Если вам нужен бесплатный совет или консультация
опытного юриста, задайте свой вопрос прямо сейчас
Задать вопрос
Главная / Уголовный процесс / Гарантия от самообвинения в свете соглашения о сотрудничестве в уголовном процессе


Нельзя принуждать человека давать показания против самого себя, «доказывать свою виновность». Такая практика нарушает права личности, противоречит процессуальным и нравственным принципам. В каком бы качестве ни допрашивался человек, от него не требуется доноса на самого себя, поэтому уголовная ответственность за отказ от дачи показаний, за дачу заведомо ложных показаний, недонесение о преступлении в таких случаях наступать не должна. Данное положение определяет юридическую цель реализации гарантии от самообвинения.

гарантии от самобвинения

Автор: Сидорова Н.В.

Часть 1 статьи 51 Конституции РФ следующим образом формулирует гарантию от самообвинения: «никто не обязан свидетельствовать против себя самого». В этой норме Конституции РФ отражен (но в более широкой формулировке) общепризнанный принцип, закрепленный в пункте 3 статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах. Как и правила о свидетельском иммунитете в целом, гарантия от самообвинения определяет: во-первых, правила допустимости доказательств в уголовном процессе; во-вторых, правовые условия допроса любых участников уголовного процесса на любой стадии производства по уголовному делу.

Нельзя принуждать человека давать показания против самого себя, «доказывать свою виновность». Такая практика нарушает права личности, противоречит процессуальным и нравственным принципам. В каком бы качестве ни допрашивался человек, от него не требуется доноса на самого себя, поэтому уголовная ответственность за отказ от дачи показаний, за дачу заведомо ложных показаний, недонесение о преступлении в таких случаях наступать не должна. Данное положение определяет юридическую цель реализации гарантии от самообвинения.

Субъект гарантии от самообвинения имеет право в любой стадии производства по уголовному делу отказаться давать самоинкриминирующие показания. Допрашиваемое лицо вправе отказаться отвечать на вопросы, если ответ может привести к обвинению его в преступлении или (и) привести к появлению доказательств, из которых можно было бы сделать вывод о его виновности в преступлении. В качестве субъекта гарантии от самообвинения может рассматриваться не только обвиняемый или подозреваемый, но и иные участники уголовного судопроизводства, которые могут быть допрошены об обстоятельствах уголовного дела.

Читайте также:  Уголовно-правовая охрана порядка собирания доказательств по делам, рассматриваемым судом

С институтом гарантии от самообвинения в уголовном процессе тесно связан процессуальный институт свидетельского иммунитета, полученного в результате соглашения. Производный от гарантии от самообвинения, «иммунитет по сделке» формируется тогда, когда абсолютное конституционное право гражданина на сокрытие самоизобличительной информации вступает в противоречие с интересами государства и общества. Происходит столкновение карательной функции государства с личным конституционным правом гражданина.[1] С одной стороны, решения по вопросам, имеющим общегосударственное значение или общественный резонанс, должны приниматься на основе наиболее полной информации; с другой стороны, чем шире право гражданина на привилегию против самообвинения - тем больше затрудняется деятельность государственных органов по изобличению и наказанию преступников. В качестве средства для разрешения этого противоречия возник институт иммунизации показаний, который представляет собой предоставление гарантий лицу, что сообщенные им инкриминирующие его факты не будут использованы против него в качестве доказательства по уголовному делу. Этот вид свидетельского иммунитета и получил в литературе название «иммунитет по сделке».[2]

Вопросы закрепления и реализации иммунитета, полученного в результате соглашения между обвиняемым и государственными органами, приобрели несомненное значение в связи с введением института особого порядка судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве. Только в 2011 году в Российской Федерации были осуждены 2630 человек, заключивших досудебные соглашения о сотрудничестве.[3] Полагаем, что применение института ограниченного использования показаний обвиняемого («иммунизации» показаний) имеет перспективы развития в российском уголовном процессе.[4] Международное сообщество также признает возможность ограничения гарантии от самообвинения в борьбе против преступных организаций. В частности, в 1995 году Совет Европейского Союза принял резолюцию о защите свидетелей в борьбе против организованной преступности. Помимо прочего «эта Резолюция отражает ту точку зрения, что знание о преступных организациях может быть существенно расширено, а их деятельность взята под контроль посредством использования заявлений членов таких организаций, согласных сотрудничать с правосудием».[5]

Читайте также:  Проблемы соблюдения разумных сроков судебного разбирательства в уголовном судопроизводстве

Думается, что применение «иммунитета по сделке» имеет важное практическое значение. В частности, в Соединенных Штатах Америки иммунитет, полученный в результате сделки - одно из основных уголовно-процессуальных средств, применяемых в борьбе против коррупции и организованной преступности.[6] Полагаем, неслучайно «иммунитет по сделке» впервые был применен в Англии восемнадцатого века именно, как средство в борьбе против коррупции.[7]

В условиях, когда российское уголовно-процессуальное законодательство не всегда может обеспечить осуществления эффективных мер по обеспечению борьбы с проявлениями коррупции, терроризма и экстремизма, особенно в части тех деяний, которые совершаются в условиях неочевидности, введение «иммунитета по сделке» может послужить важным методом получения доказательств. Однако действия государственных органов и должностных лиц должны быть сбалансированными, соответствовать назначению российского уголовного судопроизводства, обозначенного в ч.1 ст. 6 УПК РФ. А выгода от использования показаний лиц, заключивших соглашение, не должна превалировать над принципом охраны прав и свобод личности в уголовном процессе. Однако это произойдет только в том случае, если заключение подобной сделки будет облечено в жесткую процессуальную форму и закреплено в уголовно-процессуальном законе.[8]

Литература

  1. Николайчик В.М. США: «Билль о правах» и полицейское расследование. М,1973. С.149.
  2. Уайнреб Л. Отказ в правосудии: уголовный процесс. М., 1985. С.166.
  3. http://www.rg.ru/2012/06/06/nakazanie.html
  4. См. об этом: Сидорова Н.В. Привилегия против самообвинения и доказательственное значение показаний, полученных в результате соглашения о сотрудничестве// Юридическая наука и правоохранительная практика. 2010. № 2.
  5. Зайцев О.А. Государственная защита участников уголовного процесса. М.: Изд-во «Экзамен», 2003. С. 144.
  6. Концепция правовой сделки о признании вины// Возможности защиты в рамках нового УПК России. М, 2004. С.118-146.
  7. США. Преступность и политика. М., 1971. С.141.
  8. О несовершенстве современного состояния законодательного регулирования см., например: Пиюк А.В. Проблемы применения сделок с правосудием в уголовном судопроизводстве Российской Федерации / Проблемы применения упрощенных форм разрешения уголовных дел в судопроизводстве Российской Федерации в свете типологии современного уголовного процесса. Монография. Томск: Томский государственный университет, 2011.
Читайте также:  Некоторые проблемы обеспечения права обвиняемого на выбор защитника в российском уголовном процессе

Опубликовано: Материалы Всероссийской научно-практической конференции "Преступность в Западной Сибири: актуальные проблемы профилактики и расследования преступлений" (28 февраля-01 марта 2013 г.) - Тюмень: ТюмГУ, 2013.


Если информация, размещенная на сайте, оказалась вам полезна, не пропускайте новые публикации - подпишитесь на наши страницы:

А если информация, размещенная на нашем сайте оказалась вам полезна, пожалуйста, поделитесь ею в социальных сетях.