Если вам нужен бесплатный совет или консультация
опытного юриста, задайте свой вопрос прямо сейчас
Задать вопрос
Главная / Уголовное право / О возможности применения российского уголовного законодательства по аналогии (на примере статьи 195 Уголовного кодекса Российской Федерации)


Аналогия уголовного закона - это применение к деянию, признаваемому общественно опасным, ответственность за которое не была предусмотрена законом в момент его совершения, уголовного закона, устанавливающего ответственность за наиболее сходное преступление. Вместе с тем, Императивная норма, предусмотренная в части второй статьи 3 УК РФ запрещает применение уголовного закона по аналогии.

банкротство

Автор: Быкова Е.Г.

Законность выступает одним из принципов уголовной ответственности по российскому уголовному законодательству и означает, что преступность деяния и его наказуемость определяются только действующим Уголовным кодексом Российской Федерации (далее – УК РФ) [1]. Императивная норма, предусмотренная в части второй статьи 3 УК РФ запрещает применение уголовного закона по аналогии.

Аналогия уголовного закона - это применение к деянию, признаваемому общественно опасным, ответственность за которое не была предусмотрена законом в момент его совершения, уголовного закона, устанавливающего ответственность за наиболее сходное преступление. В отличие от расширительного толкования уголовного закона, когда уясняется прямое волеизъявление законодателя, при аналогии закон сознательно применяется к случаям, в отношении которых законодатель прямо не выразил своей оценки. Аналогия закона (и права) направлена на восполнение пробелов в праве. Пробел в праве - это отсутствие в действующем праве нормы, под которую подпадал бы рассматриваемый случай [2].

Статьей 195 УК РФ охраняются общественные отношения, регулирующие соблюдение установленной законом процедуры банкротства. В данной статье установлена ответственность за три вида неправомерных действий при банкротстве, которые составляют в своей совокупности единую норму. Следовательно, во всех составах преступлений, предусмотренных названной статьей УК РФ признаки должны трактоваться единообразно.

Предметом преступления в части первой статьи 195 УК РФ в числе прочего выступает имущество, имущественные права и имущественные обязанности. Поскольку «имущество» - это гражданско-правовая категория, для уяснения содержания этого термина необходимо обратиться к положениям статьи 128 Гражданского кодекса РФ (далее – ГК РФ), в которой к объектам гражданских прав относятся вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права[3]. Таким образом, в гражданском праве имущественные права выступают в качестве составляющей имущества. Иным образом трактуется анализируемая категория в части первой статьи 195 УК РФ, в диспозиции которой имущество и имущественные права предусмотрены как самостоятельные признаки. Получается, что в уголовном законодательстве «имущество» надлежит толковать несколько «заужено» - как движимые и недвижимые вещи.

Читайте также:  К вопросу об алгоритме квалификации преступлений в сфере банкротства

Поскольку все части статьи 195 УК РФ составляют внутреннее единство, то в части второй статьи указанной статьи понятие «имущества» также должно толковаться «заужено». Имущественные права в качестве предмета преступления в части второй статьи 195 УК РФ не указаны, поэтому неправомерное удовлетворение требований одного из кредиторов путем переуступки права требования невозможно квалифицировать по анализируемой норме.

Кроме этого, в диспозиции части второй статьи 195 УК РФ в качестве предмета преступления выступает не любое имущество, а только имущество должника - юридического лица. Вместе с тем субъектом по части второй названной статьи УК РФ выступает индивидуальный предприниматель. В статье 48 ГК РФ установлено, что правом владения, пользования и распоряжения имуществом юридического лица наделено только юридическое лицо. Получается, что при конструировании анализируемой уголовно-правовой нормы еще больше по сравнению с частью первой статьи 195 УК РФ «заужено» содержание термина «имущество». Иными словами, признать индивидуального предпринимателя виновным по части второй статьи 195 УК РФ – значит применить уголовное законодательство по аналогии, поскольку законодатель прямо не выразил своей оценки совершенного деяния.

В качестве примера двойного применения части второй статьи 195 УК РФ по аналогии хотелось бы привести приговор Октябрьского районного суда г. Тамбова, в котором индивидуальный предприниматель Шелган признана виновной в совершении преступления, предусмотренного частью второй статьи 195 УК РФ, при следующих обстоятельствах: подсудимая, осознавая свою неспособность в течение трех месяцев удовлетворить требования кредиторов и исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, обратилась в Арбитражный суд с заявлением о признании ее несостоятельной (банкротом). Шелган не указала, что у нее имелась задолженность перед кредитором и вещи, которые были предназначены для продажи. Она переуступила третьему лицу скрытую задолженность и одновременно передала вещи, за счет реализации которых третье лицо должно погасить переуступленную задолженность. Таким образом, Шелган неправомерно удовлетворила требования одного из кредиторов, причинив ущерб иным кредиторам и налоговому органу[4].

Читайте также:  Особенности применения криминалистической техники для извлечения и анализа данных мобильных устройств

Получается, что если не применить аналогию закона в рассмотренной ситуации, то Шелган вообще не удалось бы привлечь к уголовной ответственности именно за неправомерное удовлетворение требований одного из кредиторов. Однако вышеуказанный приговор противоречит принципу законности. Получается «замкнутый круг» - привлекать к ответственности надо, а соответствующей нормы в УК РФ не закреплено.

В заключении хотелось бы выступить со следующими предложениями по изменению статьи 195 УК РФ:

  1. из диспозиции части первой статьи 195 УК РФ исключить слова «имущественные права и имущественные обязанности»;
  2. изменить диспозицию части второй статьи 195 УК РФ, исключив словосочетание «должника – юридического лица».

Остается надеяться, что исследованные проблемные вопросы будут учтены на законодательном уровне. Это позволит наиболее эффективно применять положения УК РФ, предусматривающие ответственность за неправомерные действия при банкротстве.

Литература

  1. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ // www.consultant.ru (дата обращения 22.12.2012).
  2. http://www.info-law.ru/dic/3/id_14910.
  3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 № 14-ФЗ // www.consultant.ru (дата обращения 22.12.2012).
  4. Приговор Октябрьского районного суда г. Тамбова от 7 октября 2010 года по делу № №1-449/10// rospravosudie.com (дата обращения – 15.10.12).

Опубликовано: Materialy IX mezinarodni vedecko-practicka conference “Veda a vznik -2012-2013”. – Dil 18. Pravni vedi: Praha. Publishing House “Education and Science” s.r.o.


Чтобы не пропускать новые материалы, подпишитесь на наши страницы в Facebook, Twitter, ВКонтакте или Одноклассниках.
Читайте нас в Яндекс.Дзен и Telegram, смотрите в Youtube и Instagram.
Если вышеизложенная информация оказалась вам полезна, пожалуйста, поделитесь ею в социальных сетях.