Проблемы применения правовых последствий уклонения от отбывания наказания

Сидоров А.С.Внимание! Обращайте внимание на действующую редакцию законов и других нормативно-правовых актовУголовно-исполнительное право

наказание

Автор: Хабаров А.В.

наказание

Частью 1 статьи 392 Уголовно-процессуального кодекса РФ установлено, что вступивший в законную силу приговор суда обязателен для всех органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц и подлежит неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации. Часть 2 статьи 11 Уголовно-исполнительного кодекса РФ предусматривает обязанность осужденных соблюдать требования федеральных законов, определяющих порядок и условия отбывания наказаний, а также принятых в соответствии с ними нормативных правовых актов.

Таким образом, одной из основных обязанностей осужденного является подчинение требованиям порядка и условий отбывания наказания, назначенного вступившим в законную силу приговором суда; невыполнение данных требований является основанием для юридической ответственности осужденного.

Соответственно, уголовный закон содержит группу норм,которые предусматривают правовые последствия уклонения осужденного от отбывания назначенного ему судом наказания. Отдельным проблемам применения таких норм и посвящена настоящая статья.

1. Федеральный закон от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ изложил ч.5 ст.46 УК РФ в следующей редакции: «В случае злостного уклонения от уплаты штрафа, назначенного в качестве основного наказания, он заменяется в пределах санкции, предусмотренной соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса». Помимо нарушения правил грамматики, связанного с тем, что в изложенной норме не указано, чем собственно заменяется штраф (видимо, «другим видом наказания»), применение этой нормы вызывает еще целый ряд вопросов.

Во-первых, почему основание для замены штрафа другим видом наказания именуется «злостным уклонением от уплаты штрафа». Ведь согласно ч.1 ст.32 УИК РФ (в новой редакции) злостно уклоняющимся от уплаты штрафа признается осужденный, не уплативший штраф либо часть штрафа в установленный срок. Действующее уголовно-исполнительное законодательство (ч.2 ст.32 УИК РФ) предусматривает возможность применения взыскания в принудительном порядке только штрафа, назначенного в качестве дополнительного наказания. Если же штраф назначен как основное наказание, простая его неуплата является основанием для замены штрафа более строгим видом наказания. Никакой «злостности» в поведении осужденного устанавливать не нужно. Соответственно, правильно было бы именовать данное основание просто «уклонением от уплаты штрафа».

Во-вторых, фактическое применение такой санкции возможно далеко не всегда, т.к. отсутствует вид наказания, которым можно было бы заменить штраф. Л.Л. Кругликов правильно отмечает, что санкции некоторых норм Особенной части УК РФ (ч.1 ст.174, ч.1 ст.174-1, ч.1 ст.228-2) предусматривают только один вид наказания – штраф.[1] Но дело далеко не только в этом. Нужно учитывать серьезные ограничения для применения подавляющего большинства основных видов наказания по кругу лиц (за исключением лишения свободы).

Так, исправительные работы согласно действующей редакции ч.1 ст.50 УК РФ не могут назначаться лицам, имеющим основное место работы. Обязательные работы и ограничение свободы не назначаются инвалидам, беременным женщинам и женщинам, имеющим детей до определенного возраста, военнослужащим, проходящим военную службу по призыву, а ограничение свободы – также и лицам, достигшим общего пенсионного возраста, и несовершеннолетним (ч.4 ст.49, ч.ч.1 и 5 ст.53 УК РФ). Меньше ограничений установлено для ареста (ч.2 ст.54 УК РФ), но и там они есть. Ситуация еще более осложняется тем, что такие виды наказания как ограничение свободы и арест до сих пор не применяются.

Таким образом, применительно почти ко всем преступлениям, за которые в УК РФ не предусматривается наказания в виде лишения свободы (а таких – не один десяток, например, предусмотренные ч.1 ст.115, ч.1 ст.116, ч.1 ст.118, ч.ч.1 и 2 ст.129, ч.ч.1 и 2 ст.130 УК РФ), может возникнуть серьезная проблема, чем заменить ранее назначенный и не уплачиваемый осужденным штраф. А если учесть, что возможности принудительного взыскания штрафа, назначенного в качестве основного наказания, действующий УИК РФ не предусматривает, создается ситуация фактической безнаказанности преступления.

Читайте также:  Разрешение гражданского иска в уголовном процессе

С другой стороны, если санкция нормы Особенной части УК РФ предусматривает наказание в виде лишения свободы, то во многих случаях суд будет вынужден в порядке замены штрафа назначать именно такое наказание. Представляется, что в дополнение к правилу, ныне изложенному в ч.5 ст.46 УК РФ, необходимо предусмотреть возможность замены штрафа (независимо от содержания санкции соответствующей нормы Особенной части УК РФ) таким видом наказания как арест (одновременно, приняв меры к его скорейшему фактическому введению в действие). При этом ограничения по кругу лиц, предусмотренные ч.2 ст.54 УК РФ, не должны распространяться на назначение ареста в порядке замены штрафа (при назначении ареста беременным женщинам и женщинам, имеющим детей в возрасте до 14 лет, суд вправе отсрочить отбывание наказания в соответствии со ст.82 УК РФ).

В-третьих, ч.5 ст.46 УК РФ предусматривают замену штрафа другим видом наказания в пределах именно «санкции, предусмотренной соответствующей статьей Особенной части Кодекса».В связи с этим возникает вопрос, должны ли при замене учитываться ограничения максимума назначаемого наказания, установленные нормами Общей части УК РФ(в частности, ст.ст.62,65 и 66).

Если исходить из буквального содержания ч.5 ст.46 УК РФ, то такие ограничения приниматься во внимание не должны: например, если лицо было осуждено к наказанию в виде штрафа за покушение на кражу,совершенное с незаконным проникновением в жилище,и уклонялось от уплаты этого штрафа, при его замене суд вправе назначить срок лишения свободы, больший, чем 4 года 6 месяцев (три четвертых от максимального срока,предусмотренного в ч.3 ст.158 УК РФ).

Такое решение вопроса справедливо:выход за пределы допустимого максимума, исчисленного с учетом ограничений, установленных в Общей части УК РФ, можно объяснить тем, что лицо в данном случае наказывается не только за ранее совершенное преступление, но и за совершенное после осуждения уклонение от уплаты штрафа. Во всяком случае,в абзаце 2 п.24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11 июня 1999 года № 40 «О практике назначения судами уголовного наказания» разъяснялось, что в случае злостного уклонения от отбывания исправительных работ суд может заменить их неотбытый срок лишением свободы и в том случае, когда санкция статьи Особенной части УК РФ предусматривает меньший срок лишения свободы,чем тот, на который ему были заменены исправительные работы, либо вообще не предусматривает лишение свободы.[2] Следовательно, судебная практика не исключает возможности назначения в порядке замены наказания в случае уклонения от его отбывания более строгого наказания, чем могло быть первоначально назначено судом за совершенное преступление.

2. В отличие от штрафа на случай злостного уклонения от отбывания таких наказаний как обязательные работы, исправительные работы и ограничение свободы ч.3 ст.49, ч.4 ст.50 и ч.4 ст.53 УК РФ предусматривают их замену прямо указанными в перечисленных нормах более строгими видами наказания с указанием правил пересчета срока заменяемого наказания в срок вновь назначаемого. Несмотря на кажущуюся простоту и понятность перечисленных норм, вопросов относительно их содержания также хватает.

Во-первых, законодатель непоследователен в части обязательности осуществления судом замены наказания, от которого уклоняется осужденный, более строгим видом наказания. Применительно к обязательным работам, ограничению свободы, а также штрафу УК РФ использует формулировку «заменяется», т.е.указывает на обязательность такой замены.В случае же уклонения от отбывания исправительных работ суд лишь «может заменить» неотбытое наказание ограничением свободы, арестом или лишением свободы.[3]

Во-вторых, не совсем понятно, почему законодатель по-разному подошел к вопросу о том, что выступает в качестве объекта замены. В ч.4 ст.50 УК РФ говорится о замене «неотбытого наказания» в виде исправительных работ (т.е. заменяется не весь срок назначенных приговором суда исправительных работ); ч.4 ст.53 УК РФ указывает на замену «срока ограничения свободы, назначенного приговором суда» (а не его неотбытой части) с последующим зачетом отбытого времени ограничения свободы.

Читайте также:  Вопросы законодательного конструирования и правоприменения лишения права занимать определенную должность или заниматься определенной деятельностью

Наконец, ч.3 ст.49 УК РФ вообще прямо не говорит о том, подлежит замене весь срок обязательных работ, назначенных приговором суда, или только их неотбытая часть. Более того, данная норма формально не содержит указания, исходя из какого расчета производится замена обязательных работ более строгими видами наказания (ограничением свободы, арестом или лишением свободы): в ней говорится лишь, что «время, в течение которого осужденный отбывал обязательные работы, учитывается при определении срока ограничения свободы, ареста или лишения свободы из расчета один день ограничения свободы, ареста или лишения свободы за восемь часов обязательных работ». То есть отбытый срок наказания (в пересчете на соответствующий вид) должен быть вычтен из срока назначенного в порядке замены вида наказания.

Но как определить ту базу, из которой производится это вычитание, можно только догадываться, предположив, что и сама эта база должна исчисляться путем перевода назначенного судом срока обязательных работ в срок другого вида наказания, исходя из того же самого их соотношения (8 часов за один день). Видимо, следует сформировать единообразный подход, предусмотрев замену более строгим видом наказания именно неотбытой части обязательных работ, исправительных работ и ограничения свободы.

В-третьих, как видно из ч.2 ст.49 УК РФ максимально возможный срок обязательных работ составляет 240 часов, что в пересчете на более строгие виды наказания, которыми могут заменяться обязательные работы (ограничение свободы, арест, лишение свободы), составляет срок равный 30 дням. Согласно же ч.2 ст.56 УК РФ лишение свободы может назначаться на срок минимум в 2 месяца.

Законом от 8 декабря 2003 года из ст.56 исключена ее ч.3, которая предусматривала возможность назначения лишения свободы на срок менее общего минимального срока в случае замены им исправительных работ или ограничения свободы (но опять же – не обязательных работ). Предусмотренная ч.3 ст.49 УК РФ возможность замены обязательных работ лишением свободы – фикция, которая реально применена быть не может. Существующая редакция ст.56 УК РФ может препятствовать и замене лишением свободы исправительных работ в случае уклонения от отбывания последних: как отмечено, ч.4 ст.50 УК РФ предусматривает замену неотбытой части исправительных работ, а она может быть и менее двух месяцев.

В-четвертых, не очень понятно, какими соображениями руководствовался законодатель, когда устанавливал соотношения, исходя из которых производится замена наказания, от отбывания которого осужденный злостно уклоняется, более строгим видом наказания – единообразия здесь нет. Так, 8 часов обязательных работ ч.3 ст.49 УК РФ приравнивает одному дню ограничения свободы, ареста или лишения свободы, т.е. фактически ставя знак равенства между тяжестью перечисленных видов наказания. В то же время, ч.4 ст.50 УК РФ устанавливает, что 1 дню лишения свободы соответствует 3 дня исправительных работ, 1 дню ареста – 2 дня, а 1 дню ограничения свободы – 1 день исправительных работ.

3. Очевидно, что законодательство должно предусматривать особые санкции на случаи уклонения осужденного от любых видов уголовного наказания. Российское уголовное законодательство в этом отношении занимает даже не двойственную, а тройственную позицию, предусматривая за уклонения от одних видов наказания (выше перечисленных) санкцию в виде возможности замены их более строгими видами наказания, рассматривая уклонение от других видов наказания в качестве самостоятельных видов преступлений в Особенной части УК РФ и не устанавливая никаких особых последствий уклонения от отбывания остальных.

Читайте также:  Следственные действия: понятие и общие правила производства

Нельзя, правда, согласиться с мнением Л.Л. Кругликова, что к третьей группе относятся и такие наказания как арест и содержание в дисциплинарной воинской части.[4] Побег из-под ареста должен квалифицироваться по ст.313 УК РФ, аналогично побегу из места лишения свободы или из-под стражи.[5] Мнение о том, что под «арестом» в ст.313 УК РФ понимается заключение под стражу в порядке меры пресечения по уголовному делу[6] несостоятельно: ст.ст.44 и 54 УК РФ рассматривают арест именно как вид уголовного наказания; мера пресечения в ст.ст.98 и 108 УПК РФ именуется не арестом,а именно заключением под стражу; побег же лица, находящегося под стражей в порядке меры пресечения («из-под стражи»), отдельно указан в ч.1 ст.313 УК РФ. За самовольное оставление части или места службы военнослужащим, отбывающим наказание в дисциплинарной воинской части, предусмотрена уголовная ответственность в ч.2 ст.337 УК РФ (правда, почему-то аналогичные квалифицированные составы применительно к военнослужащим, отбывающим данный вид наказания, не сконструированы по отношению к преступлениям, предусмотренным ч.ч.3 и 4 ст.337, ст.ст.338 и 339 УК РФ).[7] Однако специальных санкций за уклонение от отбывания таких наказаний как лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью (далее – лишение права) и ограничение по военной службе уголовный закон действительно не содержит.

Применительно к злостному уклонению от отбывания ограничения по военной службе наиболее логичным будет установление санкции, аналогичной предусмотренной ч.4 ст.50 УК РФ за уклонение от отбывания исправительных работ: по своей природе ограничение по военной службе является аналогом исправительных работ, который применяется к военнослужащим, проходящим военную службу по контракту (ч.1 ст.51 УК РФ).

Часть 1 ст.36 УИК РФ оговаривает, что время, в течение которого осужденный занимал запрещенные для него должности либо занимался запрещенной для него деятельностью, не засчитывается в срок лишения права. Но вряд ли установление особого правила исчисления срока наказания может быть признано достаточной санкцией за подобное уклонение от отбывания лишения права. Лишь за некоторые варианты нарушения запрета осуществлять определенные виды деятельности предусмотрено административное наказание (например, ч.2ст.12.7 КоАП РФ – за управление транспортным средством водителем,лишенным права управления). Видимо, на случай, если осужденный к наказанию в виде лишения права будет занимать запрещенные для него должности или заниматься запрещенной для него деятельностью также необходимо предусмотреть возможность замены данного наказания более строгими видами наказания (ограничением свободы, арестом или лишением свободы).[8]

Литература

  1. Кругликов Л.Л.О регламентации правовых последствий злостного уклонения от отбывания наказаний,не связанных с лишением свободы
  2. Российская газета.– 7 июля 1999года.
  3. Иванова С.И. Замена исправительных работ в случае злостного уклонения от их отбывания // Научные исследования высшей школы: Сборник тезисов докладов и сообщений на итоговой научно-практической конференции (13 февраля 2002 г.). – Тюмень, 2002. – С.11.
  4. Кругликов Л.Л.Указ.соч.С. 349– 350.
  5. Курс уголовного права. Особенная часть. Том 5: Учебник для вузов. Под ред. Г.И. Борзенкова и В.С. Комиссарова. – М., 2002. – С. 201.
  6. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Под общей ред.Ю.И.Скуратова и В.М.Лебедева.– М.,1996.– С. 716– 717; Научно-практический комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. В 2 томах. Т.2. Под ред.П.Н.Панченко.– Нижний Новгород, 1996.– С. 328.
  7. Иванова С.И. Уклонение от отбывания уголовного наказания. Автореферат дисс… канд. юр. наук. – Красноярск, 2004. – С.20 – 21.
  8. Иванова С.И.Формы и виды уклонения от отбывания уголовного наказания

Опубликовано: Совершенствование деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью в современных условиях: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Вып. 2. Тюмень: Тюменский государственный институт мировой экономики, управления и права (ТГИМЭУП), 2006.



СИДОРОВ АНАТОЛИЙ СТАНИСЛАВОВИЧ,
адвокат тел: +7(904)8768419,
e-mail: advokatsidorov@mail.ru
625007, г. Тюмень, ул. 30 лет Победы, д. 14

Внимание! Представленная на сайте информация может утратить актуальность в связи с изменением законодательства.
С уважением, адвокат в Тюмени Сидоров А.С.

Не нашли ответа на свой вопрос? Нажмите на кнопку, которая находится ниже, и смотрите интересующие вас видео-консультации на канале "Советы юристов".

youtube

Следующая статья:
Предыдущая статья:

Рубрика: Уголовно-исполнительное право
Метка:

Ключевые слова сайта: адвокат Тюмень