Криминологические достоинства Российского уголовного законодательства

Сидоров А.С.Внимание! Обращайте внимание на действующую редакцию законов и других нормативно-правовых актовКриминология

Об авторе: Юзиханова Э.Г.

криминология

Известно, что «всё познается в сравнении», то есть относительно кого-то или чего-то. Если мы говорим о криминологических достоинствах российского уголовного законодательства, то сравниваем это законодательство с законодательством других стран, например, имеющих сходную форму государственного устройства, политический режим и форму правления. В нашем случае уместно сравнить уголовное законодательство нашей страны с уголовным законодательством США – государства не только схожего с Россией по форме правления, государственного устройства и политическому режиму, но и претендующего на высокое, образцовое качество своего законодательства.

В статье 1 Конституции Российской Федерации отмечается, что Россия есть демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления, а в статье 5 говорится, что Российская Федерация состоит из республик, краев и областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов – равноправных субъектов Российской Федерации.  Республика (государство) имеет свою конституцию и законодательство. Край, область, город федерального значения, автономная область, автономный округ имеют свой устав и законодательство. При этом федеративное устройство Российской Федерации основано на её государственной целостности, единстве системы государственной власти, разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации.

Криминологию, как науку, изучающую преступность, ее тенденции, закономерности, пространственное и временное распределение преступности и её структурных составляющих, факторы предупреждения и т.д., прежде всего, интересует устойчивость уголовного законодательства и единство статистической базы. С этой точки зрения российское уголовное законодательство имеет несомненное преимущество перед американским уголовным законодательством.

Достоинство российского уголовного законодательства обеспечивается реализацией на практике п. «о» ст.71 Конституции РФ, из которого следует, что судоустройство; прокуратура; уголовное, уголовно-процессуальное и уголовно-исполнительное законодательство; амнистия и помилование находятся в исключительном ведении Российской Федерации. Отсюда следует, что субъекты федерации не уполномочены вводить  собственные уголовно-правовые запреты, уголовно-процессуальные и уголовно-исполнительные нормы, основания и принципы уголовной ответственности, чем достигается единство российского уголовного законодательства,  практики его применения и единство статистической уголовно-правовой базы на всей территории нашей страны.

В особенной части УК РФ   приводится исчерпывающий перечень составов преступлений, совершение которых запрещено на всей территории Российской Федерации. Для криминологов такое положение дел дает определенные преимущества, поскольку обеспечиваются благоприятные условия для сбора и обработки криминологически значимой информации, изучения тенденций, закономерностей и законов распределения преступности и её конкретных видов по территории страны.

Унификация уголовного законодательства обеспечивает высокое качество и единообразие статистической отчетности, создает благоприятные условия для измерения уровня общественной опасности, крайм-рисков [1], как в среднем по стране, так и составляющим её субъектам. Совершенно неслучайно «российская судебная статистика с самого начала отличалась детальностью и тщательностью разработки материалов»[2]. Напротив: «США – страна с развитой, но далеко не полной статистикой преступности. Общее число индексных преступлений составляет примерно третью часть всей преступности, которой занимается полиция. Аресты также не отражают общего уровня преступности, так как даже по серьезным преступлениям арестовывается в среднем один человек на четыре учтенных деяния»[3].

Следует признать, что значительные трудности криминологических исследований в США и ряде других федеративных государств обусловлены особенностями сложившегося на их территории  федерализма. «В состав современных федераций входит различное число субъектов: в США – 50, Австралии – 6, Канаде – 10, Австрии – 9, ФРГ – 16, Индии – 25, Югославии – 2 и т.д.»[4], но не числом входящих субъектов объясняются упомянутые трудности, а различным уровнем их полномочий. В частности, штаты, составляющие федерацию в США, обладают широкими полномочиями в области уголовно-правового регулирования. Достаточно сказать, что каждый штат вправе сам решать вопрос о принятии или отмене смертной казни, вводить уголовно-правовые запреты.

«Важной особенностью американской модели федерализма является то, что основные законодательные полномочия принадлежат  штатам. Было время, когда уголовная юстиция находилась исключительно в ведении штатов и городов. Лишь несколько видов преступлений относились в ХIX веке к ведению федеральных властей – контрабанда, нелегальная  иммиграция. До 1891 года федеральное правительство не имело собственных тюрем»[5]. Сегодня список преступлений, подпадающих под федеральную юрисдикцию, стал более обширным, однако далеко не всеобъемлющим. Отсюда в США имеет место лишь частичная унификация уголовно-правовых запретов, что создает значительные трудности и препятствия в проведении криминологических исследований. США действительно страна с развитой, но далеко не полной статистикой преступности.

В настоящее время в США «существуют два основных источника получения официальной уголовной статистики: сообщения граждан о правонарушениях и регистрация преступлений сотрудниками правоохранительных органов»[6]. Сюда относятся, прежде всего: Единые отчеты о преступности (Uniform Crime ReportsUCR), Национальные виктимологические опросы (National Crime Victimization Surveys - NCVS) и самоотчеты правонарушителей (self-report surveys)[7]. Программа составления UCR стартовала в 1930 году, и ее целью было получение более надежных и соизмеримых данных о преступности. До этого момента в различных штатах и даже в различных правоохранительных юрисдикциях в пределах одного штата определение одних и тех  же преступлений различались. Подобные разночтения и были основным препятствием для получения объективных данных.

Читайте также:  Общественное мнение о правовых последствиях лишения жизни с согласия человека

Для того чтобы сделать уголовную статистику более сопоставимой, в рамках программы составления UCR были разработаны единые определения преступлений. Органы правопорядка, участвующие в программе, сообщают о преступлениях в соответствии с процедурами классификации и учета правонарушений, представленными в Руководстве по составлению единых отчетов преступности (Uniform Crime Reporting Handbook, FBI, 1985). Использование этих процедур позволяет сделать более сравнимыми данные о преступлениях, полученные в различных юрисдикциях. При этом участие в программе составления  UCR – дело добровольное, хотя в ряде штатов для местных юрисдикций существует обязательная отчетность. Например,  в 1996 году местные органы правопорядка, задействованные в программе, представляли 252 млн. жителей США, то есть примерно 95% населения Соединенных Штатов[8].

Из вышесказанного следует, что в США при всех достоинствах статистической отчетности имеет место лишь частичная унификация уголовно-правовых запретов и неполная регистрация согласованной между штатами частью преступности. Следовательно, криминологи, изучающие преступность в США, не имеют возможность исследовать показатель общей преступности по стране, и вынуждены делать оговорки при исследовании показателей согласованных видов преступлений.

К счастью, подобные трудности отсутствуют в Российской Федерации. Изучая преступность в нашей стране, криминолог вполне может оперировать сопоставимым показателем общей преступности как по России в целом, так и по составляющим ее субъектам, может исследовать общие тенденции и закономерности преступности и её структурных составляющих, выявлять параллелизм воздействия криминогенных факторов на уровень и структуру преступности по субъектам Российской Федерации. Так, нами была выдвинута и проверена гипотеза о том, что преступность в субъектах Российской Федерации подчиняется общим характерным для всей страны детерминантам (1); установлено, что между субъектами Российской Федерации нет статистически значимого различия в уровнях преступности (2); проведено исследование крайм-рисков  по всем субъектам России (3) и т.д.

Традиционно в одних регионах Российской Федерации группировались относительно высокие показатели преступности, а в других достаточно низкие, хотя, естественно, преобладали показатели близкие к средним. В связи с изложенным возникает естественный вопрос – являются ли сходными тенденции преступности в различных субъектах Российской Федерации или преобладают местные условия, и динамика преступности в субъектах  Российской Федерации носит существенно отличный характер. Вполне очевидно, что простой способ проверить это заключается в совместном рассмотрении временных рядов преступности во всех субъектах Российской Федерации. Если ряды, несмотря на реальный уровень преступности в различных субъектах Российской Федерации, изменяются синхронно – то есть наблюдается либо общий подъем, либо общий спад, опять-таки не зависимо от темпов подъема или спада, то можно говорить о том, что преступность в субъектах Российской Федерации имеет общую тенденцию. В свою очередь наличие такой общей тенденции свидетельствует о том, что на преступность в нашей стране оказывают воздействие одни и те же общие причины, в частности экономические и политические. Интуитивно это кажется вполне вероятным. Проверка соответствующей гипотезы привела нас к утверждению о том, что преступность в субъектах Российской Федерации имеет тенденцию параллельного или синхронного изменения. Конечно, здесь не наблюдается  полный параллелизм, но в целом имеют место общие, более или менее выраженные подъемы и спады. Такое совместное изменение уровней преступности указывает на то, что наша страна являет собой «целостный организм» с общими традициями, обычаями, законами и иными нормативными правовыми актами; закономерностями экономической и политической жизни, факторами, оказывающими воздействие на динамику преступности.

Число субъектов Российской Федерации достаточно велико – 89, как велика и территория нашей страны. Регионы отличаются друг от друга по демографическим, климатическим, социально-экономическим, политическим, национальным, религиозным и другим  условиям, что должно отражаться на криминогенных показателях.

Изучив распространение преступности по субъектам Российской Федерации за достаточно продолжительный период времени, мы действительно отмечаем определенные различия в уровнях преступности по российским регионам. В одних регионах уровень преступности не выходит за отметку 700, а в других превышает три тысячи преступлений.

Так, в 1990 году размах преступности составил по субъектам РФ  2494 преступления (минимальное значение равнялось 669, а максимальное 3163), среднее квадратическое отклонение за данный период составило 386 преступлений при среднем 1264 (мода=1322, а медиана=1186). Аналогичные показатели за последующие годы: в 1991 году размах преступности составил по субъектам РФ  2490 преступлений (минимальное значение равнялось 711, а максимальное 3201), среднее квадратическое отклонение за данный период составило 426 преступлений при среднем 1467 (мода=1097, а медиана=1400).

В 1992 году размах преступности составил по субъектам РФ  2768 преступлений (минимальное значение равнялось 887, а максимальное 3655), среднее квадратическое отклонение за данный период составило 564 преступления при среднем 1866, а медиана=1750.

Читайте также:  Религиозно-правовые источники исламского экстремизма в правовой системе России

В 1993 году размах преступности составил по субъектам РФ  2496 преступлений (минимальное значение равнялось 868, а максимальное 3364), среднее квадратическое отклонение за данный период составило 604 преступления при среднем 1887 (мода=1107, а медиана=1774).

В 1994 году размах преступности составил по субъектам РФ  2681 преступление (минимальное значение равнялось 708, а максимальное 3389), среднее квадратическое отклонение за данный период составило 555 преступлений при среднем 1794 (мода=1642, а медиана=1670).

В 1995 году размах преступности составил по субъектам РФ  2915 преступлений (минимальное значение равнялось 673, а максимальное 3588), среднее квадратическое отклонение за данный период составило 611 преступлений при среднем 1909, а медиана=1806.

В 1996 году размах преступности составил по субъектам РФ  2962 преступлений (минимальное значение равнялось 668, а максимальное 3630), среднее квадратическое отклонение за данный период составило 568 преступлений при среднем 1830 (мода=1450, а медиана=1763).

В 1997 году размах преступности составил по субъектам РФ  2238 преступлений (минимальное значение равнялось 611, а максимальное 2849), среднее квадратическое отклонение за данный период составило 497 преступлений при среднем 1664 (мода=1044, а медиана=1578).

В 1998 году размах преступности составил по субъектам РФ  2304 преступления (минимальное значение равнялось 661, а максимальное 2965), среднее квадратическое отклонение за данный период составило 520 преступлений при среднем 1807 (мода=1554, а медиана=1757).

В 1999 году размах преступности составил по субъектам РФ  3176 преступлений (минимальное значение равнялось 679, а максимальное 3855), среднее квадратическое отклонение за данный период составило 595 преступлений при среднем 2095 (мода=1683, а медиана=2077).

В 2000 году размах преступности составил по субъектам РФ  3143 преступления (минимальное значение равнялось 723, а максимальное 3870), среднее квадратическое отклонение за данный период составило 552,8 преступлений при среднем 2054, а медиана=2065.

В 2001 году размах преступности составил по субъектам РФ  2542 преступлений (минимальное значение равнялось 702, а максимальное 3244), среднее квадратическое отклонение за данный период составило 543,9 преступлений при среднем 2059 (мода=1459, а медиана=2025).

В 2002 году размах преступности составил по субъектам РФ  2325 преступлений (минимальное значение равнялось 644, а максимальное 2969), среднее квадратическое отклонение за данный период составило 464,6 преступлений при среднем 1721 (мода=1504, а медиана=1709).

В 2003 году максимальное число преступлений было зарегистрировано в Еврейской автономной области: 3232 преступления на 100 тысяч населения, а минимальное – в Республике Дагестан: 451 преступление на 100 тысяч населения. Размах общей преступности в этом году составил 2761 преступление при среднем значении равном 1921 преступлению, мода составила 1970, а медиана 1899 преступлений, стандартное отклонение: 574. Кроме Еврейской автономной области в группу субъектов с высоким уровнем преступности вошли Пермская область (3113), Хабаровский край (3102), Республика Тыва (2951), Курганская область (2871). Кроме Республики Дагестан в группу субъектов с низким уровнем преступности вошли Кабардино-Балкарская Республика (808), Республика Северная-Осетия –Алания (962), Рязанская область (1024), Тульская область (1118).

Фондовый коэффициент, показывающий во сколько раз преступность в 10% регионов с высоким уровнем преступности превышает преступность в 10% регионов с низким уровнем преступности, составил для 2003 года – три; коэффициент вариации для 2003 года равен 29%, а коэффициент локализации, объективно указывающий на общую степень неравенства в распределении преступности по всем субъектам Российской Федерации составил 0,167, что говорит о незначительных различиях в уровне преступности по регионам нашей страны.

В 2004 году максимальное число преступлений на 100 тысяч населения было зарегистрировано в Пермской области: 3356, а минимальное в республике Дагестан: 431 преступление. Размах общей преступности в этом году составил 2925 преступлений при среднем значении равном 2004,8 преступлений, мода составила 1266, а медиана 2029 преступлений, стандартное отклонение: 606.

Кроме Пермской области в группу субъектов с высоким уровнем общей преступности вошли – Еврейская автономная область: 3103; Курганская область (3100); Хабаровский край: 3047; Республика Тыва: 2972. Кроме Республики Дагестан в группу субъектов с  низким уровнем общей преступности вошли – Республика Северная-Осетия-Алания: 812 преступлений на 100 тысяч населения; Кабардино-Балкарская Республика; Рязанская область: 960; Краснодарский край: 1106 преступлений на 100 тысяч населения.

Фондовый коэффициент, показывающий во сколько раз преступность в 10% регионов с высоким уровнем преступности превышает преступность в 10% регионов с низким уровнем преступности, составил для 2004 года – 3,1; коэффициент вариации для 2004 года равен 30%, а коэффициент локализации, объективно указывающий на общую степень неравенства в распределении преступности по всем субъектам Российской Федерации составил 0,1692, что говорит о незначительных различиях в уровне преступности по регионам нашей страны.

Читайте также:  Классификация осужденных на стадии назначения вида исправительного учреждения: есть проблемы

Изучение временного ряда общей преступности по Российской Федерации и субъектам её составляющим позволило установить, что между субъектами Российской Федерации нет статистически значимого различия в уровнях преступности. То есть, нет заметного неравенства между субъектами Российской Федерации по уровню преступности на 100 тысяч населения. На это с очевидностью указывает коэффициент локализации[9].

Данный коэффициент имел максимальное значение в 1996 году: 0,204, а минимальное значение: 0,134 (1991, 1992 годы), средний за изучаемый период: 0,169. Коэффициент локализации показывает неравенство в распределении преступности по всем субъектам Российской Федерации, а не акцентирует внимание на крайних значениях признака, по которым невозможно оценить всю совокупность изучаемых показателей. Фондовый коэффициент частично сглаживает размах преступности и показывает, во сколько раз преступность в 10% субъектов Российской Федерации с самым высоким уровнем преступности превышает уровень преступности в 10%-ной группе субъектов РФ с минимальным уровнем преступности по ранжированному ряду. Вполне естественно, что этот показатель хуже отражает положение дел, чем коэффициент локализации. Промежуточное положение между фондовым коэффициентом и коэффициентом локализации представляет коэффициент вариации уровня преступности по субъектам Российской Федерации выраженный в процентах.

Изучение рисков преступности по субъектам Российской Федерации позволило установить, что максимальный бета-коэффициент крайм-риска[10] по субъектам Российской Федерации, рассчитанный по статистическим данным с 1990 по 2002 годы, составил 2,41 в Курганской области. Минимальный положительный бета-коэффициент крайм-риска составил 0,0635 в Республике Дагестан, а минимальный бета-коэффициент имел место в Республике Тыва: -0,446. Бета-коэффициент крайм-риска показывает, на какую величину отличается угроза совершения преступлений в данном регионе от среднего по стране (средний по стране равен единице).

В тридцати семи (37) субъектах Российской Федерации бета-коэффициенты меньше среднего по Российской Федерации (равен единице), а  в сорока одном (41) больше. Крайм-риск в Курганской области в 2,4 раза выше среднего крайм-риска по Российской Федерации.

Достаточно высокий крайм-риск имеет место в Пермской области (2), Липецкой области (1,78), Костромской области (1,77),  Вологодской области (1,74), Магаданской области (1,71), Хабаровском крае (1,64), Ивановской области (1,6). Достаточно низкими являются крайм-риски в Республике Дагестан (0,0635), Кабардино-Балкарской Республике (0,0642), Республике Саха (Якутия) (0,2613), Карачаево-Черкесской Республике (0,3449), Рязанской области (0,3543), Республике Калмыкии (0,3969), Пензенской области (0,4498). Распределение бета-коэффициентов по субъектам Российской Федерации подчиняется нормальному закону со средним равным 1,02 и стандартным  отклонением равным 0,485.

Изучение общей преступности по субъектам Российской Федерации позволило нам доказать, что преступность в субъектах Российской Федерации имеет тенденцию роста, по-разному выраженную на разных временных этапах. На длительном временном отрезке с 1961 по 2002 годы тенденция роста достаточно сильна. С 1990 по 2002 годы - тенденция явно «затухает», а если рассматривать временной ряд за последние годы, то тенденция отсутствует. На временном отрезке с 1961 по 2002 годы видна очень сильная тенденция роста, ярко выраженный положительный тренд преступности в Российской Федерации, описываемый уравнением: у=43t+70,9 (R2=0,86). Уравнение показывает, что уровень преступности на 100 тысяч населения в Российской Федерации ежегодно возрастал в среднем на 43 преступления. Более точно временной ряд уровней преступности на данном временном  отрезке описывается параболой второго порядка: у=1,082t2-3,362t+412 (R2=0,926). Изучение временного ряда преступности в Российской Федерации, начиная с 90-го года прошлого столетия, показывает, что в ряду присутствует положительный тренд, однако менее выраженный, чем в вышеприведенном случае: у=37,7t+1537,5 при R2=0,388.

В США подобные криминологические исследования можно провести только по унифицированным структурным составляющим преступности, но не преступности в целом и с поправкой на реальное число участников.

Таким образом, изложенное позволяет утверждать о существовании определенных преимуществ российского конституционного и уголовного законодательства по сравнению с законодательством США и некоторых других стран, в которых отсутствует высокая степень унификации уголовного законодательства. Мы показали, в чем выражаются соответствующие преимущества отечественного законодательства на примере решения конкретных криминологических задач.

Примечания и литература

  1. Под крайм-риском понимается нестрогая (статистическая) вероятность наступления неблагоприятных последствий, вызванных совершением конкретных видов преступлений или преступности в целом.
  2. Лунеев В.В. Юридическая статистика: Учебник. – М.: Юристъ, 2000. С.26.
  3. Там же. С.25.
  4. Добрынин Н.М. Федерализм: Историко-методологические аспекты /Н.М. Добрынин. – Новосибирск: Наука, 2005. С.141.
  5. Там же. С.153.
  6. Криминология / Под ред. Дж.Ф.Шели/Пер. с англ. – СПб.: Питер, 2003. С.108.
  7. Там же. С.104.
  8. Там же. С.105.
  9. Методика измерения приводится в учебниках по теории статистики.
  10. Бета-коэффициент крайм-риска  и методика его измерения предложены профессором С.Г. Ольковым. В данном случае сравниваются коэффициенты регрессии в среднем по стране и по каждому конкретному региону за заданный временной период.

Опубликовано: Уголовное право, 2006, № 3



СИДОРОВ АНАТОЛИЙ СТАНИСЛАВОВИЧ,
адвокат тел: +7(904)8768419,
e-mail: advokatsidorov@mail.ru
625007, г. Тюмень, ул. 30 лет Победы, д. 14

Внимание! Представленная на сайте информация может утратить актуальность в связи с изменением законодательства.
С уважением, адвокат в Тюмени Сидоров А.С.

Не нашли ответа на свой вопрос? Нажмите на кнопку, которая находится ниже, и смотрите интересующие вас видео-консультации на канале "Советы юристов".

youtube

Следующая статья:
Предыдущая статья:

Рубрика: Криминология
Метка:

Ключевые слова сайта: адвокат Тюмень