Если вам нужен бесплатный совет или консультация
опытного юриста, задайте свой вопрос прямо сейчас
Задать вопрос
Главная / Уголовное право / Привлечение к уголовной ответственности по статье 125 УК РФ: вопросы теории и практики


В статье исследуются вопросы квалификации в теории и правоприменительной практике оставления в опасности, совершенного в результате дорожно-транспортного происшествия (преступления), относительно влияния на ответственность наличия или отсутствия посторонних граждан, могущих оказать помощь пострадавшему, оставленному в опасности.

оставление в опасности

Автор: Зубенко Е.В.

Диспозиция статьи 125 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ), сконструирована таким образом, что возможны различные случаи и ситуации оставления в опасности. Наиболее часто к ответственности за оставление в опасности привлекаются водители, совершившие дорожно-транспортные происшествия (далее – ДТП) и оставившие пострадавших, а также родители малолетних детей, допустившие невыполнение своих обязанностей по их заботе и воспитанию и оставленных в опасном состоянии.

Каждый из таких случаев имеет свои специфические особенности, влияющие на принятие итогового решения по уголовному делу о виновности или не виновности лица, совершившего общественно-опасное деяние.

Мы, в рамках нашей статьи, остановимся на освещении вопросов  квалификации оставления в опасности при совершении ДТП, так как подобных преступлений происходит большее количество. Например, только за январь 2015 года в Российской Федерации зафиксировано 1165 подобных происшествий[9], в Приморском крае, где проживает автор статьи, регистрируется в среднем от 550 до 800 случаев оставления в опасности в год. При этом количество уголовных дел, возбужденных по ст. 125 УК РФ, в том же Приморском крае крайне незначительна. Так, в 2012 году их было 15,  в 2013 – 17, в 2014 – 9[10].

Как нам видится такое явное несоответствие между числом совершенных преступлений и возбужденных уголовных дел, является следствием ошибок, допускаемых в квалификации рассматриваемых преступлений. В этой связи заслуживает особого внимания вопрос о влиянии на ответственность за оставление в опасности наличие или отсутствие посторонних граждан на месте происшествия, могущих оказать помощь пострадавшему.

Так, в Дальневосточном федеральном округе, как то, в Хабаровском крае, Амурской области и некоторых районах Приморского края, до последнего времени не признавались оставлением в опасности случаи оставления пострадавших в месте, где находятся либо могут находиться посторонние граждане (городская улица в дневное время), как правило, очевидцы происшествия. В результате чего виновный привлекался к ответственности лишь за совершение дорожно-транспортного преступления по ст. 264 УК РФ, то есть не учитывалась возможность наличия совокупности преступлений по ст. 264 и  ст. 125 УК РФ. Например, С. обвинялся по ч. 2 ст. 264 УК РФ по факту наезда на М. и П., совершенного им в с. Камень-Рыболов  Приморского края. После наезда С. скрылся, не оказав, помощи пострадавшим, которую осуществили очевидцы преступления, находившиеся поблизости от места его совершения. Факт оставления в опасности С. был установлен, однако никакой правовой оценки не получил[2].

В правовой литературе по данному вопросу также имеются спорные мнения по поводу наличия или отсутствия состава преступления оставления в опасности, если оставление пострадавшего происходит в присутствии посторонних граждан. В частности, Н. Елисеева полагает: «если водитель утверждает, что покинул место происшествия в присутствии очевидцев, рассчитывая на помощь с их стороны, и не считал, что оставляет пострадавшего в заведомо беспомощном состоянии, и эти очевидцы готовы дать показания, то ст. 125 применяться не может»[5].

Читайте также:  Уклонение от погашения кредиторской задолженности

Более того, правоприменительная практика в данном вопросе неоднозначна не только в Дальневосточном федеральном округе, но и в центральной России. В одном регионе наличие или отсутствие очевидцев, могущих оказать помощь пострадавшим, не влияет на ответственность водителя по ст. 125 УК РФ, в другом – их присутствие, является  обстоятельством, исключающим оставление в опасности. В частности вызывает определенный интерес решение Президиума Московского городского суда по делу К., касающееся исключения наказания по ст. 125 УК РФ. Так, К. 20 января 2010 года примерно в 18 часов 08 минут, управляя  автомобилем в г. Москве, совершил наезд на пешехода  К-кую, переходившую проезжую часть по  нерегулируемому пешеходному переходу, причинив ей телесные повреждения, разменивающиеся как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни. После этого, с места совершения дорожно-транспортного происшествия скрылся, не оказав помощи пострадавшей.

Первоначально К. был осужден по приговору Тверского районного суда г. Москвы по совокупности преступлений, предусмотренными ч.1 ст. 264 и ст. 125 УК РФ. Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда приговор суда первой инстанции оставлен без изменения.

После вступления приговора в законную силу, адвокатом осужденного К. была подана надзорная жалоба, в которой не оспаривая законность и обоснованность приговора суда, адвокат посчитал его несправедливым вследствие назначения чрезмерно сурового наказания. То есть сторона защиты подчеркнем, считала осуждение по ст. 125 УК РФ справедливым и обоснованным.

Однако, Президиум Московского городского суда, рассмотрев указанное уголовное дело, посчитал, что  в действиях Кречетова А.В. отсутствует состав  преступления, предусмотренный ст.125 УК РФ, и дело в этой части подлежит прекращению на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УК РФ (отсутствие в деянии состава преступления). Свои выводы надзорный суд основывал на следующих обстоятельствах, которые мы процитируем:

«Как следует из материалов дела, дорожно-транспортное происшествие было совершено Кречетовым А.В. примерно в 18 часов, в людном месте, в потоке других движущихся автомобилей, водители и пассажиры которых были очевидцами произошедшего, что не могло не осознаваться осужденным. Из материалов дела следует, что медицинская помощь потерпевшей К-кой Г.И. была своевременно оказана, поскольку свидетели ДТП незамедлительно приняли меры к вызову на место происшествия сотрудни­ков специальных служб»[1].

Квалифицируя аналогичные деяния, правоприменители по всей вероятности  основываются на решении Верховного Суда РСФСР по делу  Ж., который 15 июня 1985 г. около 21 час. 30 мин управляя автобусом на улице поселка, совершил наезд на пешеходов Б. и Р. После наезда  Ж., проехав несколько метров, бросил автобус, скрылся в общежитии, не оказав помощи потерпевшим. В результате ДТП пешеход Б. от полученных травм скончалась на месте  происшествия, Р.  были причинены тяжкие телесные повреждения (в настоящее время – тяжкий вред здоровью). Произошедшее случилось в присутствии посторонних лиц, которые приняли необходимые меры к оказанию помощи потерпевшим, вызвав медицинскую «скорую помощь» и работников милиции. Данное дело интересно тем, что Верховный Суд РСФСР указал, что наезд произошел в населенном пункте, в присутствии граждан, поэтому считать, что потерпевшие остались в опасном для них состоянии без помощи, нельзя[3]. 

Читайте также:  Обвиняемый в уголовном процессе

Действительно, такое утверждение суда на тот момент было справедливым, так как существовала ответственность по ч. 1 ст. 127 УК РСФСР за неоказание лицу, находящемуся в опасном для жизни состоянии, необходимой и явно не терпящей отлагательства помощи, если она  заведомо могла быть оказана виновным без серьезной опасности для себя или других лиц, либо несообщение надлежащим учреждениям или лицам о необходимости  оказания помощи; т.е. Закон обязывал всех граждан оказывать помощь тем лицам, которые в силу тех или иных причин  оказались в опасном состоянии. В данном случае гражданами, обязанными оказать помощь, были очевидцы ДТП, непосредственно видевшие пострадавших, оставшихся без какой-либо помощи, когда водитель скрылся.

В настоящее время указанная норма в УК РФ не предусмотрена, и в аналогичной ситуации на очевидцев возлагается лишь моральное право по оказанию помощи,  которым они могут воспользоваться только по своему желанию. Думается, что в этом случае законодатель допустил ошибку, не включив в УК РФ ранее действовавшие положения ч.1 ст. 127 УК РСФСР, тем самым сохранился бы  приоритет социальных ценностей, который, по замечанию А.А. Тер-Акопова, в национальном законодательстве отсутствует[11]. Кроме того, с философской точки зрения, нравственное требование оказания помощи может быть предъявлено государством к своему гражданину, поскольку это не противоречит высшим задачам государства, одной из которых является охрана жизни человека[6].

Как отмечает С.И. Молчанова: «в российском обществе всегда существовали моральные нормы, являющиеся непреходящей ценностью при любой общественно-экономической формации. Одна из них – оказание помощи из чувства милосердия к ближнему, попавшему в беду» [7]. Поэтому, еще в начале XX века виднейший представитель уголовно-правовой науки дореволюционной России, Л.Е. Владимиров, сравнивая российское право с зарубежным, по этому поводу писал: «В нашем законодательстве тоже пропущен важный предмет, на который должно быть обращено внимание и по врожденному чувству человеколюбия и по общим в нашем веке понятиям о взаимных между собою обязанностях членов одного гражданского общества. К числу их принадлежит одна священная, хотя, может быть, часто не соблюдаемая обязанность, подавать помощь ближнему в опасности, когда она угрожает самому существованию его, и эта помощь не только возможна, но не требует ни особенных, не всякому данных средств, ни героической смелости, ни самоотверженности. В сих случаях, по нашему мнению, самая холодность, есть преступление и заслуживает наказания» [4].

При этом следует отметить, что в уголовно-правовом законодательстве, например, Беларуси в ч. 1 ст. 159 УК, Украины – ст. 136 УК,  сохранилась ответственность, аналогичная той, которая содержалась в ч.1 ст. 127 УК РСФСР[12; 13].

Конечно же, восстановление наказания за преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 127 УК РСФСР, необходимо, но исходя из сегодняшних реалий действующего законодательства рассматриваемое выше утверждение Верховного Суда РСФСР потеряло свое былое значение и не должно браться во внимание. В данном случае выяснение факта оставления в опасности в людном месте будет служить условием для установления очевидцев преступления и дальнейшего их допроса в качестве свидетелей.

Читайте также:  Проблемы регламентации уголовно-правовых мер имущественного характера за коррупционные преступления

В подтверждение нашего вывода можно сослаться на «Обзор  судебной практики применения норм Уголовного кодекса Российской Федерации, устанавливающих ответственность за преступления против безопасности дорожного движения», составленный Ю.Ф. Алексеевым. В нем приводится пример, где Борисоглебский городской суд Воронежской области осудил А. по ч. 2 ст. 264 и ст. 125 УК РФ. Доводы А.  о том, что тот был уверен, что потерпевшим будет своевременно оказана медицинская помощь, поскольку он видел, что к ним подошел водитель автомобиля «такси», и полагал, что этот водитель  вызовет «Скорую помощь» и потерпевшим будет оказана необходимая помощь, по мнению суда, не могут освободить его от ответственности за невыполнение обязанности оказать помощь потерпевшим, которых он поставил в опасное для жизни состояние. Водителя автомобиля «такси» закон такую помощь предоставлять не обязывает[8].

Полагаем, что в настоящее время органы предварительного расследования не будут оставлять без внимания факт нахождения лица в опасном для жизни или здоровья состоянии, а будут давать ему правильную юридическую оценку. Ведь наличие или присутствие посторонних лиц, могущих оказать помощь пострадавшему, не освобождает водителя, совершившего ДТП от ответственности за оставление в опасности.

Источники и литература

  1. Архив Московского городского суда. Уголовное дело  № 44у-382/10.
  2. Архив Ханкайского районного суда Приморского края. Уголовное дело № 1-37-2005 г.
  3. Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1989. № 8. С. 6.
  4. Владимиров Л. Е. Уголовный закон как воспитатель народа. – М., 1903. С. 57.
  5. Елисеева Н. Водитель, пешеход и Уголовный кодекс // Бизнес-адвокат. 2004. № 3 // Справочная система «Консультант-Плюс».
  6. Коротец В.И. Опасность и безопасность в современном мире. Философско-культурный анализ: дис. ... канд. филос. наук. – Ростов Н/Д, 2003. С. 30.
  7. Молчанова С.И. Актуальные вопросы оставления в опасности // Вестник ТГУ. – выпуск 4 (60).   2008.  С. 431.
  8. Письмо  заместителя начальника Следственного комитета при МВД России генерал-майора юстиции Алексеева Ю.Ф., направленное для ознакомления в следственные подразделения ОВД: «Обзор  судебной практики применения норм Уголовного кодекса Российской Федерации, устанавливающих ответственность за преступления против безопасности дорожного движения». Архив СУ УМВД России по Приморскому краю. 2010 г. 
  9. По данным официального сайта ГИБДД МВД России – [Электронный ресурс] URL: http://www.gibdd.ru/stat/.
  10. Сведения получены по запросу автора в УМВД по Приморскому краю 20.03.2015 г.
  11. Тер-Акопов А.А. Юридическая безопасность человека в Российской Федерации (Основы концепции) // Государство и право. 2001. № 9. С. 14.
  12. Уголовный кодекс Республики Беларусь / М-во внутрен. дел Респ. Беларусь. – Минск, 2010. С. 85.
  13. Уголовный кодекс Украины. – Х.: ООО «Одиссей» . 2011. С. 59-60.

Опубликовано: Сборник материалов международной научно-практической конференции «Деятельность правоохранительных органов в современных условиях», проходившей 28–29 мая 2015 г. в ФГКОУ ВПО ВСИ МВД России «Деятельность правоохранительных органов в современных условиях» : сб. материалов 20-й междунар. науч.-практ. конф. В 2 т. Т. 1. – Иркутск: ФГКОУ ВПО ВСИ МВД России, 2015. С. 62-67.


Если информация, размещенная на сайте, оказалась вам полезна, не пропускайте новые публикации - подпишитесь на наши страницы:

А если информация, размещенная на нашем сайте оказалась вам полезна, пожалуйста, поделитесь ею в социальных сетях.