Экологическая преступность в Западной Сибири

Сидоров А.С.Внимание! Обращайте внимание на действующую редакцию законов и других нормативно-правовых актовКриминология

Автор: Петрухина О.А.

экологическая преступность

В короткий срок проблема охраны окружающей среды превратилась в одну из глобальных общечеловеческих проблем, от которой зависят жизнь и здоровье как нынешнего, так и будущего поколений людей. Повышенное внимание к вопросам экологической безопасности общества объясняется тем, что безответственное и потребительское отношение к природе ставит человечество на грань экологической катастрофы. Экологическая ситуация в России характеризуется высоким уровнем антропогенного воздействия на природную среду и значительными экологическими последствиями прошлой экономической деятельности.[1]

Западно-сибирский регион, активно развивающийся в промышленном отношении, в последние годы также характеризуется нарастанием напряженности экологической обстановки. Ряд городов и промышленных районов Западной Сибири может быть отнесен к зонам экологического бедствия: города Кемеровской, Тюменской областей, Ханты-Мансийского автономного округа.

К основным источникам экологического неблагополучия в Западной Сибири относятся: разработка месторождений полезных ископаемых; нефтегазопроводы; опасные ядерно-химические объекты; промышленность; неэффективное природопользование.

Вместе с тем, в ст.42 Конституции Российской Федерации закреплено право каждого человека на здоровую окружающую среду. Однако на реальное осуществление этого конституционного права человека посягают экологические преступления, которые косвенно через окружающую среду негативно воздействуя на здоровье и жизнь каждого жителя планеты, усугубляют сложившуюся неблагоприятную экологическую ситуацию.

Экологическое преступление как общественно-опасное, виновно совершенное деяние, состоит в причинении вреда (угрозе причинения вреда) охраняемым уголовным законом общественным отношениям по сохранению благоприятной окружающей среды, рациональному использованию ее ресурсов, обеспечивающих экологическую безопасность населения, и запрещенное уголовным законом под угрозой наказания.[2]

Согласно статистическим данным, полученным в ГИАЦ МВД России в 2009 году было совершено 46607 экологических преступлений, в 2010 году - 39155, в 2011 году - 29151. Из них 37% приходится на Западно-сибирский регион. В структуре регистрируемых в Западной Сибири экологических преступлений преобладают преступления, связанные с незаконным завладением природными ресурсами. К числу наиболее распространенных относятся: незаконная добыча (вылов) водных биологических ресурсов (ст.256 УК РФ), незаконная охота (ст.258 УК РФ), незаконная рубка лесных насаждений (ст.260 УК РФ), уничтожение или повреждение лесных насаждений ст.261 УК РФ). В совокупности эти преступления в Западной Сибири в 2011 году составили 99% всех экологических преступлений, совершенных в данном регионе.

Приведенные статистические данные заставляют говорить уже не об отдельных фактах преступных нарушений природоохранных норм, а об экологической преступности как явлении, приводящем к самым тяжким последствиям.

Анализ применения норм уголовного законодательства показывает, что в большинстве своем они работают слабо, применяются неэффективно.

Вместе с тем, в современных условиях для противодействия экологической преступности в Западной Сибири, и, в целом, в Российской Федерации, нужна система тесно взаимосвязанных способов и мер охраны окружающей среды, разработка которой требует комплексного подхода. В этих целях должны быть максимально реализованы все виды юридической ответственности за посягательства на общественные отношения по рациональному использованию природных объектов, сохранению экологического баланса, и, в первую очередь, уголовно-правовая. [3]

Ведь от своевременного и справедливого применения к виновным мер уголовной ответственности за совершенные экологические преступления во многом зависят состояние здоровья людей, рациональное использование природных ресурсов и охрана окружающей среды, отдельных объектов и комплексов. Именно уголовно-правовое регулирование, адекватное сложившейся ситуации, должно стать основным рычагом эффективной борьбы с преступными деяниями в сфере экологии.

Однако, анализ судебной практики свидетельствует, что применение мер уголовной ответственности к виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст.246-262 УК РФ остается недостаточно эффективным. Применяя уголовную ответственность путем назначения наказания суды нередко допускают необоснованные послабления лицам, виновным в незаконной добыче водных животных, незаконной охоте, рубке леса, многие остаются практически безнаказанными. Так, анализ судебной практики показал, что в 58,4% случаев назначается наказание в виде штрафа, в 32% - лишение свободы условно, в 1,8% - обязательные либо исправительные работы, а в 5,6% - в качестве дополнительного наказания назначается лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.[4]

И это в условиях наступления или возможного наступления таких опасных последствий как: существенное изменение радиоактивного фона; причинение вреда здоровью человека; угроза причинения существенного вреда здоровью человека или окружающей среде; массовое заболевание людей; массовая гибель рыбы, других водных биологических ресурсов, животных; распространение эпидемий или эпизоотий; гибель популяций организмов, занесенных в Красную книгу; загрязнение, отравление, заражение окружающей среды, порча земли; загрязнение или иное изменение природных свойств воздуха; уничтожение в значительных размерах кормовых запасов; причинение значительного, крупного ущерба; причинение существенного вреда животному или растительному миру, рыбным запасам, лесному или сельскому хозяйству; иные тяжкие последствия.

Вряд ли такой подход к установлению ответственности за экологические преступления можно считать справедливым, способным достичь провозглашенных в ст.43 УК РФ целей наказания и выполнить свои функции: стимулирующую к соблюдению норм права окружающей среды; компенсаторную, направленную на возмещение потерь в природной среде и возмещение вреда здоровью человека; превентивную, заключающуюся в наказании лица, виновного в совершении экологического преступления.

Однако, сложившуюся ситуацию можно объяснить упущениями законодателем при конструировании уголовно-правовых норм об уголовной ответственности в целом, и об уголовной ответственности за экологические преступления, в частном.

Во-первых, это - неадекватность отражения в санкциях ст.246-262 УК РФ общественной опасности данных преступлений. Так, за преступления, предусмотренные ч. 2 ст. 247, ч. 2 ст. 252, ч. 3 ст. 256, ч. 2 ст. 258, ч. 3 ст. 260 и ч. 3, 4 ст. 261 УК РФ,[5] из тринадцати существующих видов наказаний, установлено лишь два вида: штраф и лишение свободы, несмотря на то, в качестве альтернативы штрафу за уничтожение или повреждение лесов с причинением крупного ущерба (ч. 2 ст. 261 УК РФ) выступает лишение свободы на срок до четырех лет. Тем самым, суды вынуждены назначать либо чрезмерно мягкое, либо излишне суровое наказание.

В то же время, тот факт, что по многим экологическим преступлениям штраф является единственной альтернативой лишению свободы, свидетельствует о том, что, штраф приобретает черты легального средства своеобразного откупа за совершенные преступления. Нижние, излишне мягкие пределы санкций явно не соответствуют последствиям преступлений, предусмотренных главой 26 УК РФ, вследствие чего признание высокой общественной опасности последних становится весьма условным.

Во-вторых, несмотря на неоспоримую опасность последствий экологических преступлений для всего человечества, законодатель за исключением преступных деяний, предусмотренных ч.3 ст.247, ч.3 ст.260, ч.3 и 4 ст.261 УК РФ, отнес их к преступлениям небольшой или средней тяжести. При этом нет ни одного преступления признаваемого особо тяжким. Данное обстоятельство предоставляет возможность лицу, впервые совершившему экологическое преступление быть освобожденным от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием (ст.76 УК РФ) либо в связи с примирением с потерпевшим (ст.77 УК РФ).

Вышеизложенное позволяет сделать вывод о созревшей необходимости практической реализации закрепленного в Основах государственной политики в области экологического развития Российской Федерации на период до 2030 года механизма решения задачи охраны окружающей среды и экологической безопасности путем усиления ответственности за нарушение законодательства Российской Федерации об охране окружающей среды и обеспечение неотвратимости наказания за экологические преступления.[6]

При этом мы не считаем, что это будет препятствовать реализации поставленной в Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года задачи по расширению сферы применения наказаний и иных мер, не связанных с лишением свободы.[7]

Кроме того, усиление мер уголовной ответственности за экологические преступления, помимо реализации признака наказуемости, обязательного для любого преступления, будет иметь и профилактическое значение -воздействуя на потенциальных нарушителей природного баланса в богатом своими ресурсами Западно-сибирском регионе.

Литература и примечания

  1. Основы государственной политики в области экологического развития Российской Федерации на период до 2030 года, утвержденные Президентом РФ 30.04.2012 г. [Электронный ресурс] // СПС "Консультант-Плюс".
  2. О понятии экологическое преступление см.: Плешаков А.М. Экологические преступления (понятия и квалификация). - М., 1994. -С.7;
  3. Веревичева М.И. Понятие и система экологических преступлений: Методологические аспекты: Дис. канд. юрид. наук. Казань, 2004. - С. 71;
  4. Забавко Р.А. О понятии «экологическое преступление» // Российский следователь. – 2009. - № 11; Умирбаева З.А. Понятие «экологическое преступление» в уголовном праве // Российский следователь. -2010. - № 9.
  5. Круглов В.В., Гаевская Е.Ю. Об эффективности мер уголовной ответственности в области охраны окружающей среды, использования и охраны природных ресурсов в РФ // Российский юридический журнал. - 2001. - № 4.
  6. Нами было проанализировано 98 судебных приговоров, вынесенных судами общей юрисдикции Омской, Курганской, Новосибирской, Томской, Тюменской областей за совершение экологических преступлений.
  7. Удельный вес указанных составов преступлений составляет 99,5% от общего количества совершаемых экологических преступлений.

Опубликовано: Преступность в Западной Сибири: актуальные проблемы профилактики и расследования преступлений. Сборник статей по итогам всероссийской научно-практической конференции (28 февраля-1 марта 2013 года). Тюмень: ТюмГУ, 2013.



СИДОРОВ АНАТОЛИЙ СТАНИСЛАВОВИЧ,
адвокат тел: +7(904)8768419,
e-mail: advokatsidorov@mail.ru
625007, г. Тюмень, ул. 30 лет Победы, д. 14

Уважаемый посетитель! Если материалы, размещенные на сайте оказались Вам полезными. Вы можете подписаться на рассылку уведомлений о публикации новых статей:

ПОДПИСАТЬСЯ

Внимание! В связи с текущими изменениями в законодательстве на момент Вашего обращения информация, содержащаяся в данной публикации, может частично устареть. Не смотря на то, что мы постоянно отслеживаем ситуацию и стараемся своевременно корректировать содержание публикаций, пожалуйста, при использовании тех или иных рекомендаций отнеситесь к ним критически. Пожалуйста, обращайте внимание на действующую редакцию законов и других нормативно-правовых актов, на которые мы ссылаемся.
С уважением, адвокат в Тюмени Сидоров А.С.

Не нашли ответа на свой вопрос? Нажмите на кнопку, которая находится ниже, и смотрите интересующие вас видео-консультации на канале "Советы юристов".

youtube

Следующая статья:
Предыдущая статья:

Рубрика: Криминология
Метка:

Ключевые слова сайта: адвокат Тюмень