Если вам нужен бесплатный совет или консультация
опытного юриста, задайте свой вопрос прямо сейчас
Задать вопрос
Главная / Уголовное право / Основания уголовной ответственности за отдельные формы преступной деятельности


Когда речь идет об основаниях уголовной ответственности за отдельные формы преступной деятельности, буквальное толкование норм уголовного законодательства позволяет сформулировать весьма парадоксальный вывод - привлечение к уголовной ответственности лиц, преступная деятельность которых была пресечена на стадии приготовления либо покушения на преступление, а равно соучастников, которые не являлись соисполнителями преступления, уголовным законом не урегулировано и, соответственно, привлекать к уголовной ответственности таких лиц просто нет оснований.

основания уголовной ответственности

Автор: Сумачев А.В.

Нет сомнений в том, что для применения уголовной репрессии должны быть законные основания. В российском уголовном законодательстве этот вопрос решается однозначно: «Основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом» (ст. 8 Уголовного кодекса Российской Федерации).

В науке уголовного права данный вопрос также вполне соответствует законодательной формулировке. Таким образом, методологически обоснованные научные и законодательная позиции по вопросу об основании уголовной ответственности не вызывают серьезных возражений. Вместе с тем следует подчеркнуть, что данное решение проблемы характеризует типичную ситуацию - совершение лицом оконченного преступления. В этой связи применение средств уголовной репрессии представляется законным, социально и юридически обоснованным.

Другое дело, когда речь идет об основаниях уголовной ответственности за отдельные формы преступной деятельности. И здесь буквальное толкование норм уголовного законодательства позволяет сформулировать весьма парадоксальный вывод - привлечение к уголовной ответственности лиц, преступная деятельность которых была пресечена на стадии приготовления либо покушения на преступление, а равно соучастников, которые не являлись соисполнителями преступления, уголовным законом не урегулировано и, соответственно, привлекать к уголовной ответственности таких лиц просто нет оснований.

Несомненно, данное замечание не есть отрицание уголовно-правовой доктрины и устоявшейся практики. Это есть констатация незавершенности законодательных решений. Наличие пробела в законе определяет необходимость проведения соответствующих теоретических разработок в данном направлении.

Читайте также:  Освобождение несовершеннолетнего от уголовной ответственности с применением принудительных мер воспитательного воздействия

Вопрос об основании уголовной ответственности при неоконченном преступлении в литературе до недавнего времени прямо не ставился. Основное внимание ученых уделялось понятию приготовления и покушения, разграничению стадий преступной деятельности. Вместе с тем отдельные попытки рассмотреть вопрос об основании уголовной ответственности при неоконченном преступлении можно найти в некоторых современных учебных и научно-практических изданиях. Так, в свое время, Н.К. Семернева (определяя основанием уголовной ответственности преступление, признаки которого заключены в соответствующей статье Особенной части УК РФ) отмечала, что основания уголовной ответственности за неоконченное преступление те же, что и за оконченное, так как в нем содержатся все признаки преступления - общественная опасность, противоправность, виновность и наказуемость.

Условно признавая справедливость позиции Н.К. Семерневой о типичном основании уголовной ответственности, позволим себе подвергнуть сомнению ее тезис о том, что абсолютно всем стадиям преступной деятельности в полной мере присущи все признаки преступления. Как представляется, приготовление к преступлению по своей природе не является общественно опасным (если не содержит иного состава преступления) и противоправным. Это утверждение основывается на законодательном решении об установлении уголовной ответственности за приготовление только к тяжкому или особо тяжкому преступлению. Таким образом, позиция Н.К. Семерневой относительно основания уголовной ответственности за приготовление к преступлению видится недостаточно обоснованной.

Профессор Б.В. Здравомыслов, в свою очередь, усматривал основание уголовной ответственности за неоконченную преступную деятельность в деянии, содержащем признаки неоконченного состава преступления. Это положение также не является бесспорным. В частности, хотя уголовный закон оперирует категорией «состав преступления», понятие состава преступления определяется лишь в теории уголовного права. Однако в теории уголовного права не встречается понятия «неоконченный состав преступления».

Можно предположить, что уважаемый профессор ведет речь о «составе неоконченного преступления» (понятии весьма распространенном в литературе). В этом случае точка зрения о том, что основанием уголовной ответственности при приготовлении к преступлению или покушению на преступление является деяние, содержащее признаки состава приготовления или состава покушения, представляется приемлемой. С учетом сказанного можно предложить следующую формулировку основания уголовной ответственности при неоконченном преступлении: основанием уголовной ответственности при неоконченном преступлении является деяние, содержащее признаки состава приготовления к тяжкому либо особо тяжкому преступлению или все признаки состава покушения на преступление.

Читайте также:  Уголовно-процессуальная деятельность: парадоксы теории и практики

При этом специфика состава приготовления или состава покушения заключается в том, что объективная сторона представляет собой сложное юридическое соединение нормы Общей части (ч. 1 или 3 ст.30 УК РФ) и конкретной нормы Особенной части Уголовного кодекса РФ. Именно этим и объясняется обязательная ссылка при квалификации неоконченного преступления на соответствующую часть ст. 30 УК РФ.

Аналогичным образом решается вопрос об основании уголовной ответственности при сложной форме соучастия и об основании уголовной ответственности организатора, подстрекателя и пособника. Основанием уголовной ответственности соучастников преступления, фактически не участвующих в совершении действий (бездействия), содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного Уголовным кодексом РФ, является деяние, обладающее признаками состава организаторской, подстрекательской или пособнической преступлению деятельности. И здесь специфика состава организаторской, подстрекательской или пособнической деятельности обусловлена сложной объективной стороной - юридическим соединением нормы Общей части (ч. 3, 4 или 5 ст. 33 УК РФ) и конкретной нормы Особенной части Уголовного кодекса РФ.

И в заключение отметим, что в целях устранения существующего пробела в уголовном законодательстве России и обеспечении законного применения средств уголовно-правовой репрессии, необходимо дополнить статью 8 действующего Уголовного кодекса Российской Федерации частью второй и третей следующего содержания:

«2. Основанием уголовной ответственности при неоконченном преступлении является совершение деяния, содержащего все признаки состава приготовления к тяжкому либо особо тяжкому преступлению или все признаки состава покушения на преступление, предусмотренного настоящим Кодексом.

3. Основанием уголовной ответственности соучастников преступления является совершение деяния, содержащего все признаки состава организаторства преступления, подстрекательства к преступлению или пособничества преступлению, предусмотренного настоящим Кодексом».

Опубликовано: Актуальные проблемы уголовного права, процесса и криминалистики: Сборник материалов IV-й Международной научно-практической конференции (2 ноября 2012 г.). Одесса, 2012. С.175-177.


Если информация, размещенная на сайте, оказалась вам полезна, не пропускайте новые публикации - подпишитесь на наши страницы:

А если информация, размещенная на нашем сайте оказалась вам полезна, пожалуйста, поделитесь ею в социальных сетях.