовательно, сущность права на отказ от частного уголовного преследования и права на прекращение такового (примирение) не есть одно и то же. Более того, это правило прямо вытекает из норм Уголовно-процессуального кодекса РФ[18], а равно и из анализа положений постановления Пленума Верховного Суда РФ «О практике рассмотрения судами жалоб и дел о преступлениях, предусмотренных ст. 112, ч. 1 ст. 130 и ст. 131 УК РСФСР».

В нем, в частности, идет речь о том, что «судья при приеме жалобы обязан разъяснить потерпевшему его право на примирение с лицом, которое он просит привлечь к ответственности, и принять меры к примирению при вызове их для совместной (курсив наш. – А.С.) беседы» (п. 8)[19]. Кроме того, здесь же содержится предписание, согласно которому в случае неявки пострадавшего в суд для разбирательства по делу по неуважительной причине, по ходатайству подсудимого дело может быть рассмотрено без участия жалобщика (п. 13).[20]

Вспомним аргументы Н.С. Таганцева в пользу двустороннего волеизъявления при разрешении криминального конфликта в части недобросовестности обвинителя (потерпевшего) и заключение Комиссии по пересмотру Судебных уставов[21].

Итак, примирение потерпевшего и его юридического противника представляет собой их обоюдное согласие о разрешении криминального конфликта. Содержание права потерпевшего на прекращение уголовного преследования (примирение) составляет гарантированную законом возможность примириться с оппонентом и тем самым повлиять на разрешение конфликта. Возможность разрешения конфликта здесь является условной, где условием ее реализации выступает желание противной стороны (может быть, даже не всегда виновной[22]) «выйти» из конфликта без судебных процедур.

Литература и примечания

  1. Основы конфликтологии: Учебное пособие / А.В. Дмитриев, Ю.Г. Запрудский, В.П. Казимирчук, В.Н. Кудрявцев; Под ред. В.Н. Кудрявцева. М.: Юристъ, 1997. С.138.
  2. См.: Там же. С.156–157.
  3. См., например: Основы конфликтологии: Учебное пособие. С.179; Флетчер Дж., Наумов А.В. Основные концепции современного уголовного права. М.: Юристъ, 1998. С.116; Смирнов А.В. Модели уголовного процесса. СПб.: «Наука», ООО «Издательство «Альфа», 2000. С.101–103.
  4. См., например: Фойницкий И.Я. Учение о наказании в связи с тюрьмоведением. М.: Добросвет – 2000; Городец, 2000. С.125; Головко Л.В. Альтернативы уголовному преследованию в современном праве СПб.: Изд-во «Юридический центр Пресс», 2002; и др.
  5. См., например: Фойницкий И.Я. Учение о наказании в связи с тюрьмоведением. С. 125–128; Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Т.2. Тула: Автограф, 2001. С.465–468; Аликперов Х. Новый УК: проблемы освобождения от уголовной ответственности // Законность. 1999. № 4. С.12–14; Аликперов Х. Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим // Законность. 1999. № 6. С.11–13; Давыдова Е.В. Примирение с потерпевшим в уголовном праве: Автореф. дис… канд. юрид. наук. Ставрополь: Ставроп. ун-т, 2001; Красиков А.Н. Примирение с потерпевшим и согласие потерпевшего – «частный сектор» в публичном уголовном праве // Правоведение. 1998. № 1. С.178–180; Усс В.А. Примирение вместо наказания (как течение в правоприменительной практике) // Правоведение. 1990. № 6. С.29–26; Ценева В.В. Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим: Автореф. дис… канд. юрид. наук. Томск: Томск. ун-т, 2002; и др.
  6. По свидетельству некоторых исследователей, в судах США сделками о признании виновности завершается от 92 до 98% уголовных дел (Newman D.J. The Plea-Bargaining. In: The Order Under Law: Reading in Criminal Justice. 1981. P.166. Дано по: Смирнов А.В. Модели уголовного процесса. С.102).
  7. См.: Основы конфликтологии: Учебное пособие. С.179.
  8. См., подробнее: Фойницкий И.Я. Учение о наказании в связи с тюрьмоведением. С.125–128; Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Т.2. Тула: Автограф, 2001. С.465–468.
  9. Е.В. Давыдова, например, отмечает, что «… в зависимости от характера возникающего уголовного правоотношения, в уголовном праве существуют два вида примирения с потерпевшим: примирение, в котором волеизъявление потерпевшего является обязывающим для государственного органа условием освобождения от уголовной ответственности лица, совершившего преступление (примирение по делам частного обвинения). При этом императивный характер волеизъявления потерпевшего не связан никакими иными юридическими условиями; примирение, в котором волеизъявление потерпевшего не является обязывающим для государственного органа условием освобождения от уголовной ответственности лица, совершившего преступление (примирение по делам публичного и частно-публичного обвинения). При этом волеизъявление потерпевшего как условие освобождения, в свою очередь, связано определенными юридическими условиями». (Давыдова Е.В. Примирение с потерпевшим в уголовном праве. С.17.)
  10. Лохвицкий А. Курс русского уголовного права. СПб., 1867. С.266.
  11. Фойницкий И.Я. Учение о наказании в связи с тюрьмоведением. С.125.
  12. Там же. С.125.
  13. Там же. С.125.
  14. Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Т.2. Тула: Автограф, 2001. С.466–467.
  15. Там же. С.467.
  16. Смирнов А.В. Модели уголовного процесса. С.102–103.
  17. См., например: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. М.: Издательская группа ИНФРА-М–НОРМА, 1996. С.158; Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть: Курс лекций. М.: Изд-во БЕК, 1996. С.454; Уголовное право Российской Федерации: (Общая часть): Учебник / Под ред. А.И. Марцева. Омск: Юридический ин-т МВД России, 1998. С.312; Уголовное право России. Часть Общая: Учебник для вузов / Отв. ред Л.Л. Кругликов. М.: Изд-во БЕК, 1999. С.467–468; Курс уголовного права. Общая часть. Том 2: Учение о наказании / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой. М.: Изд-во ЗЕРЦАЛО, 1999. С.182; Аликперов Х. Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим. С.12; Ленский А.В., Якимович Ю.К. Производство по делам частного обвинения в уголовном процессе России. М.: Юристъ, 1998. С.21; и др.
  18. «Прекращение уголовного преследования по основаниям, указанным в … ст. 25 (за примирением сторон) не допускается, если подозреваемый или обвиняемый против этого возражает» (ч. 2 ст. 27 УПК РФ); «Если примирение между сторонами (курсив наш – А.С.) не достигнуто, то мировой судья … назначает рассмотрение уголовного дела в судебном заседании» (ч. 6 ст. 319 УКП РФ); и др.
  19. Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М.: Спарк, 1999. С.378.
  20. Там же. С.379.
  21. Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Т.2. Тула: Автограф, 2001. С.467.
  22. Доказательством тому служит закрепленная в УПК возможность соединения основной и встречной жалобы в одно производство, где одно лицо одновременно выступает в роли частного обвинителя и подсудимого (ст. 321 УПК РФ).
Читайте также:  К вопросу об основаниях отвода судьи в уголовном судопроизводстве

Опубликовано: Уголовное право и современность: межвузовский сборник научных трудов. Вып. 9 / Сибирский юридический институт МВД России; отв. ред. И.А. Кириллов. Красноярск: Сибирский ЮИ МВД России, 2005.


Если информация, размещенная на сайте, оказалась вам полезна, не пропускайте новые публикации - подпишитесь на наши страницы:

А если информация, размещенная на нашем сайте оказалась вам полезна, пожалуйста, поделитесь ею в социальных сетях.