Если вам нужен бесплатный совет или консультация
опытного юриста, задайте свой вопрос прямо сейчас
Задать вопрос
Главная / Уголовное право / Квалификация хищений, совершаемых путем приведения потерпевших в беспомощное состояние


В последние годы стали довольно распространеными случаи причинения физического вреда (смерти, вреда здоровью, беспомощного состояния) путем обманного или с использованием доверия потерпевшего введения в его организм различного рода химических препаратов отравляющего или седативного действия. По наблюдениям экспертной практики преступления с использованием химических веществ чаще совершаются в поездах дальнего следования при совместном приеме пищи пассажирами и распитии различных напитков, в гостиницах, ресторанах, кафе, при застольях в квартирах. У правоприменителей не должно возникать сомнений в правильности оценки подобных действий как физического насилия. В такого рода случаях потерпевший не осознает факта вредоносного воздействия на его организм и своим поведением объективно способствует причинению себе физического вреда.

использование беспомощного состояния потерпевшего с целью совершения преступления

Автор: Шарапов Р.Д.

В последние годы стали довольно распространеными случаи причинения физического вреда (смерти, вреда здоровью, беспомощного состояния) путем обманного или с использованием доверия потерпевшего введения в его организм различного рода химических препаратов отравляющего или седативного действия. По наблюдениям экспертной практики преступления с использованием химических веществ чаще совершаются в поездах дальнего следования при совместном приеме пищи пассажирами и распитии различных напитков, в гостиницах, ресторанах, кафе, при застольях в квартирах.

У правоприменителей не должно возникать сомнений в правильности оценки подобных действий как физического насилия. В такого рода случаях потерпевший не осознает факта вредоносного воздействия на его организм и своим поведением объективно способствует причинению себе физического вреда. Например, пьет кофе, в который предварительно была добавлена смертельная доза безвкусного яда. Для облегчения преступления субъект использует поведение самого потерпевшего, пребывающего в неведении. Таким образом, используемые преступником обман или доверительные отношения с потерпевшим являются одним из способов, облегчающих противоправное химическое воздействие на организм, и не лишают преступления статуса насильственного. Как выразился по этому поводу А.Х. Юнусов: «Внезапное насильственное воздействие на потерпевшего с ножом на улице ничем не отличается от внезапного для потерпевшего воздействия ядом за столом» [4, с. 98].

Читайте также:  Уголовно-правовые инновации российского законодателя: критический взгляд (продолжение дискуссии)

Подтверждением тому служит многолетняя практика квалификации насильственных грабежей и разбоев, совершаемых посредством приведения потерпевшего в беспомощное состояние путем дачи ему сильнодействующих, ядовитых или одурманивающих веществ, которая стала предметом своего обобщения в конце 80-х годов [3, с. 6-7]. Точку в этом вопросе поставило постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое», недвусмысленно разъяснившее, что введение «в организм потерпевшего против его воли или путем обмана» сильнодействующего, ядовитого или одурманивающего вещества в целях хищения чужого имущества образует признак насилия в составах разбоя и грабежа [2, с. 7].

Между тем, такая позиция судов далеко небезупречна с точки зрения УК РФ, ибо не учитывает особенностей составов разбоя и грабежа. Тайное или обманное введение одурманивающих средств потерпевшему в целях хищения имущества не может быть квалифицировано по признаку насилия при грабеже или разбое‚ но не потому что нет насилия в принципе, а потому что отсутствуют другие предусмотренные составом грабежа и разбоя признаки – открытый способ хищения и нападение.

Так‚ сущностным признаком грабежа является открытый способ хищения чужого имущества. Приведение человека в бессознательное состояние с помощью обманной или тайной дачи ему одурманивающих средств, не опасных для жизни или здоровья, исключает открытое хищение, т.к. потерпевший не наблюдает процесса противоправного изъятия имущества. В таких случаях хищение имущества совершается тайно, т.е. является кражей. Следует сказать, что такой вывод вполне подойдет и к случаям силового введения одурманивающих веществ. Например, в результате перекрытия дыхательных отверстий платком, смоченным хлороформом, потерпевший потерял сознание, и виновный изъял имущество тайно.

Однако, не должно возникать сомнений при оценке деяния как насильственного грабежа в следующих случаях:

  • потерпевший находится в бессознательном состоянии, но само хищение совершается на виду у посторонних лиц, и виновный понимает это;
  • хищение началось открыто, однако в процессе изъятия или после него при удержании имущества потерпевшему с помощью физической силы вводятся химические препараты, чтобы привести его в беспомощное состояние и тем самым подавить сопротивление;
  • преступник вводит потерпевшему одурманивающие вещества, однако не дождавшись результата начинает совершать хищение открыто. В процессе изъятия имущества вещества начинают действовать, что обеспечивает успешное завершение задуманного.
Читайте также:  Особые варианты окончания преступлений с материальным составом

Таким образом‚ квалификация содеянного как насильственный грабеж исключается только тогда, когда приведение потерпевшего в бессознательное состояние путем введения в его организм сильнодействующих или одурманивающих средств, не опасных для жизни или здоровья, является средством совершения хищения, способ которого отвечает всем признакам кражи. Преступник подлежит уголовной ответственности по ст. 158 УК РФ‚ а также по ст. 116 или ст. 117 УК РФ, если бессознательное состояние жертвы сопровождалось причинением ей физической боли или физических страданий. При отсутствии указанных последствий неопасное физическое насилие рассматривается как обстоятельство‚ отягчающее наказание‚ по п. «к» ч. 1 ст. 63 УК РФ.

Между тем такая квалификация вряд ли согласуется с действительной социально-правовой природой и степенью общественной опасности действий виновного‚ которые по существу представляют собой насильственное хищение‚ нуждающееся в уголовно-правовой оценке как единое преступление. Поэтому небезосновательно мнение о необходимости унификации насильственных форм хищения чужого имущества [1, с. 31]‚ с учетом опыта Уголовного Уложения России 1903 г.‚ в котором разбой был единственной насильственной формой хищения.

Литература

  1. Борзенков Г.Н. Уголовно-правовые проблемы охраны имущества граждан от корыстных посягательств: Дис.…д.ю.н. в форме науч. докл.‚ выполн. также функции автореф. / МГУ. М.‚ 1991.
  2. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. № 2.
  3. О внесении дополнений в постановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 22 марта 1966 г. «О судебной практике по делам о грабеже и разбое»: Пост. Пленума Верховного Суда РСФСР от 4 мая 1990 г. // Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1990. № 7.
  4. Юнусов А.Х. Значение понятия «насилие» для квалификации разбоя // Вестник ЛГУ. Сер. 6. 1989. Вып. 2.

Опубликовано: Научные исследования высшей школы: Сборник тезисов докладов и сообщений на итоговой науч.-практ. конф. (8 февраля 2008 г.). - Тюмень: Тюменский юридический институт МВД РФ, 2008. - С.39-40.

Читайте также:  Некоторые теоретические вопросы реализации права на защиту

Если информация, размещенная на сайте, оказалась вам полезна, не пропускайте новые публикации - подпишитесь на наши страницы:

А если информация, размещенная на нашем сайте оказалась вам полезна, пожалуйста, поделитесь ею в социальных сетях.