Если вам нужен бесплатный совет или консультация
опытного юриста, задайте свой вопрос прямо сейчас
Задать вопрос
Главная / Уголовный процесс / Казуистичность – проблема современного уголовно-правового и уголовно-процессуального регулирования

Нестабильность действующих российских законов дает основание говорить о кризисе современного правового регулирования в России. Об этом свидетельствует, в частности, ситуативность постоянно вносимых изменений и дополнений в уголовное и уголовно-процессуальное законодательство. В настоящее время все более настойчиво говорят о необходимости смены Уголовного и Уголовно-процессуального кодексов Российской Федерации. В связи с этим необходимо понять, в чем заключаются проблемы современной российской правовой регламентации. Одной из таковых является проблема казуистичности уголовного и уголовно-процессуального правового регулирования, порожденная, как представляется, прежде всего, непродуманной оценкой влияния западной правовой культуры в ее англосаксонском проявлении на российский правовой менталитет. Анализ сложившегося положения вещей подсказывает важность осознания означенной проблемы и разработки концептуальных основ уголовного и уголовно-процессуального законов.

казуистичность права

Автор: Володина Л. М.

Бесконечная череда изменений и дополнений действующего законодательства, фрагментарность изменений и дополнений Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации - свидетельство отсутствия четкого концептуального видения законодателем модели уголовного и уголовно-процессуального законов. С момента принятия Уголовного кодекса РФ принято более 100 Федеральных законов, внесших в него значительные изменения и дополнения; за время действия Уголовно-процессуального кодекса РФ было внесено более 500 изменений и дополнений. Законотворчество превратилось в мучительный процесс метаний, доходящих иногда до абсурда. Примеры тому: изменения регламентации процессуального положения прокурора в уголовном судопроизводстве, то ограничивающие его полномочия, то возвращающие часть из них; постоянные изменения регламентации стадии возбуждения уголовного дела, института прекращения уголовных дел [1].

Трудно поддаются пониманию некоторые изменения в уголовном праве: устранение клеветы как состава преступления и возврат его в закон через несколько месяцев, отказ от меры наказания в виде конфискация имущества и ее возвращение. Примеров такого рода более чем достаточно. Своеобразная игра законодателя в пинг-понг - естественное следствие, порожденное, скажем мягко, «своеобразием условий» принятия ныне действующих российских законов. В настоящем мы переживаем последствия «скоропостижного» обновления законодательства, обусловленного в конце прошлого и в начале нынешнего века сложным процессом становления новых общественных отношений, стремлением немедленно обновить законы. В числе этих последствий - огромный пласт накопившихся трудноразрешимых проблем, связанных с противоречивостью принимаемых дополнений и изменений, проблем юридической технологии и юридической техники. В числе этих проблем - проблема казуистичности правовой регламентации.

Казуальность в видении философов - отражение единичных проявлений действительности. Казуистичность - термин, характеризующий законы, когда в них детально регламентируются отношения частной, ситуативной значимости. Эта проблема современного российского правового регулирования обсуждается с разных сторон, и если в науке уголовного права она затронута, то в уголовном процессе ей значения пока не придается.

Читайте также:  К вопросу о «примитивном» подходе к расследованию преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков

Анализируя означенную проблему, ученые приводят примеры казуальности отечественного уголовного закона: например, введение дополнительных составов мошенничества. При этом замечено: «Сегодня в угоду правовой конъюнктуре, основанной на описании все новых и новых частных случаев преступлений корыстной направленности, нам предлагается все большее число частных норм, т. е. смежных с уже существующими составами, отличающихся от последних лишь незначительными деталями - признаками объективной стороны. Таким образом, мы все ближе и ближе подходим к «случайному праву» или, иначе говоря, праву случая, что чуждо духу нашего многонационального народа. Что у одной народности - традиция, обычай, у другой - тягчайшее преступление» [2].

Примеры подобной тенденции налицо и в уголовно-процессуальном регулировании. Так, бесконечные дополнения положений института прекращения уголовных дел превратили его в набор статей, значительное число которых, с одной стороны, бесконечно повторяет общие требования для разных оснований прекращения, с другой же стороны, законодатель дробит эти основания до бесконечности, включая дополнительно какой-либо незначительный элемент, по сути своей, вполне охватываемый уже имеющимися основаниями прекращения.

Другой пример. Недавние изменения, коснувшиеся содержания ст. 280 УПК РФ, направлены на дробление участников (свидетелей и потерпевших) по возрастным группам до 7-ми лет, от 7 до 14… и т. п. На основе каких психологических рекомендаций родилась новелла? Невольно задаешься вопросом: а может быть периодизацию следует еще дополнить, поскольку в психологии массив точек зрения и критериев разграничения возрастных групп несовершеннолетних. Существуют периодизации по внешнему критерию, связанному с процессом психического развития ребенка (стадия раннего детства - до 3 лет, стадия дошкольного возраста от 3 до 6 лет, стадия начального школьного образования от 6 до 12 лет и т. д. ). Существуют периодизации по различным внутренним критериям, т. е. на основе какой-либо одной стороны детского развития и т. п. [3].

Смысл и назначение правовой нормы в том, что она - инструмент, с помощью которого путем обобщений практики консолидируются повторяющиеся множественные интересы, подлежащие правовой защите. Зарождение права связано с тем, что в условиях становления государственности правовые нормы формировались спонтанно, их возникновение диктовали конкретные ситуации. Примером тому могут служить нормы Русской Правды. В процессе развития государства и права постепенно отдельные случаи (казусы) обобщаются, приобретают систематизированный характер. На более высокой ступени развития государственности правовое регулирование общественных отношений, постепенно, преодолев казуистичность (ситуативность), приобретает черты абстрактного регулирования. Ныне происходит возврат к казуистическим приемам правового регулирования, свойственным эпохе становления государства и права.

Читайте также:  Понятие примирения в уголовном праве

Обсуждаемая проблема возникла не случайно, она - отголосок эйфории «братания» с Западом в 90-х годах прошлого столетия, следствие непродуманного копирования положений англосаксонского (англо-американского) права. Казуистический характер правового регулирования - неотъемлемое качество англо-американской правовой системы, особенности которой связаны с формированием судебного прецедента, выводимого из судебных решений. Судебное правотворчество и не могло выйти на уровень абстрактных обобщений, в этом случае нормы направлены на разрешение отдельно взятой ситуации, здесь нет и не может быть обобщенных правил, рассчитанных, в отличие от норм континентального права, на последующее правовое регулирование. И совершенно понятно, что такой механизм правового регулирования нередко приводит к противоречивости правовых законоположений.

Мы оказались втянутыми в этот процесс. В начале века в трудном процессе поиска, уповая на Запад («Запад поможет нам»), некоторые ученые даже сетовали на то, что сближение наших правовых систем «пока не сопровождается адекватными изменениями правового сознания людей, их правовых ценностей, мотивов, используемых для регулирования их деятельности» [4].

В ноябре 2001 года по окончании научно-практической конференции, где обсуждались существовавшие на то время проекты УПК РФ, в рамках персональной аудиенции в кабинете у П. А. Лупинской нас (несколько человек) ознакомили с проектом УПК РФ, подготовленного рабочей группой под руководством Министерства юстиции США. Ознакомление сопровождалось комментарием о том, что будет принят именно этот законопроект. В декабре 2001 года уголовно-процессуальный закон был принят. Изменения закона начались до его вступления в законную силу. Бессистемное внесение изменений и дополнений в УПК РФ превратило его в «залатанный заплатками» текст, сложность применения которого возрастает с каждым днем, а УК РФ - в бесконечно увеличивающийся в объеме «каучуковый» свод прецедентов.

В связи со сказанным важно вспомнить суждения наших учителей-правоведов, заложивших в нас знания об основах правопонимания, основах российского правового менталитета.

Читайте также:  Особенности назначения судебных экспертиз обвиняемых и подозреваемых, имеющих психические аномалии

Так, С. С. Алексеев в своих трудах постоянно напоминал, что абстрактный прием изложения нормативного материала соответствует более высокому уровню юридической культуры и развития науки [5]. А известный российский ученый-провидец И. А. Ильин писал нам в назидание: «Русское право и правоведение должны оберегать себя от западного формализма, от самодовлеющей юридической догматики, от прямой беспринципности, от релятивизма и сервилизма… России нужно правосознание, национальное по своим корням, христианско-православное по своему духу и творчески-содержательное по своей цели»… «Перед нами задача: творить русскую самобытную духовную культуру - из русского сердца, русским созерцанием, в русской свободе, раскрывая русскую предметность. И в этом смысл русской идеи» [6]. Мы забыли его предостережение.

Осознание значимости российских правовых тенденций развития общества предполагает обращение к научным трудам юристов прошлых лет, содержащих бесценные идеи и мудрые наставления. В юридическом сообществе существует понимание необходимости создания четкой концептуальной модели рассматриваемых законов. Об этом говорят давно. Разработка концептуальных основ должна базироваться на предпочтениях российской правовой школы, тяготеющей к континентальной правовой семье, на ее традициях, с учетом российского исторического наследия.

Литература

  1. Алексеев, С. С. Проблемы теории права: курс лекций: в 2 т. - Том 2 / С. С. Алексеев. - Свердловск, 1973. - С. 149. - Текст: непосредственный. 2. Бычкова, Е. В. Правовая культура в англосаксонской правовой семье: Теоретико-правовое исследование: автореф. дис. … канд. юрид. наук / Е. В. Бычкова. - Волгоград, 2003. - Текст: непосредственный.
  2. Володина, Л. М. Назначение уголовного судопроизводства и проблемы его реализации / Л. М. Володина. - Москва: Юрлитинформ, 2018. - Текст: непосредственный.
  3. Ильин, И. А. О воспитании в грядущей России / И. А. Ильин. - Текст: непосредственный // Собр. соч.: в 10 т. - Том 2, кн. 2. - Москва, 1993.
  4. Шебанов, Д. В., Долгих, И. П., Терещенко, Л. С. Казуальность норм уголовного законодательства: проблема и пути ее решения / Д. В. Шебанов, И. П. Долгих, Л. С. Терещенко // Современное право. - URL: https: //www. sovremennoepravo. ru/. - Текст: электронный.
  5. Эльконин, Д. Б. К проблеме периодизации психического развития в детском возрасте / Д. Б. Эльконин. - Текст: непосредственный // Вопросы психологии. - 1971. - № 4.

Опубликовано: Новеллы уголовного и уголовно-процессуального законодательства: проблемы содержания и реализации: материалы Всероссийского круглого стола, г. Тюмень, 31 марта 2022 г. - Тюмень: ТюмГУ-Press, 2023.


Если информация, размещенная на сайте, оказалась вам полезна, не пропускайте новые публикации - подпишитесь на наши страницы:

А если информация, размещенная на нашем сайте оказалась вам полезна, пожалуйста, поделитесь ею в социальных сетях.