Если вам нужен бесплатный совет или консультация
опытного юриста, задайте свой вопрос прямо сейчас
Задать вопрос
Главная / Уголовное право / Социальная справедливость и ее восстановление уголовно-правовыми средствами


«Восстановление социальной справедливости» как цель наказания, определяемая в ч. 2 ст. 43 УК РФ, в науке оценивается неоднозначно. Так одни ученые видят в «восстановлении социальной справедливости» удовлетворение оскорбленных чувств как членов общества в целом, так и конкретной жертвы преступления и в целом вполне согласны с ее законодательным отражением в ст. 43 Уголовного кодекса России. Другие авторы, усматривая в этом возмездие (месть), категорически возражают первым и выступают за исключение вышеназванной законодательно определенной цели из уголовного закона.

восстановление справедливости в уголовном праве

Автор: Сумачев А.В.

Уже из самого названия статьи видно, что перед нами стоит, по меньшей мере, две проблемы. Первая из них касается определения сущности категории «социальная справедливость», вторая – характеристики уголовно-правовых средств ее восстановления.

«Восстановление социальной справедливости» как цель наказания, определяемая в ч. 2 ст. 43 УК РФ, в науке оценивается неоднозначно. Так одни ученые видят в «восстановлении социальной справедливости» удовлетворение оскорбленных чувств как членов общества в целом, так и конкретной жертвы преступления и в целом вполне согласны с ее законодательным отражением в ст. 43 Уголовного кодекса России[1]. Другие авторы, усматривая в этом возмездие (месть), категорически возражают первым и выступают за исключение вышеназванной законодательно определенной цели из уголовного закона[2].

Ответ на вопрос о целях наказания проистекает из другого вопроса – для чего его «выдумали», «создали»? Последний, в свою очередь, является «ровесником» возникновения цивилизаций. Так, по подсчетам Н.Д. Сергиевского, целям наказания посвящены 24 философских и более 100 юридических концепций[3]. Стоит заметить, что эта «статистика» относится к первой половине XIX века. Не вдаваясь в дискуссию по данному вопросу, ибо она может завести слишком далеко, обозначим несколько ключевых моментов.

Конституционное положение о том, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью в обществе (ст. 2 Конституции РФ), в отраслевом законодательстве не должно отражаться лишь во вводных частях закона. Оно (это положение) должно «пронизывать» абсолютно все правовые институты и закон в целом.

Как в концептуальном плане отражает это уголовный закон (Уголовный кодекс РФ)? В ст. 1 УК сказано, что он основывается на Конституции Российской Федерации и общепризнанных принципах и нормах международного права; в ст. 2 приоритетным объектом уголовно-правовой охраны в системе социальных ценностей названы права и свободы человека и гражданина; в ст. 3 – 8 определены принципы уголовного права и единственное основание уголовной ответственности; перечень преступлений, предусмотренных в Особенной части УК РФ, начинается с преступлений против жизни и здоровья и т.п.

Читайте также:  О возможности применения российского уголовного законодательства по аналогии (на примере статьи 195 Уголовного кодекса Российской Федерации)

В рамках развития названного конституционного положения законодатель справедливо указывает и на «восстановление социальной справедливости» как на цель наказания. Государство, назначая наказание во имя целого, применяет его во имя каждого. Как общество терпит вред от единичного преступления, причиняющего индивидуальный вред, так и наказание применяется в отношении конкретного лица в целях восстановления нарушенного единства целого. То есть в части восстановления справедливости наказание имеет двуединую цель – удовлетворение чувств и страстей пострадавшей стороны во имя сохранения общего порядка.

Не будет считаться лицемерием указание в уголовном законе цели, пусть даже нетипичной для наказания как явления чисто правового, но типичной для наказания как явления политико-правового. Тот же факт, что законодатель поставил ее (эту цель) на первое место в сравнении с иными целями (исправлением осужденного и предупреждением преступлений), является свидетельством логики законодателя. Таким образом, указание в уголовном законе на «восстановление социальной справедливости» как на цель наказания есть отражение концепции защиты и обеспечения интересов потерпевших на политико-правовом уровне (в сфере уголовной политики государства[4]).

Все это так с позиций исключительно политико-правовых. А теперь о второй проблеме – об уголовно-правовых средствах восстановления социальной справедливости. В современной законодательной интерпретации «социальная справедливость» как цель наказания характеризует ни что иное, как сущность наказания – кара за совершенное преступление. Если признать сущностью социальной справедливости в смысле ч. 2 ст. 43 УК кару, то единственным уголовно-правовым средством ее восстановления является наказание. Более того, об этом свидетельствуют и существующие виды наказаний, которые могут восстановить (читай – удовлетворить) лишь моральные интересы пострадавшей стороны, обусловленные осуждением виновного. Но можем ли мы говорить о восстановлении социальной справедливости, когда моральное удовлетворение ничто по сравнению с более насущной проблемой – возмещением причиненного преступлением вреда. Более того, для одних лиц возмещение вреда является более важным и значимым в сравнении с моральным удовлетворением (хотя может быть и наоборот).

Читайте также:  Мера пресечения "запрет определенных действий"

А вот реально ли получить компенсацию за причиненный преступлением вред? По-видимому, не совсем. И коль скоро проблема возмещения вреда для жертвы преступления в настоящий момент видится практически неразрешимой, в этом случае моральное удовлетворение остается тем единственным, что может восстановить наказание виновного. И лишь в этой части вполне обосновано указание на восстановление социальной справедливости как на цель именно действующей системы наказаний.

Но уж точно не зря в специальной литературе указывают, что «возмещение ущерба играет важную роль в восстановлении социального порядка и в конечном итоге является стержнем системы правосудия»[5]. Что из этого следует. А следуют два важных вывода, определяющие пути развития уголовного права России.

Первый путь – необходимо изменить действующую в России систему уголовных наказаний, предусмотрев в их ряду наказания, направленные на возмещение причиненного преступлением вреда (например, реанимировать обязанность возместить причиненный преступлением вред в качестве наказания, а в практической деятельности – рекомендовать судам широкое его использование в качестве альтернативы наказаниям, не связанным с изоляцией от общества (штрафу, обязательным работам, исправительным работам, ограничению по военной службе). В рамках данной реформы уголовного законодательства цель «восстановление социальной справедливости» «сохранит» свое место в системе целей наказания (в ч. 2 ст. 43 УК).

Второй путь – разработать систему альтернативных уголовному наказанию средств разрешения криминального конфликта, целью которых будет не только экономия уголовной репрессии, исправление осужденного или предупреждение новых преступлений, но и восстановление социальной справедливости не в смысле кары, а в смысле удовлетворения оскорбленных чувств как членов общества в целом, так и конкретной жертвы преступления[6]. И здесь упор должен быть сделан на такие альтернативы, которые связаны с по-возможности полным удовлетворение законных интересов пострадавших. В этом случае, законодатель должен «вывести» «восстановление социальной справедливости» из числа целей наказания (исключить ее из ч. 2 ст. 43 УК), и определить ее в качестве цели применения альтернативных уголовному наказанию средств разрешения криминального конфликта.

Читайте также:  Особенности осмотра места происшествия по делам о незаконном культивировании запрещенных к возделыванию растений, содержащих наркотические средства

Литература

  1. См., например: Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть: Курс лекций. М.: Изд-во БЕК, 1996. С.364; Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. М.: Издательская группа ИНВРА-М–НОРМА, 1996. С.93; Боронбеков С. По справедливости. Об одной из целей наказания // Человек: Преступление и наказание: Вестник Рязанского института права и экономики МВД России. 1997. № 2. С.5–9; Уголовное право России. Учебник для вузов: В 2 т. / Отв. ред. А.Н. Игнатов, Ю.А. Красиков. М.: Издательская группа НОРМА–ИНФРА-М, 1998. Т.1. С.375–376; Курс уголовного права. Общая часть. Том 2: Учение о наказании / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой. М.: Изд-во ЗЕРЦАЛО, 1999. С.17, 19; Становский М.Н. Назначение наказания. СПб.: Изд-во «Юридический центр Пресс», 1999. С.16–20; и др.
  2. См., например: Уголовное право России. Часть Общая: Учебник для вузов / Отв. ред. Л.Л. Кругликов. М.: Изд-во БЕК, 1999. С.341–342; Никонов В.А. Уголовное наказание. Поиск истины. Тюмень: Тюменский юрид. ин-т МВД России, 2000. С.35–36; и др.
  3. См.: Курс уголовного права. Общая часть. Том 2: Учение о наказании / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой. С13.
  4. См., например: Босхолов С.С. Основы уголовной политики: Конституционный, криминологический, уголовно-правовой и информационный аспекты. М.: Учебно-консультационный центр «ЮрИнфоР», 1999. С.68–78.
  5. Квашис В.Е. Основы виктимологии. Проблемы защиты прав потерпевших от преступлений. М.: Издательский дом NOTA BENE, 1999. С.174.
  6. См., например: Сумачев А.В. Альтернативы уголовному наказанию // Реформа уголовно-исполнительной системы России: состояние, проблемы, перспективы. Материалы международной научно-практической конференции (28–29 октября 2004 г.). Рязань: Академия права и управления Минюста России, 2005.

Опубликовано: Уголовное право на рубеже тысячелетий. Материалы научно-практической конференции (15 ноября 2005 г.). Тюмень: Тюменский ЮИ МВД России, 2006. С.10–11.


Если информация, размещенная на сайте, оказалась вам полезна, не пропускайте новые публикации - подпишитесь на наши страницы:

А если информация, размещенная на нашем сайте оказалась вам полезна, пожалуйста, поделитесь ею в социальных сетях.