Если вам нужен бесплатный совет или консультация
опытного юриста, задайте свой вопрос прямо сейчас
Задать вопрос
Главная / Уголовное право / Вопросы правовой оценки дорожно-транспортного происшествия, совершенного водителем в состоянии опьянения

В статье анализируются встречающиеся на практике вопросы уголовно-правовой оценки дорожно-транспортных преступлений, совершенных водителями в состоянии опьянения. Автор обосновывает алгоритм установления причинной связи состояния опьянения водителя с произошедшим дорожно-транспортным происшествием и наступлением тяжких последствий.

дтп в состоянии опьянения

Автор: Шарапов Р.Д.

В феврале 2009 года состав преступления, предусмотренного ст. 264 УК РФ (Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств), пополнился новым квалифицирующим признаком - совершение данного преступления лицом, находящимся в состоянии опьянения, в связи с чем редакция указанной статьи была полностью обновлена. Практика применения ст. 264 УК РФ наряду с установлением самого понятия состояния опьянения, закрепленного в ст. 12. 8 КоАП РФ, обозначила ряд вопросов, связанных с правильной уголовно-правовой оценкой указанного квалифицирующего признака.

Для вменения рассматриваемого квалифицирующего признака важно установить, что в момент нарушения правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств водитель находился в состоянии опьянения. При этом не имеет значения время наступления тяжких последствий, предусмотренных ст. 264 УК РФ, в результате допущенного нарушения, а именно то, находилось лицо в момент наступления данных последствий в состоянии опьянения либо к этому моменту у него наступило протрезвление. Поэтому состав дорожно-транспортного преступления по ст. 264 УК РФ не исключается в случае, например, когда пьяный водитель нарушает правила стоянки механического транспортного средства, что приводит к наступлению общественно опасных последствий спустя определенное время, по прошествии которого состояние опьянения у водителя проходит.

Вменение квалифицирующего признака - состояние опьянения - исключается, если водитель, виновный в преступном нарушении правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, употребил алкоголь, наркотические средства или иные одурманивающие вещества после дорожно-транспортного происшествия, либо даже после допущенного нарушения правил, но до наступления тяжких последствий (например, нарушил правила стоянки в трезвом состоянии, а общественно опасные последствия наступили позже, к моменту когда водитель привел себя в состояние опьянения). Пункт 2. 7. Правил дорожного движения РФ запрещает водителю употреблять алкогольные напитки, наркотические, психотропные или иные одурманивающие вещества после дорожно-транспортного происшествия, к которому он причастен. Невыполнение этого требования правил влечет административную ответственность по ч. 3 ст. 12. 27 КоАП РФ.

Читайте также:  Об определении целей и задач в расследования преступлений

Для вменения состояния опьянения как квалифицирующего признака по ст. 264 УК РФ не имеют значения обстоятельства возникновения такого состояния у водителя, совершившего дорожно-транспортное преступление, а именно, привел ли водитель себя сам в состояние опьянения, добровольно употребив алкогольные напитки, наркотические средства или иные одурманивающие вещества, либо водитель был принужден к их употреблению третьими лицами или иным образом насильно приведен в состояние опьянения.

Запрет на управление транспортным средством в состоянии опьянения в равной мере относится ко всем водителям независимо от того, по какой причине они оказались в таком состоянии (ч. 21 ст. 19 Федерального закона РФ «О безопасности дорожного движения», и. 2. 7. Правил дорожного движения РФ). Поэтому основание уголовной ответственности за нарушение правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств лицом, управляющим транспортным средством в состоянии опьянения, справедливо не связано с добровольным (осознанно-волевым) или принудительным употреблением веществ, вызывающих такое состояние. Этот вывод носит общий характер и распространяется, по моему мнению, на все преступления, совершенные лицами в состоянии опьянения, поскольку общая норма, предусмотренная ст. 23 УК РФ, также не содержит никаких указаний относительно обстоятельств приведения субъекта преступления в состояние опьянения.

Принудительное (насильственное) приведение субъекта дорожно- транспортного преступления в состояние опьянения может рассматриваться в качестве обстоятельства, смягчающего наказание виновного, что однако не может исключать из объема обвинения состояния опьянения как квалифицирующего признака, предусмотренного ст. 264 УК РФ.

В свое время М. И. Ковалев, Е. А. Сухарев и А. Д. Горбуза писали: «Суд обязан рассматривать состояние опьянения правонарушителя в качестве отягчающего обстоятельства только в тех случаях, когда оно повышает степень общественной опасности совершенного преступления. Учет данного обстоятельства позволяет отметить, что состояние опьянения правонарушителя способно оказать влияние на степень общественной опасности преступления только в том случае, когда оно (опьянение) обусловливает наступление тяжких последствий либо создает угрозу их причинения. Если же состояние опьянения виновного не создает возможности причинения тяжких последствий или вообще не является условием совершения, то его в принципе нельзя рассматривать в качестве отягчающего обстоятельства» [1, с. 46]. На основании этого указанные авторы обоснованно считали, что состояние опьянения правомерно признавать отягчающим обстоятельством при совершении таких, например, преступлений, как нарушение правил дорожного движения и других правил предосторожности.

Читайте также:  Основания уголовной ответственности за отдельные формы преступной деятельности

Для вменения анализируемого квалифицирующего признака должна быть установлена причинная связь с общественно опасными последствиями не только состояния опьянения, но и еще хотя бы одного нарушения правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств. Сущность квалифицирующего признака, предусмотренного в ч. 2, 4, 6 ст. 264 УК РФ, заключается в том, что состояние опьянения лица, управляющего механическим транспортным средством, является первопричиной дорожно-транспортного происшествия, обусловливая нарушение иных правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, непосредственно приводящих к причинению тяжких последствий данного преступления.

Поэтому сам факт того, что водитель стал участником дорожно-транспортного происшествия с тяжкими последствиями, находясь при этом в состоянии опьянения, еще не является достаточным основанием для квалификации его действий по указанным частям ст. 264 УК РФ. Необходимо установить, что водитель, управляя транспортным средством в со-стоянии опьянения, допустил нарушение другого правила дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, приведшее к созданию аварийной обстановки и наступлению указанных в законе тяжких последствий. Причем данное нарушение должно быть допущено вследствие нахождения водителя в состоянии опьянения, что соответствует критериям прямой (необходимой) причинной связи, которая «может быть, как непосредственной, так и опосредованной по принципу «причина причины есть причина результата».

Анализ судебных решений по уголовным делам рассматриваемой категории свидетельствует, что суды пытаются обосновать причинно- следственную связь между нарушением пункта 2. 7. Правил дорожного движения РФ (запрет управления транспортным средством в состоянии опьянения) и тяжкими последствиями в основном посредством указания на аварийную обстановку, создаваемую пьяным водителем (угроза безопасности дорожного движения). В судебных решениях используются и другие приемы обоснования наличия причинной связи между управлением транспортным средством в состоянии опьянения и наступившими общественно опасными последствиями: «управляя автомобилем невнимательно в силу алкогольного опьянения», «находясь в состоянии алкогольного опьянения, ставящем под угрозу безопасность движения», «вследствие состояния опьянения потерял контроль над управлением транспортным средством», «поставив себя в условия, при которых не был в состоянии обеспечить безопасность движения», «в силу алкогольного опьянения, лишавшем его возможности правильно оценивать дорожную обстановку» и др.

Читайте также:  «Нетрадиционные» принципы уголовного права

Сказанное позволяет заключить, что квалификация нарушения правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств лицом, находящимся в состоянии опьянения, по ч. 2, 4 или 6 ст. 264 УК РФ возможна при установлении одновременного наличия следующих обстоятельств:

  1. наличие в поведении субъекта состава преступления, предусмотренного ч. 1, 3 или 5 ст. 264 УК РФ;
  2. нахождение субъекта в момент нарушения правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств в состоянии опьянения;
  3. наличие причинной связи между состоянием опьянения и нарушением правил, повлекшим тяжкие последствия.

Литература

Ковалев М. И., Сухарев Е. А., Горбуза А. Д. Состояние опьянения как отягчающее уголовную ответственность обстоятельство //Эффективность уголовного права на современном этапе. - Свердловск, 1977. - с. 46-50.

Опубликовано: Здоровый образ жизни российской молодёжи. Материалы Международной научно-практической конференции, посвященной 5-летию программы утверждения и сохранения Трезвости в России «Трезвость - воля народа! ». 2014. С. 291-295.


Если информация, размещенная на сайте, оказалась вам полезна, не пропускайте новые публикации - подпишитесь на наши страницы:

А если информация, размещенная на нашем сайте оказалась вам полезна, пожалуйста, поделитесь ею в социальных сетях.