Если вам нужен бесплатный совет или консультация
опытного юриста, задайте свой вопрос прямо сейчас
Задать вопрос
Главная / Уголовный процесс / О разграничении реабилитирующих и нереабилитирующих оснований прекращения уголовного дела


В зависимости от обстоятельств, положенных в основу принятия решения о прекращении уголовного дела, природа данного процессуального института является далеко не однородной: их принято классифицировать на реабилитирующие и нереабилитирующие. По мнению автора, при разграничении оснований прекращения уголовного дела на реабилитирующие и нереабилитирующие следует понимать под реабилитирующими только те обстоятельства, которые свидетельствуют об отсутствии основания уголовной ответственности лица, о несовершении лицом преступного деяния.

прекращение уголовного дела

Автор: Хабарова Е.А.

В зависимости от обстоятельств, положенных в основу принятия решения о прекращении уголовного дела, природа данного процессуального института является далеко не однородной: их принято классифицировать на реабилитирующие и нереабилитирующие.[1]

Уголовно-правовое отношение возникает после совершения лицом преступления, вследствие чего у субъектов правоотношения (государства и преступника) появляются взаимные права и обязанности.[2] Обычная форма реализации таких отношений состоит в применении к лицам, виновным в совершении преступлений, мер уголовно-правового характера, в первую очередь, – уголовной ответственности. Основным процессуальным средством применения таких мер является вынесение судом обвинительного приговора.[3] Прекращение уголовного дела имеет место в иных случаях, когда меры уголовной ответственности применяться не будут.

Попробуем разобраться, что же понимать под категорией “нереабилитирующие основания прекращения уголовного дела”.

Слово “реабилитация” подразумевает восстановление прежней незапятнанной репутации и (или) восстановление в прежних правах.[4] Следовательно, можно обозначить, как минимум, два значения термина “реабилитация”: одними авторами “реабилитация” отождествляется с фактом удостоверения невиновности лица;[5] другими предложено определение “реабилитации” как системы элементов, а именно признания либо констатации невиновности лица в совершении преступления (формальной реабилитации), а также его последствий - восстановления для пострадавшего от незаконного уголовного преследования лица возможности осуществления прав и гарантий такого восстановления.[6] Для различных правовых последствий не исключатся использование обоих из названных значений термина, но для целей деления оснований прекращения дела на реабилитирующие и нереабилитирующие нужно четко определиться с его критерием.

Если обращаться к первому значению данного слова, то применительно к прекращению уголовного дела “реабилитирующее основание” будет подразумевать те случаи, когда в действиях лица не было основания уголовной ответственности, оно не совершило преступного деяния (невиновно в нем).[7] Именно в таком контексте использовался термин “реабилитация” в ч.2 ст.7 проекта УПК РФ (принимавшегося Государственной Думой в первом чтении), согласно которой задачами уголовного процесса предлагалось считать обеспечение защиты лиц от необоснованного обвинения и осуждения, незаконного ограничения прав и свобод человека и гражданина, в случае обвинения или осуждения невиновного - его незамедлительной и полной реабилитации (курсив мой – Е.Х.).

Однако в принятом УПК РФ термин “реабилитация” используется преимущественно во втором значении: согласно п.34 ст.5 УПК РФ реабилитация – это порядок восстановления прав и свобод лица, незаконно или необоснованно подвергнутого уголовному преследованию, и возмещения причиненного ему вреда (в таком же значении реабилитация указывается в ч.2 ст.6, ст.133 УПК РФ и т.д.). Если же обращаться к такому значению слова “реабилитация”, то реабилитирующими основаниями прекращения уголовного дела должны быть признаны те, наличие которых влечет устранение негативных последствий для лица, подвергавшегося уголовному преследованию. Рассмотрим установленные законом основания прекращения уголовных дел с позиции двух значений понятия “реабилитация” с тем, чтобы обосновать применение одного из них для целей классификации этих оснований на реабилитирующие и нереабилитирующие.

В соответствии со ст.8 УК РФ основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного УК РФ. В данное определение вполне вписываются три основных вопроса, которые должны быть установлены судом при постановлении обвинительного приговора (ст.299 УПК РФ): имело ли место деяние, в совершении которого обвиняется лицо (событие преступления); является ли данное деяние преступлением (содержит ли состав преступления); совершило ли данное деяние именно это лицо (виновно ли оно в совершении преступления), которым соответствуют определенные основания прекращения уголовного дела (в ходе судебного разбирательства – постановления оправдательного приговора): отсутствие события преступления (п.1 ч.1 ст.24 УПК РФ), отсутствие в деянии состава преступления (п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ), непричастность лица к совершению преступления (п.1 ч.1 ст.27 УПК РФ). Не вызывает сомнения реабилитирующий характер данных оснований, что полностью признано и в литературе,[8] причем с позиции любого из значений термина “реабилитация”. Оправдание подсудимого по данным основаниям влечет его полную реабилитацию (ст.133 УПК РФ), а при прекращении уголовного дела по ним на следователя или прокурора возлагается обязанность по принятию мер, направленных на реабилитацию лица (ч.2 ст.213).

К реабилитирующим должны быть отнесены и некоторые другие основания, связанные с установлением факта несовершения лицом преступления. Уголовно-процессуальное законодательство выделяло ранее в качестве отдельного основания прекращения уголовного дела недостижение лицом возраста, с которого наступает уголовная ответственность (п.5 ч.1 ст.5 УПК РСФСР). В литературе можно было встретить мнения как о реабилитирующем,[9] так и о нереабилитирующем[10] характере данного основания. Новый УПК РФ в данном вопросе остановился на половинчатом решении: недостижение возраста уголовной ответственности и наличие у несовершеннолетнего отставания в психическом развитии предусмотрены как основания прекращения уголовного преследования в ч.3 ст.27 УПК РФ, которая, в свою очередь, делает отсылку к п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ (отсутствие в деянии состава преступления). При этом в ч.4 ст.133 УПК РФ прямо указано, что правила о реабилитации не применяются к лицам, уголовное преследование которых прекращено по данному основанию.

Читайте также:  О некоторых несоответствиях законодательства об обязанностях руководителя государственного судебно-экспертного учреждения в современных условиях

Особое основание прекращения уголовного дела установлено и для случаев совершения общественно опасного деяния в состоянии невменяемости, если лицо не представляет опасности для себя или для других лиц (п.1 ч.1 ст.439 УПК РФ).[11] Признание таких обстоятельств нереабилитирующими вытекает из концепции, согласно которой возраст и вменяемость лица не являются признаками преступления (элементами состава преступления), а выступают в качестве особых условий (предпосылок) уголовной ответственности.[12] Однако, в теории уголовного права более признанной точкой зрения является включение возраста и вменяемости в число признаков состава преступления, а потому их отсутствие должно рассматриваться как частный случай отсутствия в деянии признаков состава преступления.[13]

Уголовный закон применительно к деяниям таких лиц никогда не использует понятие преступления (ч.3 ст.20, ст.21, п.“а” ч.1 ст.97 УК РФ), что контрастирует со сходными нормами, где речь идет о случаях, не исключающих признаки субъекта преступления (ст.ст.22, 23, .п.п.“б” - “г” ч.1 ст.97 УК РФ). При отсутствии у лица признаков специального субъекта преступления, предусмотренных в норме Особенной части УК РФ, дело прекращается по п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ (за отсутствием в деянии состава преступления).[14]

Наконец, следует учесть, что достижение установленного возраста и вменяемость фактически являются юридическими предпосылками вины в совершении преступления, т.к. малолетние и невменяемые лица не способны сознавать общественную опасность деяния и предвидеть наступление общественно опасных последствий.[15] Поэтому независимо от того, будут ли в законе установлены специальные основания прекращения уголовного дела, связанные с недостижением лицом возраста, с которого наступает уголовная ответственность, или с невменяемостью, либо они будут рассматриваться как частный случай отсутствия признаков состава преступления, с точки зрения первого значения термина “реабилитация” их следует относить к реабилитирующим.

Частично к реабилитирующим основаниям прекращения уголовного дела (с позиции отсутствия основания уголовной ответственности) следует отнести обстоятельства, указанные в п.п.4 и 5 ч.1 ст.27 УПК РФ, направленные на обеспечение процессуального принципа недопустимости повторного разрешения одного и того же дела, если по тому же обвинению имеется не отмененный приговор, акт об отказе в возбуждении уголовного дела или о прекращении уголовного дела. Реабилитирующий характер они носят в случае, когда ранее был постановлен оправдательный приговор, в возбуждении уголовного дела было отказано или дело было прекращено по выше названным реабилитирующим основаниям, т.е. ранее уже было констатировано отсутствие основания уголовной ответственности. Поэтому нельзя согласиться с мнением о полном включении таких обстоятельств в перечень нереабилитирующих оснований прекращения уголовного дела.[16]

Реабилитация как институт восстановления в правах лиц, незаконно подвергавшихся уголовному преследованию, урегулирована главой 18 (ст.ст.133 – 139) УПК РФ. Реабилитация осуществлялась и продолжает осуществляться в случаях отсутствия события преступления, отсутствия в деянии состава преступления, непричастности лица к совершению преступления (в п.1 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 23 декабря 1988 года №15[17] именно данные основания прекращения уголовного дела названы реабилитирующими). В то же время, ч.4 ст.133 УПК РФ устанавливает исключение из правила о наличии у лица, подвергнутого уголовному преследованию, права на реабилитацию в двух случаях, рассматриваемых как варианты отсутствия состава преступления: при устранении преступности и наказуемости деяния новым уголовным законом (ч.2 ст.24 УПК РФ) и при недостижении лицом возраста уголовной ответственности (ч.3 ст.27 УПК РФ).

Действительно, до устранения преступности деяния новым уголовным законом имелись основания уголовной ответственности, а потому и уголовное преследование лица было совершенно законным. Следовательно, нет и оснований для возмещения причиненного вреда. Но и полностью исключать право такого лица на восстановление его нарушенных прав нельзя: более логичной в этом отношении была ч.2 ст.58-1 УПК РСФСР, где специально оговаривалось, что при издании уголовного закона, устраняющего преступность и наказуемость деяния, возмещение ущерба производится только в случае, если такой ущерб был причинен после вступления в силу указанного уголовного закона (когда основания для уголовного преследования уже отпали). Что касается лиц, не достигших возраста уголовной ответственности, то такое исключение представляется необоснованным в полном объеме. Деяние лица, не достигшего возраста уголовной ответственности, не является преступлением; в отношении такого лица вообще не могут быть применены какие-либо меры уголовно-правового характера (в отличие даже от невменяемого, к которым могут применяться принудительные меры медицинского характера). В связи с этим, не представляется возможным разумно обосновать правомерность применения в отношении такого лица каких-либо мер процессуального принуждения.

Читайте также:  О Конституции, "творчестве" судей и "судебных ошибках" при применении уголовно-процессуального законодательства

В ч.2 ст.133 УПК РФ указывается, что право на возмещение ущерба возникает при условии прекращения уголовного дела (преследования) также и в случаях отсутствия заявления потерпевшего по делам частного или частно-публичного обвинения (п.5 ч.1 ст.24 УПК РФ), отсутствия заключения суда о наличии признаков преступления либо отсутствия согласия Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного Суда РФ, квалификационной коллегии судей в предусмотренных законом случаях на привлечение в качестве обвиняемого лиц, пользующихся неприкосновенностью (п.6 ч.1 ст.24, п.6 ч.1 ст.27 УПК РФ), наличия в отношении лица неотмененного окончательного акта по тому же обвинению (п.п.4 и 5 ч.1 ст.27 УПК РФ). Можно ли говорить, что такая норма закона обосновывает реабилитирующий характер данных оснований?

На мой взгляд, нет. Отсутствие жалобы потерпевшего, если таковая является обязательной для возбуждения уголовного дела, не исключает преступности совершенного деяния и виновности лица, его совершившего.[18] Наличие у определенных лиц неприкосновенности и отсутствие согласия компетентного органа на привлечение их к уголовной ответственности также не исключает преступности совершенного деяния и виновности в нем указанных лиц.[19] Наглядным подтверждением нереабилитирующего характера данных оснований прекращения уголовного дела является предоставление обвиняемым в таких случаях права возражать против прекращения дела (преследования).

С другой стороны, нельзя отрицать саму возможность возмещения вреда, причиненного гражданину незаконными действиями суда, органов прокуратуры, следствия или дознания, связанными с уголовным преследованием, в случае прекращения уголовного дела по любым нереабилитирующим основаниям.[20] Попытка увязывать вопрос о возмещении вреда в уголовно-процессуальном законодательстве только со случаями, когда уголовное преследование в отношении лица прекращается по реабилитирующим основаниям, не согласуется ни с Конституцией РФ, ст.53 которой устанавливает, что каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц, ни со ст.ст.1069, 1070 Гражданского кодекса РФ, которые устанавливают правила ответственности за вред, причиненный любыми незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда (а не только при невиновности лица в совершении преступления). “Наполнение правового принципа ответственности власти в сфере уголовного правосудия более глубоким юридическим и нравственным содержанием предполагает расширение сферы его действия в пользу всех лиц, пострадавших от актов уголовной юстиции”.[21]

С одной стороны, именно данный подход начал реализовываться в общей норме, содержащейся в ч.3 ст.133 УПК РФ, согласно которой право на возмещение вреда в порядке, установленном данной главой УПК РФ, имеет также любое лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу. Но тут же ч.4 этой статьи оговаривает, что ее правила не распространяются на случаи, когда примененные в отношении лица меры процессуального принуждения или постановленный обвинительный приговор отменены или изменены ввиду издания акта об амнистии, истечения сроков давности… Однако можно ли считать правомерным содержание лица под стражей, если срок давности привлечения его к ответственности за соответствующее преступление уже истек? И почему продолжение применения мер процессуального принуждения в отношении такого лица после истечения срока давности не влечет возникновения у него права на восстановление прав?

Незаконным уголовное преследование может быть не только в случае, когда лицо не совершило вменяемого ему преступления. Другое дело, что при наличии реабилитирующих лицо оснований уголовное преследование незаконно всегда, в любом случае (исключением является применение мер процессуального принуждения к невменяемому лицу, совершившему общественно опасное деяние, но это объясняется возможностью применения к такому лицу уголовно-правовых мер – принудительных мер медицинского характера). При наличии же нереабилитирующих оснований для прекращения дела уголовное преследование будет считаться незаконным, если оно началось или продолжалось после возникновения таких оснований и вопреки требованиям уголовно-процессуального закона о необходимости принятия акта об отказе в возбуждении уголовного дела, прекращении уголовного дела или о прекращении уголовного преследования, об ограничениях в применении мер процессуального принуждения в таких случаях. Такое незаконное уголовное преследование также должно влечь за собой восстановление нарушенных прав лица, подвергнутого преследованию.

Изложенные обстоятельства, по мнению автора, свидетельствуют о том, что при разграничении оснований прекращения уголовного дела на реабилитирующие и нереабилитирующие следует исходить из первого значения термина “реабилитация”, т.е. понимать под реабилитирующими только те обстоятельства, которые свидетельствуют об отсутствии основания уголовной ответственности лица, о несовершении лицом преступного деяния.

Из числа предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством оснований прекращения уголовного дела к реабилитирующим относятся отсутствие события преступления; отсутствие в деянии состава преступления; непричастность лица к совершению преступления; недостижение лицом возраста, с которого наступает уголовная ответственность (если его рассматривать как отдельное основание); невменяемость лица (если оно не представляет опасности для себя и других лиц); наличие вступившего в законную силу оправдательного приговора суда по тому же обвинению либо неотмененного определения, постановления о прекращении уголовного дела или об отказе в возбуждении уголовного дела, вынесенного по реабилитирующим основаниям. Все остальные основания прекращения уголовного дела являются нереабилитирующими.

Читайте также:  О правовых позициях высших судебных инстанций Российской Федерации относительно оценки и использования заключений и показаний специалистов в уголовном судопроизводстве

Литература

  1. Лукашевич В.З. Гарантии прав обвиняемого в стадии предания суду. Л., 1966, с.100 – 105. Степанов В.Г., Шимановский В.В. Прекращение уголовного дела в стадии предварительного расследования: Учебное пособие. Л., 1979, с.5 – 6. Шило Н.Я. Охрана прав личности судами надзорной инстанции. Ашхабад, 1988, с.88.
  2. Божьев В.П. Уголовно-процессуальные отношения. М., 1975, с.99, 105 – 110. Даев В.Г. Взаимосвязь уголовного права и процесса. Л., 1982, с.19. Уголовное право. Общая часть. Учебник. Отв. ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамова. М., 1998, с.69 и др.
  3. Мотовиловкер Я.О. Основной вопрос уголовного дела и его компоненты: Вопросы факта и права. Воронеж, 1984, с.123. Прохоров В.С. Преступление и ответственность. Л., 1984, с.96. Уголовный процесс: Учебник для вузов / под ред. В.П. Божьева. 2-е изд., испр. и доп. М., 2000, с.118 – 119 и др.
  4. Ожегов С.И. Словарь русского языка. 14-е изд., стереотип. М., 1983, с.598. Советский энциклопедический словарь / Научно- ред. совет: А.М. Прохоров (пред.). М., 1981, с.1119.
  5. Безлепкин Б.Т. Вопросы реабилитации на предварительном следствии. Горький, 1975, с.13, 17 - 18. Либус И.А. Охрана прав личности в уголовном процессе. Ташкент, 1975, с.26.
  6. Ильютченко Н.В. Возмещение ущерба, причиненного личности в уголовном процессе незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда. Автореферат дисс… канд. юр. наук. М., 1995, с.6. Пастухов М.И. Оправдание подсудимого. Минск, 1985, с.13, 73 – 74. Таджиев Т. Реабилитация в советском уголовном процессе. Ташкент, 1986, с.12 – 13. Шило Н.Я. Проблема реабилитации на предварительном следствии. Ашхабад, 1981, с.16.
  7. Уголовный процесс: Учебник для вузов / под ред. В.П. Божьева…С.330. Уголовный процесс (Возбуждение уголовного дела. Предварительное расследование). Методические указания слушателям-заочникам. / Отв. ред. В.А. Ковалев. М., 1989, с.65.
  8. Володина Л.М. Механизм защиты прав личности в уголовном процессе. Тюмень, 1999, с.128. Дубинский А.Я. Основания к прекращению уголовного дела в стадии предварительного расследования. Киев, 1973, с.4. Лукашевич В.З. Указ. соч. С.100 – 101. Степанов В.Г., Шимановский В.В. Указ. соч. С.5 и др.
  9. Уголовный процесс (Возбуждение уголовного дела. Предварительное расследование)… С.65.
  10. Уголовный процесс. Учебник для студентов юридических вузов и факультетов. Под ред. К.Ф. Гуценко. Изд. 3-е, перераб. и доп. М., 1998, с.269. Шило Н.Я. Охрана прав личности судами надзорной инстанции… С.88.
  11. Хотя в судебной практике при прекращении уголовного дела в отношении невменяемого принято было ссылаться на п.2 ч.1 ст.5 УПК РФ (отсутствие в деянии состава преступления): п.13 Постановления Пленума Верховного суда СССР от 26 апреля 1984 года № 4 “О судебной практике по применению, изменению и отмене принудительных мер медицинского характера”. // Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М., СПАРК, 1995, с.245. Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 5 августа 1998 года по делу Городнова. // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1999, № 7, с.11 - 12.
  12. Трайнин А.Н. Общее учение о составе преступления. М., 1957, с.120. Ялин А. Субъект преступления как условие уголовной ответственности. // Российская юстиция. 2001, № 2, с.59.
  13. Давыдов П.М., Мирский Д.Я. Прекращение уголовных дел в советском уголовном процессе. М., 1963, с.18. Дубинский А.Я. Указ. соч. С.5.
  14. Определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 27 апреля 1994 года по делу Кузьменко и от 23 мая 1994 года по делу Боярского. // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1995, № 4, с.8 – 9; № 6, с.8 - 9.
  15. Гальперин И.М. Наказание: социальные функции, практика применения. М., 1983, с.177. Михеев Р.И. Проблема вменяемости и невменяемости в советском уголовном праве. Владивосток, 1983, с.49.
  16. Кириллова Н.П. Прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям. СПб, 1998, с.6 – 7. Уголовный процесс (Возбуждение уголовного дела. Предварительное расследование)… С.65.
  17. Сборник Постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М, 1995, с.340.
  18. Шило Н.Я. Охрана прав личности судами надзорной инстанции… С.88.
  19. Пустовая И.Н. Прекращение уголовного дела в стадии предварительного расследования с освобождением лица от уголовной ответственности (ст.ст.6 – 9 УПК РСФСР). Автореферат дисс… канд. юр. наук. Челябинск, 2001, с.15 – 16.
  20. Куссмауль Р. Всякое прекращение уголовного преследования реабилитирует. // Российская юстиция. 2000, № 9, с.45.
  21. Бойцова Л.В. Ответственность государства за ущерб, причиненный гражданам в сфере правосудия: генезис, сущность, тенденция развития. Автореферат дисс… докт. юр. наук. М., 1995, с.10.

Опубликовано: Ученые записки: Сборник научных трудов Института государства и права. Вып. 6. Тюмень: Издательство Тюменского государственного университета, 2003.


Если информация, размещенная на сайте, оказалась вам полезна, не пропускайте новые публикации - подпишитесь на наши страницы:

А если информация, размещенная на нашем сайте оказалась вам полезна, пожалуйста, поделитесь ею в социальных сетях.