Если вам нужен бесплатный совет или консультация
опытного юриста, задайте свой вопрос прямо сейчас
Задать вопрос
Главная / Уголовное право / Злостное неисполнение судебных решений по делам, подследственным органу дознания ФСПП


Одним из обязательных признаков объективной стороны составов преступлений, предусмотренных статьями 157, 177, ч.2 ст. 312, и 315 является неисполнение вступивших в законную силу приговора, решения суда или иного судебного акта. Неисполнение определяется как бездействие субъектов преступления, которые обязаны принять меры к исполнению приговора, решения суда и иного судебного акта.

дознание фссп

Автор: Гребенкин Ф.Б.

Одним из обязательных признаков объективной стороны составов преступлений, предусмотренных статьями 157, 177, ч.2 ст. 312, и 315 является неисполнение вступивших в законную силу приговора, решения суда или иного судебного акта.

К ним относятся вступившие в законную силу приговор по уголовному делу; решение, определение, постановление по гражданскому делу (семейному, трудовому и т.д.), арбитражному делу, судебно-административному делу, но они не должны иметь процессуальный характер (о прекращении дела, его приостановлении и т.д.).

В уголовном праве нет единого понимания неисполнения судебных актов. Одни ученые определяют его как отказ выполнить соответствующее судебное решение[1].

Другими понимается как непринятие установленных законом мер к приведению их в исполнение[2].

Третьими – как отказ или уклонение от исполнения приговора, решения суда или иного судебного акта[3]. Причем под отказом понимается явное выражение нежелания исполнить законные судебные решения в письменной или устной форме, под уклонением – завуалированная форма отказа, которая заключается в таком поведении лица, которое подтверждает его фактическое нежелание выполнить возложенную на него судом обязанность.

Наравне с рассмотренными точками зрения неисполнение определяется как бездействие субъектов преступления, которые обязаны принять меры к исполнению приговора, решения суда и иного судебного акта. Такое поведение может проявляться в неувольнении позднее трех дней осужденного после получения копии приговора о лишении его права занимать определенную должность или заниматься определенной деятельностью и извещения уголовно-исполнительной инспекции расторгнуть трудовой договор[4], а также в непринятии мер к исполнению вступившего в законную силу судебного акта при наличии реальной возможности для полного или частичного его исполнения.

Существуют и другие точки зрения по поводу определения термина «неисполнение», но мы ограничимся перечисленными.

Необходимым признаком объективной стороны составов преступлений, предусмотренных ст.ст. 157, 177 и 315 УК РФ является злостность неисполнения приговора суда, решения суда или иного судебного акта. Слово «злостный» означает: 1) исполненный зла, злых умыслов; 2) сознательно недобросовестный; 3) закоренелый в чем-нибудь дурном[5].

К сожалению и новый федеральный закон от 2.10.07 г. «Об исполнительном производстве» (№ 229-ФЗ) не разъяснил рассматриваемый вопрос.

Поэтому злостность имеет оценочный характер, но, проанализировав мнения ученых, высказанные в литературе, а также судебную практику, можно выделить следующие ее критерии:

  1. длительный характер неисполнения судебного акта;
  2. неоднократное предупреждение ответственного лица за невыполнение судебного акта компетентными органами об ответственности по соответствующей статье УК РФ;
  3. нежелание данного лица выполнить судебный акт;
  4. наличие возможности у него выполнить судебный акт.

Кстати, последний критерий было бы вполне логично указать в качестве принципа в ст. 4 ФЗ от 2.10.07 г. «Об исполнительном производстве».

Длительность неисполнения судебного акта должна измеряться с момента его вступления в силу, когда осведомленное об этом, ответственное за его выполнение лицо (должник) своим поведением демонстрирует полное безразличие к его исполнению. Такое бездействие вынуждает взыскателя обратиться с исполнительным документом в службу судебных приставов, где судебный пристав-исполнитель согласно ч. 2 ст. 9 ФЗ «Об исполнительном производстве» (ч. 8 ст. 30 ФЗ от 2.10.07 г. «Об исполнительном производстве») в трехдневный срок с момента поступления указанного документа возбуждает исполнительное производство. В постановлении должнику устанавливается срок для добровольного исполнения содержащихся в исполнительном документе требований, который не может превышать пять дней. Срок для добровольного исполнения начинает течь с момента, когда руководитель организации-должника получил постановление о возбуждении исполнительного производства, в котором этот срок указан. По некоторым судебным актам (см. п. 2 ст. 13 ФЗ «Об исполнительном производстве») срок для добровольного исполнения не устанавливается, они подлежат немедленному исполнению[6].

Читайте также:  О возмещении вреда, причиненного преступлением

Согласно ч. 14 ст. 30 ФЗ от 2.10.07 г. такие случаи связаны с положениями ч. 16 настоящей статьи; с последующими предъявлениями исполнительного документа; с восстановлением на работе; с административным приостановлением деятельности; с конфискацией имущества; с исполнительным документом об обеспечительных мерах[7]. Как показало исследование судебной практики по ст. 315 УК РФ, по некоторым делам уже на этой стадии должник предупреждался о возможности привлечения его к уголовной ответственности[8]. На наш взгляд, такая практика не соответствует требованиям закона, т.к. нарушается принцип добровольности, предусмотренный ст. 9 пока еще действующего ФЗ «Об исполнительном производстве», а также принцип уважения чести и достоинства, закрепленный ст. 4 ФЗ от 2.10.07 г. «Об исполнительном производстве». Было бы более правильным решением этого вопроса при возбуждении исполнительного производства просто разъяснять содержание данной нормы УК РФ. Дальнейший срок неисполнения судебного акта зависит не только от должника, но и от деятельности самого судебного пристава-исполнителя: насколько активно он будет работать в данном направлении.

Большинство ученых придерживается мнения, что критерием оценки злостности неисполнения судебного акта является неоднократное предупреждение в письменной форме служащего о необходимости его исполнения, несмотря на которые он должен продолжать уклоняться от данной обязанности. Однако, как свидетельствуют выше указанные дела, на практике предупреждения носят систематический характер, т.е. должник предупреждается не два раза, что и подразумевает неоднократность в уголовном праве, а три. На наш взгляд, такая практика не повышает авторитет органов судебной власти. Однако в соответствии с положениями Уголовно-исполнительного кодекса РФ (например, ч. 3 ст. 46 УИК РФ) злостно уклоняющимся от отбывания наказания является осужденный, допустивший повторное нарушение порядка и условий отбывания наказания после объявления ему предупреждения в письменной форме. Такой точки зрения придерживается и А.В. Галахова[9].

В некоторых случаях, кроме предупреждения об уголовной ответственности по ст. 315 УК РФ, необходимо, чтобы соответствующий служащий организации-должника был не менее двух раз привлечен к ответственности в порядке ст. 85 ФЗ «Об исполнительном производстве» (ст. 113 ФЗ от 2.10.07 г. «Об исполнительном производстве»). Данная норма закона предусматривает особые предпосылки для привлечения к уголовной ответственности за злостное неисполнение судебного акта, обязывающего должника совершить определенные действия или воздержаться от их совершения, то есть по исполнительным документам неимущественного характера (см. 73 ФЗ «Об исполнительном производстве»).

Другой проблемой, связанной с предупреждением об ответственности, является существующее разногласие в литературе по поводу органа компетентного осуществлять данную функцию. По мнению большинства ученых, таким органом должен быть суд[10]. Некоторые авторы вовсе не называют такое учреждение[11]. С.И. Никулин и А.И. Рарог не указывают непосредственно суд как орган, предупреждающий об ответственности[12]. Они называют его, на наш взгляд, совершенно обоснованно, как соответствующий, уполномоченный орган. Суд не может быть таким органом по характеру выполняемых им функций, т.к. он не является ни стороной защиты, ни обвинения, да и нет в нем аппарата, способного осуществлять такие действия.

Читайте также:  О роли судебного нормотворчества в практике применения уголовного закона

Также, у суда (судьи) после того, как судебный акт вступил в законную силу, в большинстве случаев[13], не имеется законных оснований для совершения каких-либо процессуальных действий, так как данного дела у судьи в производстве уже нет, а процедура обращения судебного пристава-исполнителя в суд с просьбой о предупреждении должника, законом не предусмотрена. Практика, сложившаяся в Кировской области показывает, что данная обязанность возложена на судебного пристава-исполнителя, что вполне логично, так как он вправе контролировать принятие должником мер к исполнению судебного акта в рамках своей процессуальной деятельности по исполнительному производству. Такая позиция поддержана Кировским областным судом[14]. Не будет ошибкой, если об уголовной ответственности будут предупреждать сотрудники органов прокуратуры, осуществляя общий надзор за соблюдением законодательства в соответствии с требованиями ФЗ «О прокуратуре».

В любом случае, такое предупреждение должно быть внесено законно. Так, не будет законным предупреждение судебного пристава-исполнителя, вынесенное по невозбужденному, приостановленному, оконченному или прекращенному исполнительному производству, а также по исполнительному производству, возбужденному на основании исполнительного документа, не соответствующего требованиям ФЗ «Об исполнительном производстве» или с нарушенным сроком предъявления для исполнения.

Нерешенным вопросом остается установление продолжительности срока между предупреждениями об уголовной ответственности по статьям УК РФ. Судебным приставам-исполнителям УФССП по Кировской области рекомендовано устанавливать должнику разумный срок для исполнения (начала исполнения) судебного акта, т.е. он должен быть достаточным не только для возможности принятия должником мер к исполнению требований судебных актов, но и для выполнения судебным приставом действий, направленных на установление наличия возможности исполнения[15]. Однако такой подход к установлению сроков, как показывает судебная практика, может привести к необоснованно коротким срокам или слишком растянутым.

Так, по уголовному делу по обвинению Емелина А.С. второе предупреждение было сделано 10.01.03 г., а следующее – 13.01.03 г.; по уголовному делу № 1514/03 – 23.04.03 г., 22.07.03 г. и 22.09.03 г., т.е. через 2-3 месяца; а по уголовному делу № 33024 было сделано три предупреждения и между первым и вторым срок составил 5 месяцев. Возможно, такие продолжительные сроки не исключены, ведь они также свидетельствуют и о длительности неисполнения судебного акта. Тем не менее, принимая во внимание, что судебными актами на должника может быть возложена обязанность совершения различных действий, которые могут быть исполнены в разные сроки, срок вынесения предупреждений не может быть жестко регламентирован. Так, например, для вынесения приказа о восстановлении на работе не требуется времени более 1-3 суток, а для исполнения решения суда о предоставлении жилья, срок в 10-20 дней будет явно заниженным.

В момент вынесения каждого предупреждения обязательно должен выясняться вопрос о возможности служащего или иного должника выполнить предписание судебного акта. Несмотря на спорный характер обстоятельств уголовного дела № 33024, не усмотрев именно этого критерия оценки злостности (на счетах ООО «Вяттранс» не было достаточных средств для погашения задолженности перед ОАО «Запбамстроймеханизация»), и.о. обязанности прокурора Октябрьского района г. Кирова вынес постановление о его прекращении.

Для злостного неисполнения характерно бездействие, т.е. несовершение действий, необходимых для реализации решения. Конкретные формы неисполнения могут быть различными.

При отсутствии признаков злостности может наступить не уголовная, а дисциплинарная или административная ответственность[16].

Читайте также:  Об уголовно-правой политике в сфере правоохранительной деятельности

Подводя итог вышесказанному, следует отметить, что законодатель в ФЗ от 2.10.07 г. «Об исполнительном производстве» не разрешил вопросы, связанные с процедурой привлечения к уголовной ответственности виновных лиц за злостное неисполнение приговоров, решений суда или иных судебных актов, не дал его точного толкования. Поэтому рассматриваемая категория по-прежнему носит оценочный характер.

Источники и литература

  1. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации с постатейными материалами и судебной практикой / Под. общ. ред. С.И. Никулина. – М.: Издательство «Менеджер» совместно с издательством «Юрайт», 2001. С. 967; Ветров Н.И. Уголовное право. Особенная часть: Учебник для вузов. – ЮНИТИ_ДАНА, Закон и право, 2000. С. 441-442.
  2. Уголовное право России. Учебник для вузов. В 2-х частях. Т.2. Особенная часть. Под ред. д.ю.н., проф. А.Н. Игнатова и д.ю.н., проф. Ю.А. Красикова – М.: Изд. группа НОРМА-ИНФРА-М, 1998. С. 709.
  3. Уголовный кодекс Российской Федерации: Постатейный комментарий. – М.: ЗЕРЦАЛО, ТЕИС, 1997. С. 666.
  4. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: В 2 т. Т.2 / Под ред. О.Ф. Шишова. – М.: ООО «Издательство Новая Волна», 1998. С. 461.
  5. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1998. С. 230.
  6. Ярков В.В. Комментарий к Федеральному закону «Об исполнительном производстве» и к Федеральному закону «О судебных приставах». М. «Юристъ» 2003. С. 105.
  7. ФЗ «Об исполнительном производстве» № 229-ФЗ от 2.10.07 г.//Российская газета. 6.10.07 г. № 223.
  8. Например, см. Уголовное дело № 1-61. 2004. Архив судебного участка № 68 Кировской области; Уголовное дело № 1514/03. Архив Федеральной службы судебных приставов по Кировской области.
  9. Преступления против правосудия /Под ред. канд. юрид. наук А.В. Галаховой. – М.: Норма, 2005. С. 325.
  10. См., например, Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. /Под ред. В.М. Лебедева и Ю.И. Скуратова. – М. Издательство «Норма». 2002. С. 316.; Комментарий к Уголовному Кодексу Российской Федерации. /Под ред. А.А. Чекалина, В.Т. Томина, В.С. Устинова, В.В. Сверчкова. – М. «Юрайт». 2002. С. 920.
  11. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: В 2 т. Т.2. /Под ред. О.Ф. Шишова. – М.: ООО «Издательство Новая Волна», 1998. С. 461.
  12. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации с постатейными материалами и судебной практикой / Под общ. ред. С.И. Никулина. – М.: Издательство «Менеджер» совместно с издательством «Юрайт», 2001. С. 967; Уголовное право Особенная часть: Учебник под ред. профессора А.И. Рарога – М.: Институт международного права и экономики. Издательство «Триада, Лтд», 1997. С. 415.
  13. Исключение составляют только судебные акты, не носящие итоговый характер (например, о применении обеспечительных мер).
  14. Письмо Председателя Областного суда от 17.07.02 г. № 01-04.
  15. Методические рекомендации по порядку выявления и документирования судебными приставами-исполнителями признаков состава преступления, предусмотренного ст. 315 УК РФ от 19.08.03 г. № 109/2660.
  16. Уголовное право России. Часть Особенная: Учебник для вузов / Отв. ред. проф. Л.Л. Кругликов, 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2004. С. 765-766.

Опубликовано: Уголовно-правовые, процессуальные и пенитенциарные проблемы деятельности судебных приставов. Итоговые материалы Всероссийской научно-практической конференции (1 октября 2009 г.) / под ред. проф. Л.Л. Кругликова и зам. руководителя УФССП по Яросл. обл. П.А. Чиркова. Яросл. гос. ун-т им. П.Г. Демидова. – Ярославль, ЯрГу, 2009.


Если информация, размещенная на сайте, оказалась вам полезна, не пропускайте новые публикации - подпишитесь на наши страницы:

А если информация, размещенная на нашем сайте оказалась вам полезна, пожалуйста, поделитесь ею в социальных сетях.