Новая интерпретация преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних

Сидоров А.С. Внимание! Обращайте внимание на действующую редакцию законов и других нормативно-правовых актов Уголовное право

nesovershennoletnie

Авторы: Новопашин А.Р., Хабаров А.В.

несовершеннолетние потерпевшие

Федеральный закон от 29 февраля 2012 года № 14-ФЗ "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации" в целях усиления ответственности за преступления сексуального характера, совершённые в отношении несовершеннолетних» (далее – Закон № 14-ФЗ) наряду с другими важными изменениями достаточно серьёзно перекроил систему уголовно-правовых норм, закреплённых в главе 18 УК РФ, в части установления уголовной ответственности за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних лиц.

Сами направления выбранной законодателем корректировки норм уголовного закона вполне можно поддержать. При этом следует заметить, что в действительности, вопреки наименованию Закона № 14-ФЗ, не все изменения УК РФ связаны с усилением уголовной ответственности за указанную группу преступлений: законодателем декриминализированы деяния, предусмотренные ст.ст.134 и 135 УК РФ, если они совершены в отношении лиц в возрасте от 14 до 16 лет, достигших половой зрелости; исключена возможность назначения наказания в виде лишения свободы за преступление, предусмотренное ч.1 ст.134 УК РФ, если разница в возрасте между потерпевшим и виновным составляет менее 4 лет; в санкции ч.1 ст.134 УК РФ появились в качестве альтернативных видов основного наказания обязательные работы и ограничение свободы. Однако вот юридико-техническая проработка внесённых законодателем изменений вызывает значительное число вопросов.

Итак, внесённые Законом № 14-ФЗ изменения в нормы главы 18 УК РФ (в части описания признаков составов преступлений) заключаются в следующем.

1. Лица, не достигшие 12-летнего возраста, исключены из числа потерпевших от преступлений, предусмотренных ст.ст.134 и 135 УК РФ; посягательства на их половую неприкосновенность закон предписывает ныне в любом случае квалифицировать как изнасилование или насильственные действия сексуального характера со сверхквалифицирующим признаком (п. «б» ч.4 ст.131 или п. «б» ч.4 ст.132 УК РФ), презюмируя нахождение таких лиц в беспомощном состоянии. Вопрос о необходимости формализации возрастной границы, до достижения которой малолетний потерпевший должен признаваться находящимся в беспомощном состоянии (что влечёт ужесточение уголовной ответственности за посягательство на его интересы), ставился уже не раз.

Применительно к преступлениям против жизни и здоровья такая формализация была осуществлена Федеральным законом от 27.07.2009 № 215-ФЗ, которым п. «в» ч.2 ст.105, п. «б» ч.2 ст.111, «в» ч.2 ст.112 УК РФ были дополнены альтернативным «беспомощному состоянию» квалифицирующим признаком убийства или причинения вреда здоровью – совершения деяния «в отношении малолетнего лица» (т.е. не достигшего 14-летнего возраста).

Вместе с тем, применительно к преступлениям против половой неприкосновенности был реализован другой подход: в ст.ст.134 и 135 УК РФ была дифференцирована уголовная ответственность за действия сексуального характера и развратные действия в отношении лиц, не достигших 16-летнего возраста (выделен квалифицированный состав совершения преступления в отношении лица в возрасте от 12 до 14 лет, особо квалифицированный состав – в отношении лица в возрасте до 12 лет).

Такой подход получил изрядную порцию критики за то, что законодатель создал серьезные проблемы разграничения рассматриваемых квалифицированных составов преступлений с составами изнасилования и насильственных действий сексуального характера, совершённых в отношении малолетних лиц[1]. Очевидно, что Закон № 14-ФЗ направлен на устранение этих противоречий: по его смыслу, половое сношение или действия сексуального характера в отношении потерпевших, не достигших 12-летнего возраста, признаются совершёнными в отношении беспомощного лица и подлежат квалификации по п. «б» ч.4 ст.131 или п. «б» ч.4 ст.132 УК РФ.

При свершении аналогичных деяний в отношении потерпевших в возрасте от 12 до 14 лет во внимание необходимо принимать уровень психического и физического развития потерпевшего: при неспособности лица понимать характер и значение совершаемых с ним действий либо оказать сопротивление виновному такое лицо также должно считаться беспомощным, а содеянное квалифицироваться по ч.4 ст.131 или ч.4 ст.132 УК РФ; при отсутствии признака беспомощности потерпевшего и наличии его согласия на совершение действий сексуального характера деяние должно квалифицироваться соответственно по ч.3 ст.134 или ч.2 ст.135 УК РФ. В этой связи, однако, трудно понять, зачем законодателю потребовалось в примечании к ст.131 УК РФ делать ссылку на совершение лицом деяний, предусмотренных ч.ч.3 – 5 ст.134 и ч.ч.2 – 4 ст.135 УК РФ, вместо того, чтобы просто указать, что к «потерпевшим, находящимся в беспомощном состоянии, для целей статей 131 и 132 УК РФ всегда относятся лица, не достигшие 12-летнего возраста».

Избранный же законодателем способ изложения данной мысли, помимо громоздкости и трудности в усвоении, породил несколько совсем не простых вопросов.

Во-первых, отсылка в примечании к ст.131 УК РФ к положениям ст.ст.134 и 135 УК РФ, в которых предусмотрен повышенный возраст уголовной ответственности, может трактоваться как подразумевающая необходимость для квалификации деяния по п. «б» ч.4 ст.131 или п. «б» ч.4 ст.132 УК РФ учёта ещё и данного возраста субъекта преступления, т.е. для квалификации содеянного по указанным нормам необходимо будет, чтобы виновному к моменту совершения деяния исполнилось 18 лет[2]. Конечно, такая трактовка не может быть признана приемлемой, а потому уголовный закон в этой части необходимо скорректировать.

Во-вторых, содержащаяся в примечании к ст.131 УК РФ отсылка к ст.135 УК РФ в буквальном смысле подразумевает, что по ч.4 ст.132 УК РФ может квалифицироваться совершение в отношении потерпевшего, не достигшего 12-летнего возраста, любых действий, имеющих развратный характер[3]. С этим трудно согласиться, если учесть оценочный характер понятия «развратные действия» и строгость наказания, предусмотренного в санкции ч.4 ст.132 УК РФ.

Особенно это касается совершения в отношении малолетних развратных действий не физического, а информационного (интеллектуального) характера: практически в любом учебнике по уголовному праву сказано, что к развратным действиям относятся, например, циничные беседы на сексуальную тематику, демонстрация порнографических изображений или фильмов, чтение порнографической литературы и т.п. Квалификация подобных развратных действий в отношении потерпевших, не достигших 12-летнего возраста, как насильственных действий сексуального характера выглядит достаточно нелепо, но в полной мере в настоящее время соответствует букве уголовного закона.

С другой стороны, основания квалифицировать данные деяния по ст.135 УК РФ в настоящее время отсутствуют, т.к. обязательным признаком состава развратных действий в настоящее время является минимальный возраст потерпевшего – не менее 12 лет. Видимо, возникает необходимость формулирования отдельного состава такого деяния (в рамках ст.135 УК РФ).

2. В ст.ст.131 и 132 УК РФ Законом № 14-ФЗ включены части пятые, в которых предусматривается ещё более строгое наказание (вплоть до пожизненного лишения свободы) за изнасилование или насильственные действия сексуального характера в отношении потерпевших, не достигших 14-летнего возраста, совершённые лицом, имеющим судимость за ранее совершённое преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего. Аналогичный сверхквалифицирующий признак предусмотрен и в ч.6 ст.134, ч.5 ст.135 УК РФ.

Таким образом, данное изменение УК РФ вернуло в уголовное законодательство ранее достаточно часто встречавшуюся разновидность квалифицирующего признака – наличие на момент совершения преступления судимости за ранее совершённое тождественное или однородное преступление. Все такие квалифицирующие признаки были исключены из УК РФ Федеральным законом от 08.12.2003 № 162-ФЗ одновременно с отказом законодателя от такой формы множественности преступлений как неоднократность.

Исключая подобные квалифицирующие признаки, законодатель действовал во исполнение Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 19.03.2003 № 3-П по делу о проверке конституционности положений Уголовного кодекса Российской Федерации, регламентирующих правовые последствия судимости лица, неоднократности и рецидива преступлений…[4], хотя последнее не признавало существовавшие нормы УК РФ не соответствующими Конституции РФ, а лишь указывало на недопустимость двойного учёта имеющейся у лица судимости одновременно при квалификации преступления и назначении наказания.

Таким образом, возврат в ст.ст.131, 132, 134 и 135 УК РФ квалифицирующего признака наличия у лица судимости не может рассматриваться как нарушение Конституции РФ и ранее выраженной правовой позиции Конституционного Суда РФ. Вместе с тем, из сказанного выше следует, что при осуждении лица по перечисленным выше сверхквалифицированным составам преступлений против половой неприкосновенности недопустимо учитывать в качестве отягчающего наказание обстоятельства возможный рецидив преступлений (п. «а» ч.1 ст.63 УК РФ), а также применять правила назначения наказания, закреплённые в ст.68 УК РФ.

Для применения названных норм УК РФ необходимо определить, что понимать под преступлением против половой неприкосновенности несовершеннолетнего, за которые ранее должен был быть судим виновный.

Во-первых, возникает вопрос о возрасте потерпевшего при совершении предыдущего преступления: поскольку в отличие от нового преступления (применительно к которому УК РФ прямо говорит о недостижении потерпевшим 14 лет) относительно ранее совершённого преступления возраст потерпевшего дополнительно не уточняется, можно предположить, что ранее виновным могло быть совершено преступлений в отношении лица, не достигшего на момент его совершения 18-летнего возраста, если имеются установленные законом основания для отнесения таких лиц к неприкосновенным в части сексуального общения[5].

Во-вторых, необходимо понять, какие деяния входят в круг преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних. После принятия Закона № 14-ФЗ уже появились комментарии о том, что к таким преступлениям относятся не только деяния, предусмотренные главой 18 УК РФ, но также и подпадающие под ст.ст.240, 241, 242.1, 242.2 УК РФ[6]. Очевидно, что такое разъяснение основывается на определении преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних, не достигших 14-летнего возраста, которое дано в примечании к ст.73 УК РФ.

По нашему мнению, однако, использовать указанное определение в данном случае недопустимо, ибо законодатель прямо определил сферу его действия – для целей ст.ст.73, 79, 80, 82 и 97 УК РФ. Достаточные основания для отнесения к преступлениям против половой неприкосновенности несовершеннолетних имеются только у деяний, которые предусмотрены ст.ст.131 – 135 УК РФ, т.е. помещённых в главу с наименованием «Преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности», если они, конечно, совершены в отношении лиц, не достигших 18-летнего возраста и обладающих половой неприкосновенностью.

3. В ст.133 УК РФ включён квалифицированный состав – совершения преступления в отношении несовершеннолетнего. На первый взгляд, данное законодательное решение абсолютно логично, т.к. из всех деяний, ответственность за которые предусмотрена главой 18 УК РФ, только состав понуждения к действиям сексуального характера не предполагал дифференциации уголовной ответственности в зависимости от возраста потерпевшего (хотя опасность такого деяния при его совершении в отношении несовершеннолетнего лица, конечно, выше).

Однако, такое нововведение создаёт проблему соотношения квалифицированного состава понуждения к действиям сексуального характера с иными половыми посягательствами на несовершеннолетних. В ряде случаев сферу действия данных норм можно более или менее чётко разграничить.

Во-первых, ч.2 ст.133 УК РФ не должна применяться, если потерпевшим является лицо, не достигшее 12-летнего возраста, либо иное несовершеннолетнее лицо, которое имеет признаки беспомощности: в этом случае содеянное подлежит квалификации по соответствующим частям ст.ст.131 или 132 УК РФ (даже если деяние сопровождалось использованием угроз или иных способов, предусмотренных ст.133 УК РФ).

Во-вторых, деяние подлежит квалификации по ч.2 ст.133 УК РФ (в связи с отсутствием признаков преступлений, предусмотренных ст.ст.134 и 135 УК РФ), если потерпевшими от преступления являются несовершеннолетние, достигшие 16-летнего возраста, либо достигшие 14-летнего возраста и достигшие половой зрелости (т.е. не являющиеся неприкосновенными в сексуальном отношении), а также если субъектом преступления является лицо в возрасте от 16 до 18 лет (которое не может нести ответственность по ст.ст.134 и 135 УК РФ). Однако в случае, когда виновным является совершеннолетнее лицо, а потерпевшим не беспомощное лицо в возрасте от 12 до 16 лет (если достигшее 14 лет, то не достигшее половой зрелости), возникает проблема соотношения между ч.2 ст.133 УК РФ, с одной стороны, и ст.ст.134 или 135 УК РФ, с другой.

Казалось бы, в нынешней редакции ч.2 ст.133 УК РФ могла бы рассматриваться как специальный состав посягательства на половую неприкосновенность малолетних, выделенный по способу деяния, обусловливающему недобровольный характер вступления в сексуальные отношения. Однако, в таком случае санкции за понуждение несовершеннолетнего к действиям сексуального характера во всех случаях должны быть более строгими, нежели санкции за преступления, предусмотренные ст.ст.134 и 135 УК РФ.

В настоящее же время максимальное наказание, предусмотренное ч.2 ст.133 УК РФ (лишение свободы на срок 5 лет), превышает санкции только частей первых ст.ст.134 и 135 УК РФ. С другой стороны, при квалификации деяния только по ст.134 или 135 УК РФ во внимание не будет приниматься более опасный способ совершения преступления (при применении ч.1 ст.134 или ч.1 ст.135 УК РФ это ещё и приведёт к необоснованному смягчению наказания виновного).

В связи с этим, считаем, что в описанных случаях содеянное остаётся возможным квалифицировать только по совокупности ч.2 ст.133 УК РФ и соответствующей части ст.ст.134 или 135 УК РФ, как это предлагалось ранее отдельными авторами[7].

На первый взгляд, это не противоречит прямо положению ч.3 ст.17 УК РФ, т.к. рассматриваемыми нормами УК РФ устанавливается ответственность за разные деяния: в ст.133 УК РФ предусмотрено не само совершение действий сексуального характера, а психическое воздействие на потерпевшего определёнными способами, где последующее совершение действий сексуального характера является только целью виновного. Однако, такой подход не очень сочетается с традициями квалификации преступлений с усечёнными составами: например, фактическое изъятие чужого имущества не требует дополнительной квалификации при совершении разбоя или вымогательства. Поэтому описанная квалификация содеянного по правилам совокупности преступлений выглядит, в известной мере, искусственной.

Представляется необходимым решить описанную проблему путём внесения изменений в УК РФ, сформировав единые сложные составы преступления, которые будут охватывать подобные деяния. Наиболее адекватным вариантом будет включение в ч.4 ст.134 и ч.3 ст.135 УК РФ альтернативного квалифицирующего признака совершения деяния «путём шантажа, угрозы уничтожением, повреждением или изъятием имущества либо с использованием материальной или иной зависимости потерпевшего (потерпевшей)».

4. Декриминализированы деяния, предусмотренные ст.ст.134 и 135 УК РФ, если они совершены в отношении лиц в возрасте от 14 до 16 лет, достигших половой зрелости. Признание до 01.03.2012 преступными действий сексуального характера, совершённых с лицами в возрасте от 14 до 16 лет с добровольного согласия последних, не в полной мере вписывалось в систему права России, т.к. семейное законодательство в отдельных случаях допускает или признаёт браки, заключённые с лицами в возрасте менее 16 лет (ст.ст.13, 158 Семейного кодекса Российской Федерации).

Вопрос о соответствии в данном аспекте ст.134 УК РФ Конституции РФ даже ставился перед Конституционным Судом РФ, которым в Определении от 21.10.2008 № 568-О-О[8] было разъяснено, что нормы Семейного кодекса РФ исключают противоправность полового сношения с лицом, не достигшим 16-летнего возраста, только после регистрации с ним брака, т.е. официального признания семейных отношений. Тем не менее, говорить о чёткости в позиции законодателя при определении границы возраста, до которого лицо обладает половой неприкосновенностью (14 или 16 лет), в таких условиях не приходилось. Поэтому предпринятую в Законе № 14-ФЗ попытку сгладить указанное противоречие путём введения для лиц в возрасте от 14 до 16 лет дополнительного критерия признания их сохраняющими половую неприкосновенность – недостижения половой зрелости в физиологическом аспекте – можно поддержать.

Вводя данный дополнительный критерий, законодатель не дал разъяснения понятию «половая зрелость». Категория «половая зрелость» – не новая для российского уголовного закона: до 01.01.1997 она использовалась в ст.119 УК РСФСР 1960 года (причём была единственным критерием преступности добровольного полового сношения).

Половая зрелость определялась ранее как конечная стадия полового созревания человеческого организма, при которой половая жизнь, зачатие, беременность и роды являются физиологически нормальной функцией, не наносят ущерба здоровью и дальнейшему развитию организма. Разрешение вопроса о достижении человеком половой зрелости ставилось перед судебно-медицинской экспертизой. Критерии, которыми должны были руководствоваться эксперты при решении данного вопроса, определялись в ведомственных нормативных актах – Правилах судебно-медицинской акушерско-гинекологической экспертизы, утверждённых Минздравом СССР от 07.01.1966, и Правилах судебно-медицинской экспертизы половых состояний мужчины, утверждённых Минздравом СССР от 18.10.1968. Представляется, что до введения новых нормативных актов, регулирующих данный вопрос, необходимо будет вновь руководствоваться упомянутыми Правилами.

Вместе с тем, возникает вопрос, почему признак достижения половой зрелости, имеющий физиологическую природу, является определяющим для криминализации совершения в отношении несовершеннолетних лиц не только собственно полового сношения и иных действий сексуального характера (что вполне понятно), но и любых развратных действий, особенно информационного характера.

5. Гомосексуальные действия (мужеложство, лесбиянство) выделены в рамках ст.134 УК РФ в отдельную часть 2, которой предусматривается более строгая ответственность, нежели за гетеросексуальное половое сношение. Сочтя необходимой указанную дифференциацию действий сексуального характера, охватываемых ст.134 УК РФ, законодатель вновь «забыл» о том, что их перечень в этой норме явно не полный: по непонятным причинам за её рамками остаются «иные действия сексуального характера», помимо полового сношения в естественной форме, на что уже многократно указывалось в научной литературе[9].

Трудно дать удовлетворительное объяснение, почему такие действия приходится квалифицировать по ст.135 УК РФ, что, с одной стороны, безосновательно смягчает ответственность за их совершение по сравнению с собственно половым сношением, а с другой стороны, нередко приводит к необходимости квалификации единого по сути преступления по совокупности ст.ст.134 и 135 УК РФ. 6. В качестве особо квалифицирующего признака преступлений, предусмотренных ст.ст.134 и 135 УК РФ, включено совершение соответствующих действий сексуального характера или развратных действий в отношении двух или более потерпевших (ч.4 ст.134, ч.3 ст.135 УК РФ).

Исходя из современной трактовки квалифицирующего признака «совершения преступления в отношении двух или более лиц», основанной на ч.1 ст.17 УК РФ и содержащейся в п.5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.1999 № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ)» (в редакции постановления от 03.04.2008 № 4[10]), указанные составы преступлений охватывают совершение действий сексуального характера (развратных действий) в отношении нескольких лиц как одновременно, так и в разное время. Иными словами, совершение в отношении разных потерпевших нескольких самостоятельных деяний, предусмотренных ст.134 или ст.135 УК РФ, теперь не могут образовать реальной совокупности. В то же время, при совершении нескольких аналогичных деяний в отношении одного и того же потерпевшего (при отсутствии единого умысла на их совершение) каждый из эпизодов подлежит самостоятельной квалификации по правилам совокупности преступлений.

Литература

  1. Буркина О., Котельникова Е. Признаки потерпевшего в уголовном законе (анализ новой редакции ст. ст. 134 и 135 УК РФ) // Уголовное право. 2010. № 2. С. 22 – 23.
  2. Шарапов Р.Д. О некоторых инновациях в УК РФ 2011-2012 гг.: критический обзор // Совершенствование деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью в современных условиях: материалы Международной научно-практической конференции (2-3 ноября 2012 г.). Выпуск 9. Тюмень: ТТАМЭУП, 2012. С.219.
  3. Новое в Уголовном кодексе / под ред. А.И. Чучаева. М.: КОНТРАКТ, 2012. Вып. 2. С.56 – 57; Шарапов Р.Д. Указ. соч. С.219.
  4. Собрание законодательства Российской Федерации. 2003. № 14. Ст.1302.
  5. Шарапов Р.Д. Указ. соч. С.218.
  6. Новое в Уголовном кодексе… С.55 – 57.
  7. Курс уголовного права. Особенная часть. Том 3. Учебник для вузов. Под ред. Г.Н.Борзенкова и В.С.Комиссарова. М.: ИКД Зерцало-М, 2002. С.280 – 281.
  8. Приводится по СПС «Консультант Плюс» (официально документ не опубликован).
  9. Курс уголовного права. Особенная часть. Том 3… С.280; Тасаков С.В. Реформа уголовного законодательства Российской Федерации в свете последних изменений // Российская юстиция. 2012. № 4. С. 46 – 47.
  10. Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2008. № 6. С.9.

Опубликовано: Преступность в Западной Сибири: актуальные проблемы профилактики и расследования преступлений: Сборник статей по итогам всероссийской научно-практической конференции (28 февраля – 1 марта 2013 г.). Тюмень: Тюменский государственный университет, 2013.

адвокат онлайн

звонок адвокату


Ключевые слова сайта: адвокат в Тюмени, уголовные дела

Уважаемый посетитель! Если материалы, размещенные на сайте оказались Вам полезными. Вы можете подписаться на рассылку уведомлений о публикации новых статей:

ПОДПИСАТЬСЯ

Внимание! В связи с текущими изменениями в законодательстве на момент Вашего обращения информация, содержащаяся в данной публикации, может частично устареть. Не смотря на то, что мы постоянно отслеживаем ситуацию и стараемся своевременно корректировать содержание публикаций, пожалуйста, при использовании тех или иных рекомендаций отнеситесь к ним критически. Обращайте внимание на действующую редакцию законов и других нормативно-правовых актов, на которые мы ссылаемся.
С уважением, адвокат в Тюмени Сидоров А.С.

Следующая статья:
Предыдущая статья:

Рубрика: Уголовное право
Метка:

Не нашли ответа на свой вопрос? Нажмите на кнопку, которая находится ниже, и смотрите интересующие вас видео-консультации на канале "Советы юристов".

youtube

СИДОРОВ АНАТОЛИЙ СТАНИСЛАВОВИЧ,
адвокат тел: +7(904)8768419,
e-mail: advokatsidorov@mail.ru
625007, г. Тюмень, ул. 30 лет Победы, д. 14


Комментарии

  1. Степанов Б.С. : 20.03.2016 в 22:15

    Актуальная статья, особенно полезным, на мой взгляд, в ней является анализ "неудачных" моментов ст. ст. 134, 135 УК РФ.

Оставьте Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.