Если вам нужен бесплатный совет или консультация
опытного юриста, задайте свой вопрос прямо сейчас
Задать вопрос
Главная / Уголовный процесс / Об условиях соответствия института прекращения уголовного дела по нереабилитирующим основаниям конституционному принципу презумпции невиновности


Возможность прекращения уголовного дела по нереабилитирующим основаниям при отсутствии возражений лица, освобождаемого от ответственности, вовсе не означает, что “признание обвиняемого становится царицей доказательств”, и, как справедливо утверждается в литературе и судебной практике, даже не обязательно свидетельствует о том, что лицо признает себя виновным.

принцип презумпции ненвиновности в уголовном процессе

Автор: Хабарова Е.А.

Часть 1 статьи 49 Конституции РФ устанавливает: “каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда”. Презумпция невиновности провозглашается и в ст.14 УПК РФ, пункте 2 статьи 14 Международного пакта от 16 декабря 1966 года о гражданских и политических правах,[1] пункте 2 статьи 6 Конвенции от 4 ноября 1950 года о защите прав человека и основных свобод[2] и других международно-правовых актах.

Поскольку прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям подразумевает установление факта совершения лицом преступления, но обвинительный приговор суда в таком случае не выносится, существует проблема соотношения данного института с указанным конституционным принципом.[3]

Принципиально данный вопрос разрешен в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 28 октября 1996 года № 18-П по делу о проверке конституционности статьи 6 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина О.В. Сушкова,[4] где указанная норма УПК РСФСР признана конституционной с определенными оговорками: “поскольку прекращение уголовного дела вследствие изменения обстановки не означает установления виновности лица в совершении преступления, не препятствует осуществлению им права на судебную защиту и предполагает получение его согласия на прекращение уголовного дела по указанным основаниям”.

В данной статье автор предполагает проанализировать, насколько регламентация прекращения уголовного дела по нереабилитирующим основаниям в новом УПК РФ соответствует изложенной правовой позиции Конституционного Суда РФ.

Итак, можно вывести следующие условия, при которых прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям до вынесения приговора суда не противоречит принципу презумпции невиновности.

1) В акте о прекращении уголовного дела должно отсутствовать указание на признание лица, в отношении которого дело прекращается, виновным в совершении преступления.[5]

2) Прекращение уголовного дела не должно влечь для лица, подвергавшегося уголовному преследованию, правовые последствия, связанные с совершением именно преступления, замену уголовной ответственности различными “суррогатами”.[6]

Кроме того, освобождение от уголовной ответственности не должно быть условным, что было присуще действовавшему ранее уголовному законодательству.[7] Новый УК РФ пошел именно по данному пути: законодатель отказался от целого ряда видов освобождения от уголовной ответственности с применением к лицу иных мер воздействия, которые были предусмотрены УК РСФСР 1960 года, таких как освобождение несовершеннолетнего с направлением его в комиссию по делам несовершеннолетних (ч.4 ст.10), освобождение с привлечением к административной ответственности (ст.50-1), освобождение с передачей дела в товарищеский суд (ст.51), освобождение с передачей на поруки (ст.52). Осталось только освобождение от уголовной ответственности несовершеннолетнего с применением к нему принудительных мер воспитательного воздействия (ст.90 УК РФ), существование которого не согласуется с принципом презумпции невиновности.[8]

Применение принудительных мер воспитательного воздействия допускается только в отношении лиц, совершивших преступления. При освобождении же несовершеннолетнего от уголовной ответственности в отношении него не постановляется обвинительный приговор: дело прекращается прокурором (или с его согласия); решение о применении принудительных мер принимается судом, но без вынесения приговора. Более того, из УК РФ и УПК РФ вообще не вытекает, что суд вправе принять какое-либо иное решение, нежели применить к несовершеннолетнему одну из принудительных мер воспитательного воздействия. Вряд ли в таком случае можно говорить, что лицо признано виновным в совершении преступления в соответствии со ст.49 Конституции РФ.

3) Прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям не должно препятствовать осуществлению лицом права на судебную защиту. Как следует из п.3 мотивировочной части постановления Конституционного Суда РФ от 28 октября 1996 года № 18-П, данное условие подразумевает наличие у лица, в отношении которого прекращается дело, права на обжалование в суд постановления о прекращении уголовного дела.

Читайте также:  Уклонение от погашения кредиторской задолженности

Постановлением Конституционного Суда РФ от 13 ноября 1995 года № 13-П[9] была признана неконституционной ч.5 ст.209 УПК РСФСР в той мере, в какой она по смыслу, придаваемому ей сложившейся правоприменительной практикой, ограничивает возможность судебного обжалования постановлений о прекращении уголовного дела. Действующее уголовно-процессуальное законодательство предусматривает альтернативный порядок обжалования (в суд или прокурору по усмотрению заявителя) акта о прекращении уголовного дела (ст.123 и ч.1 ст.125 УПК РФ). Из ч.5 ст.355 УПК РФ вытекает, что может быть обжалован в вышестоящий суд и судебный акт о прекращении уголовного дела. Таким образом, уголовно-процессуальное законодательство точно соответствует рассматриваемому условию.

Следует отметить, что по смыслу ст.123 УПК РФ право на обжалование в суд акта о прекращении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям предоставляется лицу, в отношении которого прекращается уголовное дело, независимо от наличия у него статуса подозреваемого или обвиняемого.

4) Прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям предполагает во всех случаях получение согласия лица, освобождаемого от ответственности, на прекращение уголовного дела по указанным основаниям. УПК РФ (ч.2 ст.27, ч.4 ст.28, ч.6 ст.427) устанавливает недопустимость прекращения уголовного дела (преследования) в связи с истечением срока давности, амнистией, изменением обстановки, примирением сторон, деятельным раскаянием, с применением принудительных мер воспитательного воздействия, отсутствием заключения суда, согласия Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного Суда РФ или квалификационной коллегии судей, отказом Государственной думы или Совета Федерации, если подозреваемый или обвиняемый против этого возражает.

При наличии таких возражений производство по делу должно продолжаться в обычном порядке. В п.4 ч.1 ст.24 УПК РФ указывается на возможность продолжения производства по уголовному делу и в случае смерти лица, если это необходимо для его реабилитации, хотя законом прямо не урегулировано, чье волеизъявление может быть положено в основу принятия решения о продолжении производства по делу.

В литературе признается, что право возражать против прекращения уголовного дела обладают защитник и родственники умершего, а также и иные заинтересованные юридические и физические лица.[10] Не установлено подобного правила для случаев прекращения уголовного дела в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым по делам частного обвинения (ч.2 ст.20 УПК РФ). Однако сам характер основания освобождения от ответственности, когда обвиняемый примиряется с потерпевшим, свидетельствует о согласии первого на прекращение уголовного дела. Очевидно, обвиняемому должно быть предоставлено право возражать против прекращения дела по такому основанию, как отсутствие жалобы потерпевшего, если таковая обязательна (п.5 ч.1 ст.24 УПК РФ).

Возможность прекращения уголовного дела по нереабилитирующим основаниям при отсутствии возражений лица, освобождаемого от ответственности, вовсе не означает, что “признание обвиняемого становится царицей доказательств”, и, как справедливо утверждается в литературе и судебной практике, даже не обязательно свидетельствует о том, что лицо признает себя виновным.[11]

Конечно, характер некоторых нереабилитирующих оснований, например, деятельного раскаяния, предполагают такое поведение лица, которое свидетельствует о его признании себя виновным.[12] Но правильнее говорить, что давая согласие на прекращение уголовного дела по нереабилитирующему основанию, лицо не отрицает свою вину.[13] Если установлены основания для прекращения дела (хотя и нереабилитирующие) и основное заинтересованное лицо согласно с таким вариантом завершения процесса, то объективно нечем обосновать необходимость его продолжения.

Во всех ли случаях прекращения уголовного дела требуется получать согласие от лица, освобождаемого от уголовной ответственности? Интересная мысль была высказана профессором А.М. Лариным. Критикуя рассмотренное Постановление Конституционного Суда РФ от 18 октября 1996 года № 18-П, он указывал, что при прекращении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям не будет противоречия с принципом презумпции невиновности, если прекращение дела возможно безотносительно к тому, кем совершено деяние, кому оно приписывается (так, при изменении обстановки, влекущей утрату общественной опасности самого деяния, а не лица, его совершившего, не нужно решать вопрос о том, кем совершено это деяние). Если же прекращение дела связано с признаками того или иного лица, то по сути оно признается виновным (так, при изменении обстановки, влекущей утрату общественной опасности лица, совершившего деяние, нужно определить, какое лицо будет исследоваться на предмет утраты им опасности).[14]

Читайте также:  Предмет познания и предмет доказывания по уголовному делу

Хотя полностью с данной позицией по изложенным выше причинам согласиться нельзя, предложенная А.М. Лариным трактовка может быть использована для установления случаев, когда не является обязательным получение согласия на прекращение дела от лица, освобождаемого от ответственности: его не требуется, если сами нереабилитирующие основания и предусмотренные законом дополнительные условия прекращения уголовного дела по своему характеру не учитывают признаки лица, совершившего преступное деяние.

Анализ УК РФ позволяет утверждать, что из всех действующих оснований освобождения лица от уголовной ответственности такая возможность имеется лишь при истечении срока давности (поскольку размеры срока в ст.78 УК РФ дифференцированы в зависимости от категории преступлений) и издании акта амнистии, если освобождение от ответственности устанавливается им в зависимости от признаков преступного деяния, но не в зависимости от признаков лица, его совершившего. Если истек срок давности по данному виду преступления либо на определенный вид преступлений распространяется амнистия, то прекращение дела возможно в случае, если не установлено лицо, совершившее преступление (и не у кого в таком случае спрашивать согласия на прекращение уголовного дела по такому основанию).[15]

Возможность прекращения уголовного дела в связи с истечением срока давности в том случае, если лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, не установлено (в связи с чем уголовные дела были приостановлены в соответствии с п.3 ч.1 ст.195 УПК РСФСР), была подтверждена ч.5 ст.195 УПК РСФСР и Указанием Генеральной прокуратуры РФ от 13 марта 1997 года № 10/15 “О порядке прекращения по истечении давности уголовных дел, приостановленных за неустановлением лиц, совершивших преступления”.[16]

Возможность прекращения уголовного дела по амнистии в случае неустановления виновного лица иногда отрицается в литературе.[17] Однако анализ положений некоторых актов амнистии подтверждает такую возможность: например, подпункты “г” и “д” п.7 Постановления Государственной Думы от 18 июня 1999 года № 4147-II ГД “Об объявлении амнистии”[18] предписывали прекратить уголовные дела, находящиеся в производстве органов дознания, предварительного следствия и судов, о преступлениях, совершенных до вступления в силу данного Постановления, в отношении лиц, совершивших преступления по неосторожности, за которые предусмотрено наказание не свыше пяти лет лишения свободы, лиц, совершивших преступления, за которые предусмотрено наказание, не связанное с лишением свободы. И зачем же в рассматриваемых случаях нужно устанавливать виновных лиц?

Для признания правомерности прекращения уголовного дела по таким основаниям без получения согласия со стороны лица, освобождаемого от ответственности, необходимо, чтобы это лицо даже не упоминалось в акте о прекращении дела. Все другие основания освобождения от уголовной ответственности, предусмотренные УК РФ, так или иначе связаны с необходимостью исследования признаков лица, освобождаемого от ответственности. Это относится и к изменению обстановки, вследствие которого совершенное деяние перестало быть общественно опасным (ст.77 УК РФ), т.к. одним из условий применения данной нормы является совершение преступления лицом впервые (что нельзя установить применительно к неопределенному лицу).

Читайте также:  Судебная власть и общество: лица, освобождаемые от обязанностей присяжного заседателя (по законодательству России и США)

Подведем итог: прекращение уголовных дел по нереабилитирующим основаниям (освобождение от уголовной ответственности без признания лица виновным в совершении преступления обвинительным приговором суда) не будет противоречить принципу презумпции невиновности при соблюдении следующих условий:

  1. в акте о прекращении уголовного дела официально не утверждается, что определенное лицо совершило соответствующее преступление;
  2. прекращение уголовного дела не влечет в отношении лица применения каких-либо мер воздействия, основанием применения которых является именно факт совершения преступления;
  3. лицо, освобождаемое от уголовной ответственности, наделяется правом обжалования акта о прекращении дела в суд;
  4. основания прекращения уголовного дела не исключают возможности принятия такого решения безотносительно к признакам лица, совершившего преступление, либо лицо, освобождаемое от ответственности, не возражает против прекращения дела по таким основаниям.

Источники и литература

  1. Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1994, № 12.
  2. Собрание законодательства Российской Федерации. 2001, № 2, ст.163.
  3. Дискуссия в литературе по данному поводу уже подробно рассматривалась автором: Хабарова Е.А. Презумпция невиновности и прекращение уголовного дела по нереабилитирующим обстоятельствам. // Правовая политика и правовая жизнь: Академический и вузовский юридический научный журнал. Саратов – Москва. 2002, № 4 (9). С.193 - 197.
  4. Собрание законодательства Российской Федерации. 1996, № 45, ст.5203.
  5. Данное условие было подробно проанализировано в указанной выше статье автора.
  6. Брудастов Т.А. Соблюдение принципа презумпции невиновности на предварительном следствии – важное условие соблюдения конституционных прав граждан. // Защита прав и законных интересов граждан, участвующих в уголовном процессе, как приоритетное направление в судопроизводстве / Отв. ред. И.Ф. Демидов. Москва – Оренбург, 1999. С.62; Гальперин И.М. Наказание: социальные функции, практика применения. М., 1983. С.175; Лукашевич В.З. Установление уголовной ответственности в советском уголовном процессе. Л., 1985. С.173.
  7. Скибицкий В.В. Освобождение от уголовной ответственности и отбывания наказания. Киев, 1987. С.68. Чугаев А.П. Малозначительное преступление и товарищеский суд. Казань, 1966. С.20.
  8. Мытник П.В. Уголовный процесс: судебные стадии: Лекции. Минск, 2001, с.284 – 285.
  9. Собрание законодательства Российской Федерации. 1995, № 47, ст.4551.
  10. Дубинский А.Я. Основания к прекращению уголовного дела в стадии предварительного расследования. Киев, 1973. С.72; Кириллова Н.П. Прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям. СПб, 1998. С.17.
  11. Кириллова Н.П. Указ. соч. С.15; так, в Определении Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 27 сентября 2000 года по делу С. (Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2001, № 3. С.17) отмечено, что амнистия с прекращением уголовного дела может быть применена судом, даже если подсудимый не признавал себя виновным в совершении преступления, но не возражал против прекращения уголовного дела.
  12. Милицин С. Сделки о признании вины: возможен ли российский вариант. // Российская юстиция. 1999, № 12. С.41 – 42; Щерба С.П., Савкин А.В. Деятельное раскаяние в совершенном преступлении. М., 1997. С.10.
  13. Лукашевич В.З. Гарантии прав обвиняемого в стадии предания суду. Л., 1966. С.104.
  14. Ларин А. Всегда ли прав суд, даже если он Конституционный? // Российская юстиция. 1997, № 4. С.53.
  15. Дубинский А.Я. Указ. соч. С.64, 68 – 69; Теория судебных доказательств в советском уголовном процессе. Часть общая. М., 1966. С.449.
  16. Сборник основных приказов и указаний Генерального прокурора Российской Федерации. М., 1999. С.218 – 219.
  17. Смирнов А.Ф. Применение актов амнистии органами предварительного расследования в советском уголовном процессе. Автореферат дисс… канд. юр. наук. Свердловск, 1979. С.15.
  18. Собрание законодательства Российской Федерации. 1999, № 26, ст.3180.

Опубликовано: Конституции России 10 лет: опыт реализации. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Тюмень: Издательство Тюменского государственного университета, 2003. С.265 – 272.


Если информация, размещенная на сайте, оказалась вам полезна, не пропускайте новые публикации - подпишитесь на наши страницы:

А если информация, размещенная на нашем сайте оказалась вам полезна, пожалуйста, поделитесь ею в социальных сетях.