Если вам нужен бесплатный совет или консультация
опытного юриста, задайте свой вопрос прямо сейчас
Задать вопрос
Главная / Участникам уголовного судопроизводства / Субъективное вменение и эксцесс исполнителя в уголовном праве


Принцип субъективного вменения в уголовном праве означает, что ответственность лица за совершение того или иного деяния наступает лишь за то из них, которое охватывалось его сознанием. Эксцессом исполнителя признается совершение одним из участников преступления деяния, которое не охватывается умыслом других соучастников.

эксцесс исполнителя в уголовном праве

Если говорить упрощенно, принцип субъективного вменения в уголовном праве означает, что ответственность лица за совершение того или иного деяния наступает лишь за то из них, которое охватывалось его сознанием. При этом значение имеют не объективные характеристики этого деяния, а субъективное восприятие этим лицом его предмета, способа совершения и других признаков.

Так, например, к ответственности за кражу нельзя привлечь лицо, которое взяло себе какое-либо имущество, ошибочно посчитав его своим. В данном случае отсутствует субъективное осознание признака "чужого имущества".

Либо кража может перерасти в грабеж или разбой, если лицо до окончания тайного хищения поймет, что его деяние обнаружено, и тем не менее продолжит хищение, в том числе применит насилие с целью завладения или удержания имущества до окончания хищения (См.: Хабаров А.В. Преступления против собственности. Тюмень. – ТюмГУ, 1999, с. 41).
Еще одним понятием в уголовном праве, связанным с учетом осознания деяния соучастниками преступления для квалификации преступления и назначения наказания, является так называемый "эксцесс исполнителя преступления".

Эксцессом исполнителя признается совершение одним из участников преступления деяния, которое не охватывается умыслом других соучастников. Согласно ст.36 УК РФ за эксцесс исполнителя другие соучастники преступления уголовной ответственности не подлежат.

Вместе с тем, уголовный закон не учитывает того, что в действительности люди иногда попросту не знают действующие нормы права либо противоправность конкретного деяния не всегда является очевидной даже для лиц, ознакомившихся с теми или иными нормами Уголовного кодекса РФ.

Читайте также:  Организационная деятельность следователя как залог эффективного предварительного расследования

Тем не менее, в некоторых случаях использование принципа субъективного вменения и эксцесса исполнителя "знатоками уголовного права" позволяет лицам, совершившим преступления "изворачиваться и выкручиваться", умаляя объем ответственности за совершенное преступление.

Проиллюстрируем данное утверждение на следующем примере.

Ранее судимые за совершение краж и грабежей Т. и К., освободившись из мест лишения свободы "на путь исправления" не встали и, желая "улучшить свое материальное положение", по предварительному сговору совершили разбойное нападение при следующих обстоятельствах.

Гуляя по городу в вечернее время, выбрав и выследив жертву, которой была молодая женщина, они вместе с ней зашли в подъезд дома. Там Т. достал нож и стал угрожать потерпевшей "насилием, опасным для жизни или здоровья", а К. в это время отнял у нее золотые кольца и сережки, а также женскую сумочку с деньгами и другим содержимым, которые она ему отдала опасаясь за свою жизнь.

Однако, после того, как преступники выскочили из подъезда на улицу, потерпевшая нашла в себе силы, чтобы выбежать следом за ними и позвать на помощь прохожих. Не смотря на то, что разбойникам удалось скрыться, вскоре в ходе оперативно-розыскных мероприятий они были задержаны и водворены в следственный изолятор.

Как "опытные сидельцы", до того, как с ними повстречались адвокаты, они отказывались давать какие-либо показания, ссылаясь на положение ст. 51 Конституции РФ.
В результате общения с адвокатами "родилась" версия, которой обвиняемые стали придерживаться в ходе предварительного и судебного следствия.

Эта позиция свелась к следующему.

Т. дал показания о том, что гуляя по улицам города, он обратил внимание на девушку, которая прошла мимо и направилась к подъезду жилого дома. На ее руках он заметил несколько золотых колец и у него возникла мысль совершить в отношении нее грабеж. Не поставив в известность о своем намерении К., он зашел вместе с будущей жертвой в подъезд и предложил ей отдать ему кольца. Однако девушка, вместо того, что "внять его просьбе", стала звать на помощь. Тогда он решил отказаться от своего первоначального намерения и прекратить противоправные действия. Однако в это время, следом зашел К., в руке которого Т. увидел нож. Угрожая ножом потерпевшей, Т. забрал у нее ценные вещи, после чего они скрылись с места преступления. О том, что у Т. при себе был нож, он не знал.

Читайте также:  Судебное разбирательство по уголовному делу

К. подтвердил показания Т., пояснив, что о наличии у него ножа своему приятелю он действительно не рассказывал. Также между ними не было и предварительной договоренности о совместном совершении преступления.

Поскольку, кроме показаний потерпевшей, других доказательств, опровергавших версии, озвученные обвиняемыми в уголовном деле не было, преступникам удалось избежать осуждения по ч. 2 ст. 162 Уголовного кодекса РФ (разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, а равно с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия). Между тем, уголовное наказание за данное преступление наказывается лишением свободы на срок до десяти лет.

Вместо этого Т. был осужден за покушение на грабеж по ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст.161 УК РФ (максимальное наказание - лишением свободы на срок до четырех лет), а К. за разбой по ч. 1 ст. 162 УК РФ (максимальное наказание - лишением свободы на срок до восьми лет.

Если тема субъективного вменения и эксцесса исполнителя в уголовном праве вам интересна, вы можете ознакомиться с дополнительными материалами:


Если информация, размещенная на сайте, оказалась вам полезна, не пропускайте новые публикации - подпишитесь на наши страницы:

А если информация, размещенная на нашем сайте оказалась вам полезна, пожалуйста, поделитесь ею в социальных сетях.