Главная / Уголовное право / Пояснительная записка к проекту и проект Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации "О некоторых вопросах, связанных с учетом волеизъявления потерпевшего при применении уголовного и уголовно-процессуального законодательства"

Национальное действующее законодательство криминального цикла (прежде всего – Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы России) обладают рядом значительных преимуществ по сравнению с прежними аналогичными правовыми актами. Однако более подробное их изучение позволяет сделать достаточно парадоксальный вывод. Суть этого вывода в том, что законодатель сделал огромный шаг по пути улучшения положения виновного (преступника), причем эти решения носят конкретно-прикладной (а, значит, реальный) характер. Но что касается охраны и обеспечения прав законопослушных граждан (в частности, потерпевших от преступления), законодательные формулировки, как правило, носят печать декларативности. В итоге, вера граждан нашей страны в действенность защиты своих законных интересов со стороны государства, достаточно мала.

постановление

Автор: Сумачев А.В.

Нет сомнений в том, что национальное действующее законодательство криминального цикла (прежде всего – Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы России) обладают рядом значительных преимуществ по сравнению с прежними аналогичными правовыми актами. Однако более подробное их изучение позволяет сделать достаточно парадоксальный вывод. Суть этого вывода в том, что законодатель сделал огромный шаг по пути улучшения положения виновного (преступника), причем эти решения носят конкретно-прикладной (а, значит, реальный) характер. Но что касается охраны и обеспечения прав законопослушных граждан (в частности, потерпевших от преступления), законодательные формулировки, как правило, носят печать декларативности. В итоге, вера граждан нашей страны в действенность защиты своих законных интересов со стороны государства, достаточно мала.

Так, согласно проведенному нами исследованию[1], на вопрос о фактическом положении потерпевших от преступления в области уголовного правосудия, 1,8% респондентов ответили, что интересы потерпевших от преступлений полностью удовлетворяются; 55,6% – интересы удовлетворяются, но не в полном объеме; 33,9% – интересы скорее не удовлетворяются; 7,8% – интересы потерпевших от преступлений совсем не удовлетворяются – 7,8%, а 1,9% опрошенных затрудняются ответить.

На предложение оценить по пятибалльной шкале возможность реализации основных прав в сфере уголовного правосудия: на оценку «1» и «2» оценили возможность реализовать право возбудить уголовное дело – 19,6%; право на защиту (безопасность) от давления со стороны преступника (его близких, друзей и т.п.) – 58,2%; право на необходимую юридическую помощь или информацию – 29,5%; право на возмещение вреда, причиненного преступлением, – 44,5%.

На оценку «4» и «5»: право возбудить уголовное дело – 60%; право на защиту (безопасность) – 26,6%; право на необходимую юридическую помощь или информацию – 42,6%; право на возмещение вреда – 31,7%.

Остальное количество опрошенных склоняются к удовлетворительной («3») оценке возможности реализации названных правомочий.

Приведенные данные являются ярким свидетельством явного несоответствия между легальным положением потерпевшего, формальным признанием его прав, и фактическим положением такого лица в области уголовной юстиции. Причин этому великое множество. Среди них можно назвать и отсутствие комплексных (уголовно-правовых и процессуальных) фундаментальных исследований проблемы учета волеизъявления частного лица (потерпевшего) в области уголовного правосудия, и отсутствие соответствующих системно разработанных рекомендаций для правоприменительной практики в этой части.

Зарубежная юридическая и социально-юридическая практика свидетельствует о том, что решение вопросов обеспечения интересов жертв преступлений переносится из правовой области в сферу организационной деятельности [2]. Национальная традиция в этом вопросе такова, что большинство решений различных общественно-политических проблем осуществляется на нормативно-правовом уровне. В этой связи, отражение соответствующих положений, прежде всего, на законодательном, и, далее, на уровне подзаконных нормативных актов (постановлений) является задачей необходимой и важной.

Думается, что предложенный проект постановления Пленума Верховного Суда России позволит снять часть вопросов практического характера, обусловленных необходимостью учета волеизъявления потерпевшего при применении уголовного и уголовно-процессуального законодательства.

Источники

  1. Было проанкетировано более тысячи граждан в семи субъектах Российской Федерации: в г. Москве, Владимирской, Нижегородской, Свердловской и Тюменской областях, Ханты-Мансийском автономном округе и Ставропольском крае.
  2. См., например: Квашис В. Е., Вавилова Л.В. Зарубежное законодательство и практика защиты жертв преступлений: Монография. М.: ВНИИ МВД России, 1996; Квашис В.Е. Основы виктимологии. Проблемы защиты прав потерпевших от преступлений. М.: Издательский дом NOTA BENE, 1999; Головко Л.В. Альтернативы уголовному преследованию в современном праве. СПб.: Изд-во «Юридический центр Пресс», 2002; и др.

(проект)

ПОСТАНОВЛЕНИЕ № ___
Пленума Верховного Суда Российской Федерации
«О некоторых вопросах, связанных с учетом волеизъявления потерпевшего при применении уголовного и уголовно-процессуального законодательства»

от «___» __________ 200_ г.

«В целях обеспечения правильного и единообразного применения судами законодательства в части учета волеизъявления потерпевшего Пленум Верховного Суда Российской Федерации п о с т а н о в л я е т:

1. Обратить внимание судов на важность обеспечения правильного учета волеизъявления потерпевшего при определении преступности (непреступности) деяния, квалификации уголовно-значимых деяний, назначении наказания, а равно при решении вопросов о возбуждении (отказе в возбуждении) и прекращении уголовных дел по делам о преступлениях, уголовное преследование которых осуществляется в частном или частно-публичном порядке.

2. Судам следует иметь ввиду, что «согласие лица на причинение вреда собственным интересам» может выступать как обстоятельство, исключающее преступность деяния, либо может не исключать уголовную ответственность и оказывать непосредственное влияние на квалификацию преступлений или назначение наказания. При этом, под «согласием» следует понимать разрешение на определенные уголовно-значимые действия со стороны третьих лиц в отношении собственных благ, добровольно выраженное дееспособным лицом в установленной форме до начала совершения таких действий и влекущее уголовно-правовые последствия. Пределы возможного отчуждения собственных прав частным лицом не безграничны и определяются в зависимости от субъективно-объективной значимости отчуждаемого права и общественной значимости способов нарушения права.

3. Согласие лица на причинение смерти (лишение жизни) независимо от способов не исключает преступность деяния, которое расценивается как убийство. Вместе с тем оно должно иметь значение при смягчении последствий для виновного в стадии назначения наказания.

4. Причинение физического вреда самому себе не является преступным за исключением случаев членовредительства с целью уклонения от военной службы (ст. 339 УК). Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью с согласия лица следует признавать преступными. Согласие на причинение легкого вреда здоровью человека исключает преступность деяния. Эти положения не являются безусловными. Согласие лица на причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в определенных случаях (определенным способом) может исключать преступность деяния. К таким случаям необходимо относить:

1) лечение больного, если оно отвечает следующим условиям: действия медицинских работников направлены на сохранение и укрепление здоровья либо спасение жизни конкретного больного; действия медицинских работников соответствуют современным достижениям медицинской науки и практики; сохранение и укрепление здоровья, спасение жизни больного не может быть достигнуто не связанными с риском действиями; медицинский работник в условиях риска предпринимает все возможные меры для предотвращения вреда здоровью или угрозы жизни больного; пациент в должной степени информирован о состоянии своего здоровья, включая сведения о результатах обследования, наличии заболевания, его диагнозе и прогнозе, методах лечения, связанном с ними риске, возможных вариантах медицинского вмешательства, их последствиях и результатах лечения; наличие действительного, свободного и четко выраженного согласия пациента на оказание ему медицинской помощи, за исключением определенных законодательством РФ случаев медицинского вмешательства (лечения) вопреки воле пациента;

2) медицинское вмешательство в отношении здорового человека (искусственное оплодотворение и имплантация эмбриона, искусственное прерывание беременности, медицинская стерилизация, донорство крови и ее компонентов, трансплантация органов и (или) тканей человека, медицинский эксперимент), если оно отвечает следующим условиям:

  • при искусственном оплодотворении и имплантации эмбриона –совершеннолетие женщины детородного возраста; проведение медицинских манипуляций в учреждениях, получивших лицензию на указанный вид деятельности; наличие письменного согласия супругов (одинокой женщины);
  • при искусственном прерывании беременности – определенный срок беременности (медико-социальный показатель); согласие женщины (юридический показатель) и наличие высшего медицинского образования соответствующего профиля (уголовно-правовой показатель);
  • при медицинской стерилизации – медицинские показатели допустимости стерилизации, возраст, наличие детей и т.п., а равно согласие лица на стерилизацию;
  • при донорстве крови и ее компонентов и трансплантации органов и (или) тканей человека – изъятие крови, ее компонентов, органов и (или) тканей у донора осуществляется только в интересах здоровья реципиента и в случаях отсутствия пригодных для трансплантации органов и (или) тканей трупа или альтернативных методов лечения, эффективность которого сопоставима с эффективностью использования донорских объектов; информированность донора о возможных осложнениях для его здоровья в связи с предстоящим медицинским вмешательством; наличие свободного и сознательного согласия (при трансплантации органов и (или) тканей необходима письменная форма); отсутствие у донора медицинских противопоказаний на медицинское вмешательство; достижение донором 18 лет (за исключением предусмотренных законодательством случаев);
  • при проведении научного эксперимента – возможность причинения тяжкого или средней тяжести вреда здоровью человека, но не смерти; причинение вреда необходимо для достижения общественно полезной цели; эксперимент должен быть научно обоснованным; наличие согласия лица на участие в эксперименте в качестве объекта (согласие на причинение вреда); проведение эксперимента под контролем государства (отраслевое законодательство может предусматриваться специальные условия правомерности проведения конкретно-видовых научных экспериментов);
  • 3) Занятие спортом как один из способов непреступного причинения вреда должно отвечать следующим условиям: правила конкретного вида спорта допускают применение физического воздействия к сопернику; действия соперника не должны противоречить таким правилам; наличие согласия лица на занятие данным видом спорта.
Читайте также:  Постановление о прекращении уголовного дела: примирение сторон

5. Судам следует иметь ввиду, что согласие лица на причинение любого вреда здоровью, являющееся способом совершения иного преступления, уголовно-правового значение не имеет.

6. Согласие лица на лишение себя физической свободы исключает преступность деяния при условии, если добровольное заточение с помощью третьих лиц не создает угрозу причинения физического вреда либо смерти. К типичным правомерным способов ограничения (лишения) физической свободы с согласия лица: производство научного эксперимента; применение мер безопасности к отдельным категориям граждан, выражающихся во временном помещении их в безопасное место; использование дисциплинарной власти родителей к детям. Каждый из этих способов должен отвечать следующим условиям их правомерности:

1) при производства научного эксперимента – условия аналогичны указанным ранее;

2) при применении мер безопасности – принадлежность лица к определенной категории граждан; наличие достаточных данных, свидетельствующих о реальности угрозы безопасности защищаемого лица; согласие такого лица на применение в отношении него мер безопасности, связанных с ограничением физической свободы; применение мер безопасности не создает угрозу причинения физического вреда либо смерти;

3) при ограничении (лишении) физической свободы в порядке реализации дисциплинарной власти родителей – родственная или иная связь лица с ребенком (родители, усыновители или попечители); максимальный возраст таких детей следует соотносить с правилами ст. 21 и 27 Гражданского кодекса РФ; применение мер в целях воспитания, а не унижения чести и достоинства либо издевательства над ребенком; отсутствие угрозы причинения физического вреда либо смерти; желание родителей, усыновителей или попечителя (которое «a priori» предполагает согласие ребенка).

7. Согласие лица на объективно унизительные действия, выраженное не только частным, но и конкретно-специальным лицом исключает преступность деяний, формально схожих с составами преступлений, предусмотренных ст. 130, 297, 319, 336 УК РФ, при наличии следующих условий: исключительно предварительный характер согласия; деяние должно преследовать общественно полезные цели (согласие не должно быть социально бесцельным).

8. При посягательствах на половую свободу и половую неприкосновенность личности согласие должно оцениваться по-разному:

1) в рамках реализации половой свободы согласие на ненасильственные сексуальные отношения с конкретным лицом исключает преступность деяния. При этом следует установить: наличие согласия партнеров на сексуальные действия; достижение 14-ти летнего возраста обоими партнерами; сексуальные действия не должны быть сопряжены с причинением средней тяжести или тяжкого вреда человека либо смерти по неосторожности. Согласие на сексуальные действия с элементами садомазохизма исключает уголовную ответственность, если они (действия) не сопряжены с причинением средней тяжести или тяжкого вреда здоровью реципиента. В противном случае ответственность для активного сексуального партнера (источника) наступает за причинение соответствующего вреда здоровью человека либо смерти по неосторожности (соответственно ст. 118, 109 УК). В случаях так называемого «скрытого (провоцирующего) мазохизма» ответственность насильника наступает по общим основаниям главы 18 УК РФ со смягчением наказания при его назначении;

2) при посягательствах на половую неприкосновенность личности отсутствие согласия свидетельствует о совершении насильственного посягательства, а его наличие обусловливает квалификацию по соответствующим нормам главы 18 УК РФ (ст. 134, 135 УК).

9. При посягательствах на личные конституционные права и свободы человека и гражданина согласие их обладателя исключает преступность деяния. Если в результате деяния страдает порядок реализации (интересы обеспечительной деятельности) конституционных прав и свобод человека и гражданина, согласие значения не имеет.

10. При посягательствах на интересы семьи согласие лица исключает преступность деяния лишь в случае разглашения тайны усыновления (удочерения) (ст. 155 УК). Согласие несовершеннолетнего при посягательствах на его интересы уголовно-правового значения не имеет.

11. Следует иметь ввиду, что природа согласия на отчуждение собственником своих имущественных прав (имущества), как обстоятельство, исключающего преступность деяния, обусловлена фактом осуществления собственником одного из своих правомочий – права распоряжаться своим имуществом по собственному усмотрению. Это правомочие не признается безусловным. Условиями непреступности распоряжения имуществом собственником, как лично, так и с его согласия являются:

1) распространение волеизъявления на имущество, лично принадлежащее собственнику (возможность распоряжения имуществом, находящимся в долевой собственности, распространяется на долю конкретного собственника, а в случае возмездного отчуждения имущества постороннему лицу остальные участники долевой собственности имеют преимущественное право на его приобретение (за исключением случаев продажи имущества с публичных торгов));

2) имущество не должно относится к историческим, культурным и другим памятникам, обладающим особым правовым статусом (действия собственника либо третьих лиц с согласия первого на отчуждение памятников истории, культуры, природных комплексов или объектов, взятых под охрану государства, а также предметов или документов, имеющих историческую или культурную ценность, должны отвечать установленным законодательством процедурам);

3) способ отчуждения имущества не должен создавать угрозу причинения вреда интересам других собственников (быть общественно опасным), а равно выступать способом совершения иного преступления (преследовать общественно вредные цели).

12. При квалификации уголовно-значимых деяний судам следует учитывать, что отрицательное поведение лица способно «вызывать» не только совершение преступления в отношении него, но и совершение правомерных уголовно-значимых действий (необходимую оборону, задержание преступника). Непосредственное влияние на квалификацию оказывает и социально полезное поведение лица (исполнение уголовно-значимых социально полезных функций). В отдельных случаях квалифицирующее значение имеет волеизъявление пострадавшей стороны на стадии после совершения преступления (например, при оценке «значительности ущерба»).

13. В случаях причинения смерти либо тяжкого или средней тяжести вреда здоровью человеку частный интерес (поведение) лица может иметь квалифицирующее значение:

1) добросовестное оказание помощи больному, повлекшее смерть, а равно причинение вреда здоровью человека, оценивается по правилам крайней необходимости или обоснованного риска (ст. 39, 41 УК). Согласие больного пациента на оказание ему медицинской помощи (за исключением определенных законодательством РФ случаев медицинского вмешательства (лечения) вопреки воле пациента) при наличии врачебных ошибок, повлекших смерть либо тяжкий или средней тяжести вред здоровью пациента, определяет квалификацию деяния по ст. 124 УК РФ;

2) согласие здорового пациента на проведение в отношении него медицинских манипуляций, повлекших смерть человека, обусловливает квалификацию действий медицинского работника по ч. 2 ст. 109 УК РФ;

3) медицинские манипуляции, повлекшие не предполагаемые изменения в физическом состоянии человека (подпадающие под признаки тяжкого либо средней тяжести вреда здоровью), квалифицируются по ч. 2 или 4 ст. 118 УК;

4) причинение смерти либо тяжкого вреда здоровью женщины в процессе производства аборта наряду с согласием пациента требует наличие у врача высшего медицинского образования соответствующего профиля (в противном случае действия последнего необходимо квалифицировать по ч. 3 ст. 123 УК). Отсутствие согласия определяет квалификацию действий медработника по ч. 1 или 4 ст. 111 УК РФ;

5) согласие пациента на оказание ему медицинской помощи является одним из условий квалификации действий виновного по ст. 235 УК. Наличие согласия пациента (как здорового, так и больного) на совершение в отношении него манипуляций медицинского характера, но отсутствие у лица, занимающегося частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью, соответствующей лицензии, позволяют говорить о присутствии признаков состава преступления, предусмотренного ст. 235 УК. Необходимо обратить внимание, что законодатель в ч. 1 ст. 235 УК использует формулировку «причинение вреда здоровью», не конкретизируя степень его тяжести. Следовательно, с позиций закона вред здоровью может быть любой степени тяжести. Разграничение данного состава от иных посягательств на жизнь и здоровье человека проводится по признаку субъекта преступления (лицо, занимающееся частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью, и не имеющее лицензии на этот вид деятельности) и по основному объекту посягательства (здоровье населения);

6) причинение смерти либо тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в процессе спортивных состязаний, при соблюдении определенных правил, следует квалифицировать как причинение вреда в ситуации случая (casusа) – ч. 2 ст. 28 УК (по признаку нервно-психических перегрузок). Вопрос о правовых последствиях причинения смерти либо тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в процессе спортивных состязаний необходимо решать в зависимости от неосторожного либо умышленного нарушения правил таких состязаний. При неосторожном нарушении правил спортивных состязаний, в результате которых сопернику причинена смерть либо тяжкий или средней тяжести вред здоровью, ставить вопрос об уголовной ответственности спортсмена-вредопричинителя нельзя. Наказуемым считается лишь умышленное нарушение правил спортивных состязаний, повлекшее по неосторожности причинение названных последствий. Такие деяния следует квалифицировать по ч. 1 ст. 109 либо по ч. 1 или 3 ст. 118 УК, смягчая наказание в процессе его назначения;

7) причинение смерти человеку в процессе производства научного эксперимента, а равно применения мер безопасности, определяет квалификацию действий виновных по ч. 2 ст. 109 либо ч. 1 или 2 ст. 118 УК по признаку «ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей». Ссылка на обоснованный риск в данном случае неприменима, ибо согласие подопытного лица распространяется на ограничение физической свободы, но не на причинение ему смерти или вреда здоровью. Это правило относится к ситуациям применения мер безопасности, так как изолируемый дает согласие лишь на временное помещение его в безопасное место;

Читайте также:  Выявление парафилий в ходе расследования насильственных преступлений

8) использование дисциплинарной власти родителями в отношении детей, повлекшее причинение смерти по неосторожности следует квалифицировать по совокупности ч. 1 ст. 109 и ст. 156 УК. Использование дисциплинарной власти родителей, повлекшее причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью ребенка по неосторожности дополнительной квалификации по соответствующим частям (1 или 3) ст. 118 УК не требуется. Это деяние охватывается ст. 156 УК. Если же вред причинен умышленно, деяние образует совокупность ст. 156 и соответствующей статьи главы 16 (п. «б» ч. 2 ст. 111 или п. «б» ч. 2 ст. 112 УК по признаку «заведомо для виновного беспомощное состояние»);

9) добровольные сексуальные отношения партнеров, достигших 14-ти лет, сопряженные с причинением смерти либо тяжкого или средней тяжести вреда здоровью по неосторожности, следует оценивать как уголовно-противоправные и квалифицировать, соответственно, по ч. 1 ст. 109 либо ч. 1 или 3 ст. 118 УК;

10) реализация частного интереса лица, выраженного в общественно опасном посягательстве, при соблюдении иных условий правомерности необходимой обороны защищающимся, влечет квалификацию деяния последнего по ст. 37 УК РФ. Превышение пределов необходимой обороны либо мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, повлекшее убийство посягающего (преступника) квалифицируется по ст. 108 УК. Ответственность по ч. 1 ст. 114 УК наступает при нарушении условий правомерности необходимой обороны и причинении исключительно тяжкого вреда здоровью. Причинение средней тяжести вреда при превышении пределов необходимой обороны ненаказуемо. Превышение мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, повлекшее причинение средней тяжести или тяжкого вреда здоровью квалифицируется по ч. 2 ст. 114 УК. Отрицательное поведение лица, вызвавшее у виновного аффект, в результате которого совершается убийство, а равно причиняется тяжкий или средней тяжести вред здоровью, определяет квалификацию по ст. 107 либо ст. 113 УК. Ответственность исполнителя воли жертвы в случае убийства, причинения тяжкого или средней тяжести вреда здоровью «по просьбе» наступает по основному составу, предусмотренному ч. 1 ст. 105, ч. 1 ст. 111 или ч. 1 ст. 112 УК. Смягчение наказания для виновного осуществляется в сфере назначения наказания;

11) причинение вреда собственному здоровью (членовредительство) либо самоубийство могут выступать конструктивным признаком некоторых составов преступлений. Членовредительство, обусловленное участием лица в деятельности религиозного или общественного объединения, определяет квалификацию его действий по ч. 2 ст. 239 УК. Если же вред причиняется другим рядовым участником секты с согласия человека, первый несет ответственность по ч. 2 ст. 239, а равно за фактически совершенное им преступление в составе этой организации (например, по ст. 105, 111, 112 и др. УК). Умышленные действия таких лиц, повлекшие причинение легкого вреда здоровью, охватывается ч. 2 ст. 239 УК. Членовредительство может выступать способом совершения самостоятельного преступления: «Уклонение от прохождения военной и альтернативной гражданской службы» (ст. 328) и «Уклонение от исполнения обязанностей военной службы путем симуляции болезни или иным способом» (ст. 339 УК). Если тяжкий или средней тяжести вред здоровью человека причинен третьим лицом с согласия первого, такое деяние следует квалифицировать по правилам соучастия в преступлениях со специальным субъектом и соответствующим статьям уголовного закона, предусматривающим ответственность за умышленное причинение тяжкого (ст. 111 УК) или средней тяжести (ст. 112 УК) вреда здоровью.

14. Судам следует иметь ввиду, что если отрицательное поведение лица отвечает признакам преступного (содержит состав преступления), для него, даже если ему причинен вред, должна наступать уголовная ответственность.

15. Одной из причин преступного причинения смерти, а равно причинения вреда здоровью человека, может выступать реализация им правомерных, социально полезных интересов, что также определяет квалификацию преступных деяний. Это имеет место: при убийстве для преступлений, предусмотренных п. «б» ч. 2 ст. 105, ст. 277, 295, 317 УК; в случаях причинения вреда здоровью при преступлениях, предусмотренных п. «а» ч. 2 ст. 111, п. «б» ч. 2 ст. 112, п. «б» ч. 2 ст. 117 УК РФ (за исключением «близких»), ст. 144, 149, ч. 3 ст. 178, п. «б» ч. 2 ст. 179, п. «в» ч. 3 ст. 188, п. «б» ч. 3 ст. 221, п. «б» ч. 4 ст. 226, п. «в» ч. 3 ст. 229, п. «в» ч. 2 ст. 244, ч. 4 ст. 296 (за исключением «близких»), п. «б» ч. 2 ст. 313, ч. 2 ст. 318 (за исключением «близких»), ч. 3 ст. 321, ч. 2 ст. 322, п. «в» ч. 2 ст. 333, п. «в» ч. 2 ст. 334, ст. 335 УК.

16. В иных преступных деяниях, в которых причинение смерти либо тяжкого или средней тяжести вреда здоровью человеку выступает конструктивным признаком либо основного состава преступления (дополнительным объектом), либо квалифицирующего состава, частный интерес лица (поведение потерпевшего) имеет нейтральный, безразличный для уголовного права характер.

17. При ограничении физической свободы с согласия лица на изоляцию, если этим деянием причиняется вред здоровью либо смерть изолируемого виновный подлежит ответственности за соответствующие преступления против жизни и здоровья, но не против свободы.

18. Квалификация половых преступлений напрямую зависит от характера действий (насильственные/ненасильственные), возраста, психического развития и волеизъявления сексуальных партнеров. Отсутствие согласия во всех случаях определяет квалификацию деяний по ст. 131, 132, 133 УК; наличие согласия на сексуальные отношения – по ст. 134, 135 УК (при условии не достижения 14-летнего возраста и нормального психического развития, что, в принципе, подразумевается категорией «согласие»).

19. Согласие лица исключает преступность деяния в целом, если оно направлено против личных (частных) конституционных прав и свобод человека и гражданина. Это правило действует лишь тогда, когда такие права и свободы выступают основным непосредственным объектом посягательства. При совершении деяний, формально схожих с составами преступлений, предусмотренных ст. 201, 202, 285, 286, 288, 293 УК РФ, оценка «существенности» либо «несущественности» причиненного вреда частным лицом, наряду с иными условиями предполагает обязательный учет субъективного усмотрения пострадавшей стороны.

20. Частный интерес несовершеннолетнего имеет квалифицирующее значение при посягательствах на его нормальное развитие и формирование личности и, в частности, при совершении преступлений, предусмотренных ст. 150, 151 УК. Окончание преступления, предусмотренного ст. 150 УК следует соотносить с моментом возникновения у несовершеннолетнего умысла на совершение преступления, независимо от того был он (умысел) реализован или нет. Если вовлечение не удалось (у несовершеннолетнего не возникло желание совершать преступление), действия виновного квалифицируются по ч. 3 ст. 30 и ст. 150 УК. Эти правила применяются и для ст. 151 УК.

21. Квалифицирующее значение частного интереса при посягательствах на собственность проявляется в двух основных ситуациях: при отграничении преступлений и квалификации деяний по признаку «причинение значительного ущерба гражданину».

22. Добровольная передача виновному имущества или предоставление права на имущество (вследствие обмана или злоупотребления доверием) определяет квалификацию действий виновного по ст. 159; вынужденная – по п. «г» ч. 2 ст. 161, 162, 163 или 164 УК РФ. Основным условием разграничения мошенничества и кражи «на доверии» также выступает частный интерес собственника, выраженный, в первом случае, в добровольной окончательной передаче имущества в надежде на некоторые позитивные последствия для себя, во втором, в доверении виновному имущества на определенный срок.

23. При оценке случаев причинения «значительного ущерба гражданину» в результате хищения (п. «г» ч. 2 ст. 158, п. «г» ч. 2 ст. 159, п. «г» ч. 2 ст. 160, п. «д» ч. 2 ст. 161 УК) необходимо учитывать особую значимость похищенного имущества для собственника (например, фамильная драгоценность, вещь, оставшаяся в память о погибших родителях и т.п.) и осознание виновного, что имущество представляет особую ценность для собственника, а равно формальный момент, указанный в п. 2 Примечания к ст. 158 УК РФ – пятикратное превышение минимального размера оплаты труда, установленного законодательством Российской Федерации на момент совершения преступления.

24. При квалификации действия при самоуправстве (ст. 330 УК) необходимо соотносить момент окончания преступления с моментом причинения существенного вреда. При этом следует знать, что уголовное преследование виновного за совершение «простого» самоуправства (предусмотренного ч. 1 ст. 330 УК) возможно по жалобе потерпевшего.

25. Судам необходимо иметь ввиду, что волеизъявление потерпевшего должно учитываться при назначении наказания.

26. Частный интерес (его реализация), может выступать характеристикой обстоятельств, смягчающих или отягчающих наказание. Реализация отрицательного интереса в поведенческих актах определяет сущность обстоятельств, предусмотренных п. «д» – в части мотива «сострадания»; п. «ж» – в части совершения преступления «при нарушении условий правомерности необходимой обороны или задержания лица, совершившего преступление»; п. «з» ч. 1 ст. 61 УК РФ. Социально-полезное поведение может характеризовать обстоятельства, предусмотренные п. «ж» ч. 1 ст. 61 – в части совершения преступления «при нарушении условий правомерности обоснованного риска»; п. «е» ч. 1 ст. 63 – в части «мести за правомерные действия других лиц» и «ж» ч. 1 ст. 63 УК РФ. Кроме того, субъективное усмотрение потерпевшего может способствовать оценке общественной опасности как деяния, так и деятеля при применении п. «к» ч. 1 ст. 61 УК, в части «добровольного возмещения виновным имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступления, либо совершения иных действий, направленных на заглаживание вреда, причиненного потерпевшему»; п. «б», «и» ч. 1 ст. 63 УК.

Читайте также:  О некоторых коллизионных вопросах в уголовном праве России

27. В целях единообразного применения уголовного законодательства в части назначения наказания при учете смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, судам следует исходить из того, что каждое обстоятельств имеет фиксированную степень уголовно-правовой значимости – 1/8 от максимальной меры наказания по санкции статьи Особенной части УК.

28. В части решения вопросов о возмещении вреда судам следует исходить из общего понятия потерпевшего в уголовном праве. Таковым является физическое лицо, которому преступлением непосредственно причинены физический, имущественный или моральный вред либо создана реальная возможность причинения указанного вреда в результате покушения (приготовления) на преступление. Физическое дееспособное лицо не может считаться потерпевшим, если уголовно-значимый вред причинен с его согласия. Потерпевшим может быть и юридическое лицо в случае непосредственного причинения преступлением вреда его имуществу или деловой репутации.

29. При применении уголовно-правовых норм, регулирующих вопросы уголовного преследования, осуществляемого в частном порядке, судам необходимо знать, что право потерпевшего (физического лица) на частное уголовное преследование включает в себя: правомочие на возбуждение частного уголовного преследования, правомочие на отказ от частного уголовного преследования и правомочие на прекращение частного уголовного преследования (примирение). Право потерпевшего (юридического лица) на частное уголовное преследование включает в себя: правомочие на возбуждение частного уголовного преследования и правомочие на отказ от частного уголовного преследования. Прекращение частного уголовного преследования (примирение) в данном случае не допускается.

30. Срок реализации правомочий на возбуждение частного уголовного преследования и отказа от него следует соотносить со сроками давности освобождения от уголовной ответственности и определять по правилам ст. 78 УК. Следует иметь ввиду, что возможность разрешения конфликта (примирения) со стороны потерпевшего (физического лица) является условной. Условием ее действительной реализации выступает желание противной стороны (не всегда виновной) «выйти» из конфликта без судебных процедур. В процессуальной деятельности этот факт (примирение) влечет за собой прекращение производства по уголовном делу (ч. 5 ст. 319, ст. 25 УПК РФ). Временные рамки реализации потерпевшим данного правомочия ограничиваются моментом обращения в суд с просьбой возбуждения частного уголовного преследования и моментом удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора.

31. Судам следует обращать внимание на принадлежность и преемственность права на частное уголовное преследование. Если преступление преследуется по инициативе потерпевшего (физического лица), право частного уголовного преследования принадлежит вменяемому лицу, достигшему восемнадцатилетнего возраста и непосредственно пострадавшему от этого деяния. Если потерпевший не достиг восемнадцати лет, право частного уголовного преследования переходит к его законным представителям. Волеизъявление потерпевшего в возрасте от шестнадцати до восемнадцати лет является определяющим для его законного представителя. Если пострадавший не способен осознавать характер данного правомочия, право частного уголовного преследования переходит к его законным представителям. Если воля потерпевшего не может быть ясно выражена в силу его зависимого состояния от виновного, законных представителей или близких родственников либо по иным причинам потерпевший не имеет возможности не имеет возможности ясно выразить свою волю, право частного уголовного преследования переходит к государству. В случае смерти пострадавшего, право частного уголовного преследования переходит к его близким родственникам в очередности: супруг (супруга) – дети – родители (усыновители) – родные братья и сестры – внуки. Если пострадавший скончался и названных родственников у него нет, право уголовного преследования переходит к государству. Ясно выраженная воля пострадавшего является определяющей для разрешения конфликта и после его смерти. Если преступление преследуется по инициативе коммерческой или иной организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием (юридического лица), частное уголовное преследование имеет право возбуждать руководитель такой организации, а равно представитель предприятия с согласия его руководителя.

32. Следует иметь ввиду, что перечень преступлений, в отношении которых возможна реализация потерпевшим (физическим лицом) права частного преследования (правомочия на возбуждение частного уголовного преследования, правомочия на отказ от частного уголовного преследования и правомочия на прекращение частного уголовного преследования (примирение)), является исчерпывающим. Частное уголовное преследование по инициативе потерпевшего (физического лица) возможно при совершении следующих преступлений:

1) покушении на убийство в состоянии аффекта без квалифицирующих обстоятельств (часть первая статьи 107); покушении на убийство при превышении пределов необходимой обороны либо превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (статья 108); доведении до покушения на самоубийство (статья 110); умышленном причинении средней тяжести вреда здоровью без квалифицирующих обстоятельств (часть первая статьи 112); причинении тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта (статья 113); причинении тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (статья 114); умышленном причинении легкого вреда здоровью (статья 115); побоях (статья 116); истязании без квалифицирующих обстоятельств (часть первая статьи 117); причинении тяжкого или средней тяжести вреда здоровью по неосторожности без квалифицирующих обстоятельств (части первая и третья статьи 118); угрозе убийством или причинения тяжкого вреда здоровью (статья 119); заражении венерическим заболеванием без квалифицирующих обстоятельств (часть первая статьи 121); заведомом поставлении другого лица в опасность заражения ВИЧ-инфекцией (часть первая статьи 122); оставлении в опасности (статья 125);

2) незаконном лишении свободы без квалифицирующих обстоятельств (часть первая статьи 127); клевете (статья 129); оскорблении (статья 130);

3) изнасиловании без квалифицирующих обстоятельств (часть первая статьи 131); насильственных действиях сексуального характера без квалифицирующих обстоятельств (часть первая статьи 132); понуждении к действиям сексуального характера (статья 133);

4) нарушении равенства прав и свобод человека и гражданина без квалифицирующих обстоятельств (часть первая статьи 136); нарушении неприкосновенности частной жизни без квалифицирующих обстоятельств (часть первая статьи 137); нарушении тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений без квалифицирующих обстоятельств (часть первая статьи 138); нарушении неприкосновенности жилища без квалифицирующих обстоятельств (часть первая статьи 139); необоснованном отказе в приеме на работу или необоснованном увольнении беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до трех лет (статья 145); нарушении авторских и смежных прав без квалифицирующих обстоятельств (часть первая статьи 146); нарушении изобретательских и патентных прав без квалифицирующих обстоятельств (часть первая статьи 147);

5) разглашении тайны усыновления (удочерения) (статья 155);

6) краже без квалифицирующих обстоятельств, совершенной близким родственником (часть первая статьи 158); мошенничестве без квалифицирующих обстоятельств, совершенном близким родственником (часть первая статьи 159); присвоении или растрате без квалифицирующих обстоятельств, совершенным близким родственником (часть первая статьи 160); грабеже без квалифицирующих обстоятельств, совершенном близким родственником (часть первая статьи 161); причинении имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием без квалифицирующих обстоятельств, совершенном близким родственником (часть первая статьи 165); неправомерном завладении автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения без квалифицирующих обстоятельств, совершенном близким родственником (часть первая статьи 166); умышленном уничтожении или повреждении имущества без квалифицирующих обстоятельств, совершенном близким родственником (часть первая статьи 167); уничтожении или повреждении имущества по неосторожности без квалифицирующих обстоятельств, совершенном близким родственником (часть первая статьи 168);

7) надругательстве над телами умерших без квалифицирующих обстоятельств (часть первая статьи 244 УК);

8) самоуправстве без квалифицирующих обстоятельств, совершенном в отношении интересов гражданина (часть первая статьи 330).

33. Если преступление преследуется по инициативе коммерческой или иной организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием (юридического лица), частное уголовное преследование (возбуждение частного уголовного преследования и отказ от него) возможно в случаях совершения следующих преступлений: незаконное использование товарного знака без квалифицирующих обстоятельств (ч. 1 ст. 180 УК); незаконное получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, без квалифицирующих обстоятельств (ч. 1 ст. 183 УК); злоупотребление полномочиями (ст. 201 УК); злоупотребление полномочиями частными нотариусами и аудиторами без квалифицирующих обстоятельств (ч. 1 ст. 202 УК); неправомерный доступ к компьютерной информации без квалифицирующих обстоятельств (ч. 1 ст. 272 УК); нарушение правил эксплуатации ЭВМ, системы ЭВМ или их сети, без квалифицирующих обстоятельств (ч.1 ст. 274 УК) и самоуправство без квалифицирующих обстоятельств в отношении интересов коммерческой или иной организации (ч. 1 ст. 330 УК).

34. Рекомендовать судам кассационной и надзорной инстанций усилить надзор за рассмотрением судами первой инстанции (мировыми судьями) уголовных дел, связанных с учетом волеизъявления потерпевшего при применении уголовного и уголовно-процессуального законодательства».

Опубликовано: Российский судья. 2004. №1.


Внимание! Информация, размещенная на страницах данного сайта, касается типовых способов решения тех или иных юридических вопросов. Жизненная ситуация, в которой оказались вы, носит уникальный характер. Поэтому, чтобы узнать, как решить ВАШУ проблему, свяжитесь со мной любым из способов, указанных ниже.

адвокат
СИДОРОВ
Анатолий Станиславович
адвокат
Консультации, защита и представительство
по уголовным и гражданским делам
тел: +7(904)8768419, +7(918)2414010
напишите мне